Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

Операция «Угроза голода» - 3

Часть 1.
Часть 2.

Часть третья.
Действия Е.Гайдара в сфере снабжения населения хлебом можно охарактеризовать следующим образом:
- вместо либерализации цен на хлеб и зерно – жесткое регулирование розничных и закупочных цен;
- вместо свободной торговли зерном – введение фактической продразверстки по зерну и другим базовым продовольственным товарам;
- вместо свободного ценообразования – массированное субсидирование розничных цен на хлеб, вызвавшее искусственно завышенный спрос на него и массовое скармливание хлеба скоту;
- вместо разбронирования государственных зерновых запасов – отказ от его разбронирования;
- вместо личного участия в преодолении кризиса продовольственного снабжения крупных городов – уклонение от него, неучастие в усилиях других членов советского и российского руководства по импорту зерна, облегчению участи жителей городов, оказавшихся под ударом кризиса продовольственного снабжения, и, наоборот, участие в действиях, его усугублявших;
- вместо оперативного разрешения кризиса платежей по фрахту – мучительная волокита по оплате накопленной задолженности по фрахту при одновременном осуществлении валютных расходов на другие, непродовольственные, цели в размерах, на порядки превышавших задолженность по фрахту;
- вместо немедленного разрешения кризиса с поставками продуктов питания в больницы – сознательная его затягивание.

После этого краткого обзора следует еще раз вернуться к вопросу, сформулированному в самом начале данного текста:

Зачем Егор Гайдар делал все, чтобы хлеб для граждан был дефицитом?

8) Публичная позиция Е.Гайдара и его ближайших коллег по поводу наличия хлеба, голода и угрозы голода в 1991-93 гг.
Вышеупомянутые действия Е.Гайдара не обходились и без его важных содержательных комментариев. Так, например, 15 ноября 1991 г. в выступлении Гайдара на заседании правительства РСФСР полностью отсутствовали упоминания «голода», «угрозы голода», «катастрофы», «сложной продовольственной ситуации», «продовольственного вопроса», «кризиса снабжения городов хлебом» и т.п.

28 ноября 1991 г. в выступлении Е.Гайдара на заседании правительства РСФСР ситуация повторилась. Термины «голод», «угроза голода», «катастрофа», «сложная продовольственная ситуация», «продовольственный вопрос», «кризис снабжения городов хлебом» и т.п. в нем не использовались.

Выступая 15 декабря 1991 г. в программе «Лицом к России» российского телеканала (интервью брал Н.Сванидзе), Е.Гайдар сказал без обиняков: «Зерно в наличии есть, но его не продают, ожидая изменения цен».

В интервью Л.Телень 12 января 1992 г. в списке проблем, стоявших перед правительством, проблемы «голода», «угрозы голода», «продовольственного кризиса» Гайдаром не упоминались. 

13 февраля 1992 г. был опубликован доклад руководимого Е.Гайдаром Института экономической политики «Российская экономика в 1991 году» (среди его авторов – Е.Ясин, А.Нечаев, В.Мау, С.Синельников). В документе не оказалось ни слова «голод», ни словосочетания «угроза голода».

1 марта 1992 г. Е.Гайдар дал интервью швейцарской газете «Tages Anzeiger» и петербургской газете «Час пик».
ТАГЕС АНЦАЙГЕР: А новости о старушках, умирающих от голода, на вас не производят впечатления?
ГАЙДАР: Ну, честно говоря, я не очень верю... Совершенно очевидно, что реальное положение дел находится под контролем. Массового голода в стране нет, нет даже очагового голода, даже в среде относительно низкооплачиваемых.
ТАГЕС АНЦАЙГЕР: А акция международной гуманитарной помощи – она нужна, она должна продолжаться, или...
ГАЙДАР: Для нас это прежде всего демонстрация поддержки международным сообществом. Это очень полезно. Она особенно полезна там, где она адресна. По большому счету, сейчас нет страшных проблем на рынке мяса. Ко мне уже начали ходить главы администраций и директора предприятий выяснять, что же им в конце концов делать с мясом, холодильники все забиты и так далее...
Но, допустим, есть острейшая проблема с медикаментами.
Но в первую очередь это, конечно, символ поддержки...


Выступая 2 декабря 1992 г. на VII Съезде народных депутатов России, Е.Гайдар счел необходимым отметить факт отсутствия весной 1992 г. даже угрозы голода:
«Вы помните тональность дискуссий осенью прошлого года и здесь, и в прессе, в нашей и в зарубежной. Ведь обсуждался вопрос не о том, насколько сократится в 1992 году производство танков, минеральных удобрений или даже хлопчатобумажных тканей. Речь шла об угрозе массового голода, холода, паралича транспортных систем, развала государства и общества.
Ничего этого не случилось. Угроза голода и холода не стоит...
За год мы получили возможность привлечь примерно 14 миллиардов долларов кредитов..., на этой основе, особенно весной прошлого года, профинансировать критический импорт, в первую очередь импорт зерна... Если бы этой возможности не было, нужно вам сказать честно: угроза голода весной 1992 года была бы абсолютно реальной...»

Иными словами, если бы этой возможности (получения кредитов) не было, то угроза голода была бы реальной. А поскольку эта возможность (получения кредитов) была реализована, кредиты были получены, критический импорт был профинансирован, и само зерно в Россию прибыло, то, следовательно, даже с точки зрения Гайдара декабря 1992 г., реальной угрозы голода весной 1992 г. не было.

Подводя итоги бурного 1992 г., доклад гайдаровского Института экономической политики «Российская экономика в 1992 году» (среди авторов – В.Мау, С.Синельников, опубликован 7 апреля 1993 г.), ни разу не отметил признаков ни «голода», ни «угрозы голода».


9) Что из гайдаровских действий получилось.
Проводившаяся Е.Гайдаром в 1991-92 гг. политика в отношении обеспечения населения хлебом (отказ от либерализации розничных цен на него, их жесткое регулирование, значительное занижение цен на хлеб при одновременном ограничении поступления зерна и хлеба потребителям, задержки в оплате фрахта и задолженности по фрахту, прекращение закупок зерна в Канаде) привела к существеному росту спроса на хлеб, который при действовавших тогда уровне и структуре цен ни при каких условиях не мог быть удовлетворен.

В результате, с одной стороны, возросло использование печеного хлеба на корм скоту (сокращение поголовья скота в 1992 г. составило лишь 3% при снижении ВВП на 14,5%, промышленного производства – на 18%, сельскохозяйственного производства – на 9,4%). С другой стороны, сохранился и даже усилился дефицит хлеба для потребления населения, выросли очереди для его приобретения. Например, в архиве Фонда Гайдара размещены 22 обращения в Правительство России из-за перебоев в снабжении хлебом, мукой, комбикормами, зерном, относящиеся к декабрю 1991 г., и 30 – относящиеся к январю 1992 г.

Полученный на практике результат вполне соответствовал тому, что и предсказывал Е.Гайдар, – люди встали в очереди за хлебом.

TASS_521540

Очередь за хлебом в Петербурге 18 января 1992 г.
http://daybyday.gaidarfund.ru/january

Более того, началось быстрое разрушение единого республиканского рынка, региональные власти приступили к сегрегации покупателей по месту их проживания. 30 января 1992 г. начальник управления Продовольственного комитета мэрии С.-Петербурга М.Макаров писал Б.Ельцину: «Местные власти Псковской, Новгородской области отказываются продавать хлеб петербуржцам, требуя передачи муки С.-Петербурга данным областям... С.-Петербург мог бы улучшить ситуацию с хлебом в городе за счет приезжих, прекратив продажу хлеба гостям города. Однако это не соответствует элементарным нормам человеческого общения. Я полагаю, что вопрос обеспечения хлебом граждан России должен быть решен на уровне правительства республики. Необходимо жестко потребовать от местных властей продавать хлеб всем приезжим – гражданам России».

Из-за колоссальных бюджетных субсидий на зерно существенно возросли дефицит государственного бюджета и его вынужденное финансирование за счет кредитов Центрального банка. Все эти факторы – от дефицита хлеба и очередей за ним до ускорения инфляции и дестабилизации денежного обращения – способствовали заметному обострению политической ситуации в России.

Усугубление ситуации со снабжением населения хлебом и вызванное этим резкое усиление социально-политической напряженности не только не вызвало удивления Е.Гайдара, но и, похоже, полностью соответствовало его ожиданиям. В ходе совещания с представителями министерств и ведомств по вопросам либерализации цен 15 января 1992 г. его не обеспокоил центральный пассаж в сообщении руководителя Госкомстата П.Гужвина:
«Я не заметил и по статистике не отмечается забота об ассортименте хотя бы каком-либо по продуктам, на которые объявлены регулируемые цены. Мы имеем информацию о том, что часто хлебо-булочных изделий не хватает, очереди большие за хлебом».

Без какой-либо реакции Е.Гайдар воспринял и сообщение заместителя руководителя налоговой службы В.Зверховского: «Увеличивается скармливание хлеба скоту. Это соотношение цен на хлеб и комбикормов [надо] будет менять, оно требует дополнительной проработки».

Предсказуемым оказалось для него и выступление представителя Министерства торговли В.Соколова: «В ряде регионов... обстановка более или менее удовлетворительная, но в ряде территорий она крайне накалена и очень сложная. Она осложняется прежде всего по хлебопродуктам... Реализация хлеба в первое время была такая, что падала, сейчас опять реализация хлеба возрастает, т.е. в территориях пошел опять поворот на увеличение реалиации хлеба... Муку мы дали на уровне факта прошлого года, 1 квартала, а реализация значительно выше, чем в 1 квартале прошлого года. А мы дали пока объем на уровне прошлого года. А по крупе мы дали вообще объем [больше на] 50% к факту 1 квартала прошлого года. Но с учетом того, что все товары подорожали, а более дешевый продукт идет более успешно по реализации, безусловно, и заявки торговли возрастают на те продукты, которые имеют более сносные цены».

Завершая совещание, Е.Гайдар совершенно спокойно предсказал усугубление ситуации, вызванную увеличением спроса именно на хлеб, которую другие его участники уже и так считали критической. Более того, он поставил перед ними совершено нереальную задачу: «У нас будет очень серьезная проблема с хлебом. Это, пожалуй, для нас сегодня главная политическая проблема, потому что переключение спроса на хлеб неизбежно сейчас и довольно резко. В этой связи беперебойность поставки хлеба по регулируемым ценам имеет значение политического успеха или неудачи всех наших дальнейших преобразований».

На этом же совещании случайно обнаружилось, что в общественном питании цены на хлеб, очевидно, по недосмотру, остались свободными. Тогда Гайдар потребовал немедленно исправить эту «ошибку»: «Что действительно, видимо, надо сделать, – это общепит, регулируемые цены в общепите на хлеб, без всякого сомнения надо ввести. Поэтому у меня просьба просто к Министерству финансов проработать технически этот вопрос, телеграмму дать и все. И давайте вместе эту телеграмму будем считать решением по регулируемым ценам в общепите».

В ходе совещания также выявилась катастрофическая ситуация с прекращением питания больных в больницах, которое осуществлялось тогда по регулируемым ценам. Вместо немедленного решения этого вопроса, поставившего на грань жизни и смерти десятки тысяч сограждан, Е.Гайдар решил «повременить»: «Ну питание в больницах провисает – это понятно. Тяжелый, сложный вопрос. Я думаю, мы с ним здесь вынуждены будем повременить, хотя бы две – две с половиной недельки, с универсальным решением предоставить это на усмотрение местных органов власти до тех пор, пока не определится ситуация с ценами». В этом случае весьма показателен контраст с молниеносной реакцией Гайдара на обращение Собчака и Путина с просьбой об их зщите.

Выступая на следующий день, 16 января 1992 г., на заседании Верховного Совета России, Е.Гайдар признал и даже подчеркнул предсказуемость последствий своих собственных решений. Правда, его комментарий прозвучал немного двусмысленно: «Критический момент, естественно, – положение с товарами, по которым были введены регулируемые цены, особенно с хлебом... Начиная с 6-7-го числа спрос на хлеб снова растет, в отдельных районах наблюдаются очереди и перебои в снабжении с хлебом. Это, пожалуй, для нас сегодня наиболее важная критическая точка...».

Отлично понимая (в отличие от многих депутатов), что ключ к сохранению такого критического положения с хлебом – заниженные регулируемые цены на него, Е.Гайдар тем не менее не стал менять проводившуюся им политику. Более того, он соообщил членам парламента о мерах, какие правительство предпринимало для сохранения и усиления созданного им критического положения: «По ценам на хлеб в основном, в большей части регионов, мы провели массовые проверки. По категориям, которые входили в круг регулируемых, цены соблюдались. Были выявлены отдельные факты нарушений, по которым принимаются меры». Даже председательствовавший на заседании Р.Хасбулатов не смог обойтись без комментария, заметив, что в своем выступлении Е.Гайдар использовал слово «паника» 12 раз.


10) Заключение
Действия Е.Гайдара в сфере снабжения населения хлебом можно охарактеризовать следующим образом:
- вместо либерализации цен на хлеб и зерно – жесткое регулирование розничных и закупочных цен;
- вместо свободной торговли зерном – введение фактической продразверстки по зерну и другим базовым продовольственным товарам;
- вместо свободного ценообразования – массированное субсидирование розничных цен на хлеб, вызвавшее искусственно завышенный спрос на него и массовое скармливание хлеба скоту;
- вместо разбронирования государственных зерновых запасов – отказ от его разбронирования;
- вместо личного участия в преодолении кризиса продовольственного снабжения крупных городов – уклонение от него, неучастие в усилиях других членов советского и российского руководства по импорту зерна, облегчению участи жителей городов, оказавшихся под ударом кризиса продовольственного снабжения, и, наоборот, участие в действиях, его усугублявших;
- вместо оперативного разрешения кризиса платежей по фрахту – мучительная волокита по оплате накопленной задолженности по фрахту при одновременном осуществлении валютных расходов на другие, непродовольственные, цели в размерах, на порядки превышавших задолженность по фрахту;
- вместо немедленного разрешения кризиса с поставками продуктов питания в больницы – сознательная его затягивание.

В свете действий Е.Гайдара, кратко описанных выше, следует еще раз обратиться к концепции Е.Гайдара о роли продовольственного снабжения населения в деле обеспечения (или подрыва) стабильности действующего политического режима:
Шансы ГКЧП удержаться у власти были равны нулю. Даже если бы они победили в августе, в марте 1992-го режим железно бы пал. Потому что в феврале иссякли бы запасы зерна.
Покупать зерно в 1991 году было уже не на что. Запасы муки составляли в ряде регионов к лету 1991 года 4 — 8 дней. Приведу один лишь пример: осенью 1991 года правительство столкнулось с тем, что не могло обеспечить продовольствием конвои, которые сопровождали заключенных в лагеря. Голод был неизбежен. Неизбежны были и голодные бунты. Обеспечение карточек было даже ниже военного времени: давали больше, конечно, чем в блокадном Ленинграде, но меньше, чем на заводах времен Великой Отечественной войны.

После этого краткого обзора следует еще раз вернуться к вопросу, сформулированному в самом начале данного текста:

Зачем Егор Гайдар делал все, чтобы хлеб для граждан был дефицитом?
Tags: Гайдар, Россия, история, реформы, роль личности
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 66 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →