Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Category:

С.С.Алексеев о верховенстве права

Алексеев С.С. - 2

Несколько дней назад не стало Сергея Сергеевича Алексеева.

О.Хриенко написал слово памяти:
«На 89-м году жизни скончался автор оригинальной Конституции РФ, выдающийся правовед и борец за Свободу Сергей Сергеевич Алексеев. Последние годы жизни Алексеев всецело посвятил просвещению научных кругов и широких масс о необходимости радикального разгосударствления экономики и становления института частной собственности.
"Любая собственность – частная", писал Сергей Алексеев в своей книге "Право собственности". Он так же очень переживал из-за того, что Конституция РФ подверглась ельцинской правке, в результате которой было изъято несколько важных статей, в том числе и утверждение о том, что "право собственности – естественное право".

Наверно, нет необходимости пояснять, что жизнь в современной России пошла бы совершенно другим путем, если бы задумки этого великого человека были реализованы»,

а также передал по просьбе С.С.Алексеева ссылку на его прошлогоднее интервью о верховенстве права, которое следует ниже.

Во время Международного юридического форума интервью Закон.ру дал известный правовед доктор юридических наук член-корреспондент РАН Сергей Сергеевич Алексеев, находящийся сейчас в Санкт-Петербурге. Он подчеркивает, что главной идеей в выступлениях участников форума являлся принцип верховенства права. Реализация этого принципа — важнейшая цель для России. Сергей Алексеев делится своим мнением о том, какие меры необходимо принять для повышения значения права в современном обществе, определяет роль гражданского законодательства в этом процессе и называет другие отрасли, которые требуют изменений.

― Сергей Сергеевич, как Вы оцениваете прозвучавшие на форуме заявления?
― Когда мой друг Вениамин Федорович Яковлев сообщил мне, что в Санкт-Петербурге пройдет Международный юридический форум, я отнесся к этому прохладно. Но, посмотрев пленарное заседание, я понял: форум ― это явление выдающееся. Знаменателен тот факт, что впервые за все время существования нашего отечества к нам съехались видные представители государств по вопросам права.
Не менее знаменательно существо докладов, прозвучавших на пленарном заседании. Там были замечательные выступления министров юстиции США и Великобритании, председателя Конституционного суда Франции. Все они говорили прежде всего на тему, которая очень близка мне и нашему Отечеству. Они говорили о том, что в обществе должно существовать верховенство права. Я считаю, что это одна из замечательных идей, рожденных нашей цивилизацией. Только право обеспечивает свободу людей и определяет ее рамки. Право ― это высшее достижение цивилизации и культуры.
― Что Вы еще выделили бы в их выступлениях, кроме верховенства права?
― Ничего больше не стал бы выделять.
― Председатель ВАС Антон Иванов на пленарном заседании отметил, что некоторые юрисдикции, представители которых говорили на форуме о верховенстве права, пытаются распространить свое действие за пределы своей территории. Соответствует ли такая «недобросовестная», по словам Антона Иванова, конкуренция идее верховенства права?
― Могут быть такие эпизоды. Конечно, правовая система должна действовать в своем государстве. Однако главное — в ней должно быть обеспечено верховенство права.
― Почему это важно для нас?
― У нас плохо или хорошо, быстро или медленно, но демократия идет вперед. Однако ни одно демократическое движение, кроме «Яблока», о праве не говорит. Между тем верховенство права ― один из стержней демократического общества. Почему у нас не говорят о праве? Потому что у нас низкая правовая культура и тотальная недооценка права. За ней идет насилие и ручные методы управления.
― Какими практическими способами можно достичь верховенства права?
― Это сложная работа. Нужно, чтобы верховенство права утвердилось в целом. У нас его сводят к независимому суду. А независимый суд может быть очень разным. Он должен существовать в правовом контексте. Решающее значение имеет правовое воспитание и правовое обучение.
Прежде всего надо признать верховенство права как идею такой же значимости, как сама демократия. Надо внедрять конструкции, идеалы и ценности права. Должна идти медленная, но упорная работа по их введению ― в школах, вузах, судебной деятельности, практической работе. Она должна быть смыслом нашей жизни.
Далее, требуется четкое разграничение права и закона. Авторитарные режимы тоже базируются на законах. Можно написать любой закон с разнообразными репрессивными мерами, что бывало ранее и частично есть сейчас.
Наконец, правовые начала должны утвердиться в сфере власти, потому что власть без права ― это произвол. Требуется защита в первую очередь личности и собственности. Иначе невозможна демократия.
― Если это так, то надо различать правовые и неправовые законы. Но надежных критериев для этого пока не предложено.
― Можно определить так: связан ли закон с неоправданным ограничением прав и свобод человека.
― Относительно прав человека ― как Вы можете прокомментировать разногласия между Конституционным судом и Европейским судом по правам человека?
― Права человека ― универсальная категория, они имеют надгосударственный характер. Защита наших доморощенных ценностей и отдельных институтов ― это не верховенство права.
Прежде всего комфортные условия должны быть для граждан. А это ― верховенство права, верховенство человека. Результатом жизни человека должна быть свобода. Об этом будет книга, над которой я сейчас работаю. Наша система должна базироваться на принципе прáва человека. Это не просто правá человека, а это когда человек на первом месте ― во всякой структуре, во всяком законе или действии.
― Становление верховенства права начинается с государства или с человека?
― С простого человека. Мы должны почувствовать себя именно гражданами, людьми, у которых есть свое место в обществе и достоинство. Это видно по происходящим сейчас стихийным явлениям. Люди показывают, что они имеют мнение, хотят быть хозяевами своей жизни.
Формы государства тоже определяются правом. Настоящая демократия и свобода существуют не при президентских, а при парламентских структурах. Мало кто знает, но изначально, при Михаиле Сергеевиче Горбачеве, у нас существовала парламентская республика. Потом посчитали, что введение президентской республики поможет устранить возникшие трудности, но этого не произошло. Напротив, президентство стало возможностью усиления власти для отдельных людей. К сожалению, Борис Николаевич Ельцин, который много сделал для нашего отечества, тоже не удержался в этом отношении. И сейчас существует мнение: раз ты президент и отвечаешь за все, то имеешь право на все. Это неверно. Президент по нынешней Конституции, к разработке которой я имею непосредственное отношение, обладает только набором прав. Дальнейшая перспектива, по моему мнению, состоит все-таки в парламентской республике.
― Верховенство права предполагает его стабильность. Как Вы можете прокомментировать в этом отношении российское законодательство? Стоит ли сейчас менять, например, Гражданский кодекс?
― Его не собираются менять. Это хотят сделать те люди, которым не нужно настоящее гражданское право, а нужны комфортные условия для бизнеса. Вениамин Федорович Яковлев мне говорил, что основное давление на проект Гражданского кодекса идет от нефтяных, металлургических и других крупных компаний. Они просят, чтобы создавали комфортные условия для деятельности бизнеса. Но никто не говорит о комфортных условиях для граждан. Мне нравится в этом отношении мнение Андрея Илларионова, бывшего советника президента России. Он считал, что надо начинать не с экономических, а с правовых реформ — с определения места человека, гарантий его деятельности и возможности участия в экономической жизни.
Что касается Гражданского кодекса, то вначале благодаря своим учителям Борису Борисовичу Черепахину и Александру Марковичу Винаверу я был сторонником немецкой ― пандектной ― системы гражданского права, которая отдает приоритет идеальным конструкциям. В последнее же время больше склоняюсь к романской системе, Кодексу Наполеона. В нем на первом месте стоит человек, а потом собственность.
― Нуждаются ли в совершенствовании другие отрасли законодательства, помимо гражданского?
― Большое значение имеет процессуальное законодательство ― гражданское, уголовное и особенно административное. Посмотрите, что сейчас делается. Участника демонстрации задержали, и суд дает 15 суток ареста за сопротивление полиции. Получается, судья просто верит полицейскому. Должно быть законодательство, обеспечивающее процессуальные гарантии в административном деле.
― Вы считаете, что надо принять специальный административно-процессуальный кодекс? Надо ли при этом вводить систему административных судов?
― Да, это все нужно. Только еще и судей надо воспитывать. В некоторых странах судей назначают только с опытом практической работы прокурором или адвокатом.
― Способствует ли установлению верховенства права увеличение значения постановлений Президиума ВАС по конкретным делам?
― Я вообще сторонник прецедентов. Они очень себя оправдали в английском праве. Это не просто прежнее судебное решение, а выработка судом идеи, как решать подобные дела. Когда другой суд следует этой идее, тогда считается, что он действует по прецеденту.
― Но готовы ли наше общество и правовая система к прецедентам?
― Надо к этому готовиться. У нас дела рассматриваются быстро. Но каждое дело должно рассматриваться столько, сколько требуется по существу.
http://zakon.ru/Discussions/u_nas_nizkaya_pravovaya_kultura_i_totalnaya_nedoocenka_prava/3060
Tags: либерализм, люди, право
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments