Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

Л.Шлосберг. Голосование за Конституцию 1993 г.

«По официальным данным, 12 декабря 1993 года на всенародном голосовании за проект новой Конституции проголосовали 58% участников референдума.
Известно, что цифра 58% была написана рукой Б. Ельцина на листе бумаги, внесенном в его кабинет председателем Центральной избирательной комиссии Николаем Рябовым.
Позже, в мае 1994 года, были опубликованы выводы экспертной группы А. А. Собянина при администрации президента о масштабных фальсификациях на референдуме (после этой публикации президентская администрация прекратила сотрудничество с группой). Согласно выводам экспертной группы, в референдуме принимало участие не более 46% от списочного состава избирателей, в связи с чем легитимность Конституции была подвергнута сомнению.
Центризбирком при подведении итогов посчитал Конституцию принятой, и 25 декабря 1993 года она была опубликована. Избирательные бюллетени были вскоре уничтожены по распоряжению председателя Центризбиркома Н. Рябова. Все инициативы по проведению парламентского расследования обстоятельств организации и проведения всенародного голосования по Конституции были блокированы, а после уничтожения первичной документации стали практически бессмысленны...

…Достаточно вероятно, что существовал еще один фактор, предопределивший желаемый результат на референдуме. В 1994—1995 гг. Александр Собянин и его сотрудники сначала в отчетах о работе Специальной рабочей группы по исследованию выборов и референдумов, созданной при Администрации президента, а затем в открытой печати в России и США опубликовали результаты своего анализа голосования на выборах и референдуме 12 декабря 1993 г.[73] Выводы этого исследования были убийственны. В голосованиях приняли участие не 58, а 49 млн избирателей. Это составило 46% от их общего числа. Отсюда следовал вывод, что Конституция принята не была. На уровне участковых избирательных комиссий было добавлено около 3,5 млн голосов, окружных комиссий — порядка 5,7 млн. Фиктивные избиратели возникали в результате либо массового вброса бюллетеней на участках, либо еще более массовых приписок в протоколах окружных комиссий. Прибавляя голоса, будто бы поданные за Конституцию (и, следовательно, завышая число избирателей, пришедших на участки), надо было в том же масштабе увеличить число проголосовавших за глав администраций (что, собственно, для местных властей и могло быть главным побудительным мотивом фальсификаций) и за отдельные партийные списки (выбор которых осуществлялся в соответствии с политическими симпатиями администраторов на местах)[74]. Из сопоставления собранных данных по районам с итоговыми показателями Центризбиркома, по мнению исследователей, вытекал непреложный вывод, что официальные данные по результатам голосования 12 декабря 1993 г. были искажены. «Математика — наука точная, — писали авторы. — Для судьи ее выводов, возможно, и недостаточно, но для историка этот вердикт будет решающим. Впрочем, не только для историка. Ныне действующий политик тоже извлечет из этого свой урок» [75]. Как отнеслись к этим разоблачениям политики?
В мою задачу не входит разбирать здесь обоснованность аргументации Собянина и его коллег. Можно лишь отметить, что сенсационные разоблачения не вызвали, насколько мне известно, ни серьезной научной критики, ни достойного общественного отклика. Между тем ряд обстоятельств, связанных с порядком подсчета голосов, принятием решения ЦИКом и публикацией официальных данных, вызывают недоумение.

Во-первых, от апреля к декабрю число зарегистрированных избирателей (т. е. база, по отношению к которой исчисляется процент явки) почему-то сократилось более чем на 800 тыс. человек76. Во-вторых, странные метаморфозы претерпевала информация об активности граждан. В день выборов в 17 часов было объявлено, что на избирательные участки пришли 35% избирателей, в 18 часов 21 минут — 38%. После этого сообщения об участии в голосовании прекратились, а в начале одиннадцатого часа ночи Филатов сообщил с экрана, что число проголосовавших превысило половину зарегистрированных избирателей. Согласно итоговым данным в голосовании по Конституции приняли участие 57,7 млн избирателей (54,4%). 38% — это 40,4 млн. Если все эти цифры верны, то в последние четыре часа к урнам пришли 17 млн человек. В зимний вечер такой всплеск активности не слишком правдоподобен. В-третьих, странным образом в отчетных документах ЦИК, выпускавшихся в разное время, число недействительных бюллетеней на выборах по партийным спискам было указано с разрывом в полтора раза (ни много ни мало — на 1,3 млн) — и это при том, что по всем другим позициям цифры совпадали с точностью до единицы. Невольно напрашивается предположение, что с подгонкой данных так торопились, что не позаботились об их согласовании [77]. В-четвертых, суммирование данных по протоколам участковых комиссий в регионах осуществляли специальные рабочие группы, сформированные администрацией, а окружные избирательные комиссии, как правило, лишь утверждали полученные результаты. В-пятых, общий итог голосования по общефедеральному избирательному округу ЦИК подводил загадочным образом. В день, когда там это будто бы происходило, никакого заседания ЦИК зафиксировать не удалось [78].

На то, как определялись итоги голосования, проливает свет рассказ Вячеслава Костикова, в то время пресс-секретаря президента. 13 декабря (т. е. за неделю до объявления официальных итогов референдума), рассказывает Костиков, он встретил в приемной Ельцина Рябова, который «нервно перекладывал из одной руки в другую» сафьяновую папочку. В ней был «один-единственный листок», в который Рябов позволил Костикову заглянуть. ЦИК сообщал предварительные итоги референдума: за Конституцию подали голоса «более 50% избирателей». Рябов пробыл в президентском кабинете 15—20 минут, и сразу вслед за тем появилась официальная информация: число поддержавших Конституцию выросло до «около 60%», а через несколько дней пресс-секретарю довелось увидеть ксерокопию рябовского листка, в который пером было внесено упомянутое исправление. «Для графолога, вероятно, не составило бы большого труда определить по почерку, чья рука внесла исправление. Но я не графолог», — завершает свой рассказ Костиков [79].
Уже через несколько месяцев после декабрьского голосования ни подтвердить, ни опровергнуть его объявленные результаты не было никакой возможности. Безнадежную попытку получить исходные данные, суммирование которых проводилось в ЦИКе, в апреле—июне 1994 г. предприняла Государственная дума. Трижды депутаты Данилов (ВР), Лукьянов (КПРФ) и Шейнис («Яблоко») направляли в ЦИК поддержанные голосованием большинства в Думе запросы о предоставлении полных данных по всем позициям, содержавшимся в протоколах участковых избирательных комиссий о результатах голосования по проекту Конституции и по партийным спискам, с разбивкой по одномандатным избирательным округам и административно-территориальным единицам. В ответ на первый запрос ЦИК прислал лишь высокоагрегированные данные (голосование по Конституции — по округам, по партийным спискам — только по субъектам Федерации), в основном уже опубликованные в печати. ЦИК сообщил также, что изучил прецеденты обращения с бюллетенями на выборах и референдумах, начиная с 1989 г., и распорядился их уничтожить, что и было выполнено окружными комиссиями. На второй запрос депутатов ЦИК ответил, что затребованной информации у него нет, а на третий — не ответил вообще [80].

Источники:
73. Собянин А. Тайна выборов 12 декабря: За кого и как проголосовала Россия в декабре 1993 г. — Архив автора; Сегодня. — 1994. — 10 марта; Любарский К., Собянин А. Фальсификация-3 // Новое время. — 1995. — № 15; Sobyanin A, Gelman Е., Kaiunov О. The Political Climate of Russian Regions: Votes and Deputes. 1991—1993 // The Soviet and Post-Soviet Rev. — 1994. — Vol. 21. — № 4. Впоследствии материалы этих исследований в контексте всех выборов и референдумов, происходивших в России в 1991—1993 гг., были изложены в обстоятельной монографии: Собянин А., Суховольский В. Демократия, ограниченная фальсификациями: Выборы и референдумы в России в 1991—1993 гг. — М., 1995. Авторы сумели собрать обширный массив данных о результатах всех четырех голосований, состоявшихся в 785 административных единицах (районах, городах и т. п.) 23 субъектов РФ с общей численностью включенных в списки для голосования 30,6 млн избирателей (около 29% от их числа в России).
74. Собянин А., Суховольский В. Указ. соч. — С. 78—102.
75. Любарский К., Собянин А. Указ. соч. — С. 10. Авторы исходят из того, что все дополнительно засчитанные голоса были поданы за Конституцию, а по партийным спискам — в соответствии с политическими симпатиями подводивших итоги голосования комиссий. Поэтому, полагают они, избирательный успех ЛДПР тоже преувеличен. Надо отметить, однако, что определить, как выглядел в действительности баланс фальсификаций за и против Конституции, если они были столь масштабны, едва ли возможно. Авторы «Эпохи Ельцина» справедливо отмечают, что от избирательных комиссий на местах, где сохранялись прежние идеологические ориентации, скорее можно было ожидать подтасовок против Ельцина, чем за него (Эпоха Ельцина... — С. 382).
76. Политический альманах России. 1997. — Т. 1. — С. 384, 387.
77. Сначала в протоколе ЦИК число недействительных бюллетеней было определено в 2,6 млн, а потом — в 3,9 млн. Из сопоставления всех содержавшихся в протоколах данных вытекает, что если бы была верна первоначальная цифра, то пришлось бы допустить, что, получив бюллетени по партийным спискам, избиратели унесли с собой рекордное их число — 1,8 млн, тогда как при голосовании по Конституции — около 0,5 млн. См. первую сноску к табл. 10.
78. Члены ЦИК с совещательным голосом от ВР и «Яблока» А. Собянин и О. Каюнов, сменяя друг друга, весь день, когда были объявлены итоги выборов в Думу, дежурили у закрытых дверей помещения, где должно было происходить заседание. Если заседание и было созвано, то в другом месте и без приглашения — вопреки действовавшему Положению о выборах — членов ЦИК с совещательным голосом. Официальный протокол по выборам в парламент был оформлен лишь 25 декабря, в нем указано присутствие только членов ЦИК с решающим голосом. Итоги референдума были утверждены 20 декабря. Присутствие А. Собянина и О. Каюнова протоколом не отмечено (Протокол № 52 заседания ЦИК о результатах всенародного голосования по проекту Конституции РФ; Протокол № 55 заседания ЦИК по выборам в СФ и ГД Федерального Собрания РФ. — Архив автора).
79. Костиков В. Роман с президентом. — М., 1997. — С. 266—267.
80. Следует отметить, что первый запрос был утвержден на заседании Думы 21 апреля, а ответ ЦИК, датированный 10 мая, сообщал, что бюллетени были уничтожены в апреле—мае. Что же касается протоколов участковых и окружных избирательных комиссий, данные из которых не могли миновать компьютеры ЦИКа, то они, гласил официальный ответ, переданы на хранение в архивы местных органов исполнительной власти, а Дума получила все, что иметь ЦИКу предписывал закон. Чуть позже я задал тот же вопрос в прямом эфире ТВ Александру Вишнякову, в то время секретарю ЦИК. Мой собеседник ответил, что пришел на работу в ЦИК, когда обмен письмами между Думой и его учреждением уже завершился, и за действия его руководителей отвечать не готов (Переписка между ГД и ЦИК. — Архив автора).


...я не склонен оправдывать исполнительную власть ее врожденной склонностью к авторитаризму. Но не видеть прямую связь между 1993 годом и путинизмом нельзя, потому что именно тогда в высшей российской власти возродилась утраченная после 1991 года роль спецслужб, в том числе в публичной политике, именно тогда они прочно обосновались в ближнем кругу Ельцина, именно после 1993 года он практически полностью утратил связь с обществом и переключился на окружение, на камарилью, в которой спецслужбы и их ставленники играли решающую роль. Из 1993 года и в том числе опыта "выборов" и "референдума" 12.12.1993 года выросли президентские выборы 1996 года, когда общество было второй раз изнасиловано и обмануто, а потом уже 1999, 2000, 2003, 2004, 2007 и 2008 – просто дело возрастающей техники на благоприятном общественном фоне деморализованной страны. И в данном случае мое личное отношение к путинизму никак не влияет на выводы, поскольку выводы соответствуют фактам.

Я возражаю против оправдания действий Ельцина тем, что ему противостоял избранный народом зоопарк. Он сам вырос из этого зоопарка и внес существенный вклад в то, что зоопарк озверел окончательно. Он – самая заметная часть этого зоопарка. И канва событий это показывает на можестве примеров. Верховный Совет РСФСР был лучшим в политическом отношении составом, которое могло произвести на свет тогдашнее российское общество на выборах. Но с этим составом надо было работать вменяемо и относиться к ним как легитимным представителям народа. БН этого не хотел сознательно. Он воспринимал их только как помеху личной власти. Технология взаимодействия ветвей власти – отдельная тема. Ответ на животрепещущий вопрос, как же быть с демократией, если в результате демвыборов к власти приходит зоопарк, известен: прокатывать его на следующих выборах. Но в России зоопарк приходит к власти на выборах (или не на выборах) один раз, чтобы остаться уже навсегда. Любой ценой. См. статью [Л.Шлосберг. Дым Отечества. – А.И.]

Составлено по тексту Л.Шлосберг. Дым Отечества и комментариям к тексту «Не отпускает»:
http://lev-shlosberg.livejournal.com/72911.html
Tags: Ельцин, Россия, выборы, гражданская война 1993 г., история, право
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments