Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

Несколько сюжетов гражданской войны 1993 года – 2

Сергей Филатов, руководитель администрации президента Российской Федерации (19 января 1993 года — 16 января 1996 года):
Это было третьего. Потом позвонил Брагин: «Сергей Александрович, что делать? Черномырдин приказал отключить первый канал?» Я ответил: «Что меня спрашиваешь, обстановку знаешь, она опасная, как ты видишь? Раз опасная, отключай». После этого первый был отключен, в полную силу начал работать второй канал. Мы оставались в Кремле всю ночь, смотрели репортажи и за все очень беспокоились. Где-то без двадцати девять мне позвонила Джуна и сказала, что она видит, как в Москву идут танки. Они действительно шли по Минскому шоссе. Сразу отрядили несколько единиц спецтехники в Останкино, чтобы там все успокоить. Для меня было абсолютно понятно, что если жестко не поступить, утром может начаться усиление военных действий и гражданская война. Борис Николаевич отдыхал какое-то время: напряжение сказывалось.
http://www.kommersant.ru/doc/2309753

В.Баранец:
Вскоре после октябрьских событий с Лубянки в Генштаб поступило донесение Федеральной службы контрразведки (ФСК) с грифом «совершенно секретно». Из десятка эпизодов сильнее всего запомнился один.
…Вечером 3 октября командир батальона подполковник Беличенко построил подчиненных, рассказал им о происходящем в Москве, а затем скомандовал:
- Кто готов выступить на защиту Конституции и Верховного Совета – шаг вперед!
Добровольцев набралось человек тридцать. Получив оружие и боеприпасы, они на крытом брезентом «Урале» двинулись к Москве. В районе военного аэродрома Чкаловский совместным постом военнослужащих МВД и ФСК их остановили. Завязалась потасовка, переросшая в перестрелку. Несколько человек были ранены и убиты, остальные окружены и арестованы. Некоторые офицеры, отказавшиеся сдаться, покончили с собой.
http://www.kp.ru/daily/26141.4/3030716/

А.Дунаев, заместитель министра внутренних дел в 1993 г.:
- И что, не было никакой возможности решить этот конфликт, который возник между законодательной и исполнительной властью, мирным путем?
- Если бы не Ачалов («министр обороны» в «Белом Доме»), не Баранников («шеф Лубянки»), не Дунаев и поддержка Хасбулатова и Руцкого, была бы в России кровопролитнейшая гражданская война.
- Чем докажете?
- Помните, Илюмжинов проводил, как бы Совет Федерации, собирал глав администраций регионов, министров и так далее? И более 59 регионов поддержали Верховный Совет. Конституционный суд четко, ясно признал неконституционными действия президента Ельцина.
- Накануне расстрела.
- Да. Но, тем не менее, расстрел совершился.
- Насколько он был неожиданным для вас?
- Для меня не был неожиданным.
- Вы знали?
- 3-го числа я с Баранниковым находился около здания СЭВ. Толпа задержала тогда, по-моему, 13 БТРов, солдат разоружили. Кроме этого, со здания мэрии вывели где-то 200 человек необстрелянных ребят из внутренних войск. Чуть ли их не стали избивать. Я лично вынул пистолет, пригрозил: если кто тронет хоть одного солдата, это мои бывшие подчиненные в том числе, – я буду стрелять в вас. Я дал командиру автомат, велел построить этих ребят и отправить к месту службы – в Реутово. В это же время отпустили мы всех бэтээрщиков. И на наших глазах с крыш снайперы убили трех солдат. В этот момент.
http://msk.kp.ru/daily/26141/3031248/

4 октября.
Сергей Филатов, руководитель администрации президента Российской Федерации (19 января 1993 года — 16 января 1996 года):
В два часа [ночи. – А.И.] поехали в Министерство обороны на Совет безопасности, охрана была очень жесткая, никого не пускали по нашим документам, я прошел только с помощником Грачева. Черномырдин вел встречу, Борис Николаевич сидел и молчал, Черномырдин спрашивал, что будем делать, но все молчали. Коржаков дал слово своему заместителю, контр-адмиралу, у того был план, чтобы танки стреляли не по верху, а по низу, с другой стороны, это был бы сигнал для того, чтобы вышли люди из здания. Мы не думали, что Белый дом освободится, но оттуда вышло порядка 2000 человек.
http://www.kommersant.ru/doc/2309753

К утру 4 октября к Белому дому были стянуты войска Таманской дивизии, 119-го парашютно-десантного полка, Кантемировской дивизии, дивизии внутренних войск им. Дзержинского, Смоленского ОМОНа, Тульской дивизии ВДВ.
http://www.kommersant.ru/doc/2309642

Геннадий Зайцев, бывший командир группы «Альфа», Герой Советского Союза:
Я единственное могу подтвердить, что у «Белого дома» был убит наш сотрудник – младший лейтенант Геннадий Сергеев. Но это не из «Белого дома» стреляли. Это был снайперский выстрел – осознанный, по чьей-то команде высокой.
- А зачем?
- Чтоб озверела «Альфа» и пошла там крушить все направо и налево. С этой целью было сделано.
Они ведь – наши ребята – остановились на БТРе рядом с раненым десантником. Он лежал, стонал, ему никто помочь не мог. Они хотели вывезти его из-под обстрела и в медицину сдать. А в это время – выстрел снайпера.
- А с какой стороны стреляли?
- Скорее всего, или из гостиницы «Мир», или с высотного дома на площади Восстания, теперь Кудринская.
- Сталинская высотка?
- Да. И там, и там мы потом обнаружили снайперские позиции.
- А того десантника так и не вывезли?
- Нет, не удалось. После этого нашего «альфовца» надо было самого везти в медицину, но поздно было уже. Ранение оказалось смертельным.
- Но, несмотря на эту провокацию, «Альфа» не озверела, как кому-то хотелось, и вам удалось вывести Руцкого, Хасбулатова и других без единого выстрела...
- Да.
- А поначалу у вас какой был приказ – штурмовать «Белый дом»?
- Конечно, штурмовать.
- Вам лично Ельцин это приказал?
- Конечно.
- Он вам позвонил или вы с ним встречались?
- Да он нас всех приглашал к себе. Утром 4-го, в 4.30 утра, руководящий состав «Альфы» и «Вымпела» был у него.
http://msk.kp.ru/daily/26141/3031248/

В октябре 1993 года командир группы из отряда спецназначения «Вымпел» Анатолий Ермолин зачищал «Белый дом» от его защитников. С ним беседует военный обозреватель «КП» Виктор Баранец.
- Анатолий, какой настрой был у «Вымпела» перед штурмом «Белого дома»?
- Гнетущий. Мы реально не хотели воевать с собственным народом… Это было похоже на гражданскую войну. Меня тогда удивило то, что Ельцин лично отдавал боевой приказ командирам моего уровня.
- И где это было?
- В Кремле. В кабинете Ельцина. Ждали долго. Наконец появляется. Весь белый, как восковая кукла, руками машет. «Эти там засели, понимаешь. Надо их выкурить. Прикроем авиацией, танками...» Но генерал Герасимов, наш командир, не растерялся и переспросил: «Это приказ?»
- И что Ельцин?
- Сказал, что это приказ. Командиры боевых групп собрались в кружок – обсудить, что делать. Герасимов сказал: «Готов набрать штурмовую группу только из добровольцев. Неволить не буду».
В этот момент к нам подбежал кто-то из помощников Ельцина в бронежилете прямо на гражданский костюм.
- Что ждете, мужики? Вперед! Вам же президент сказал!
- Мужик! Иди ты!.. – указали мы ему направление. – Если у тебя свербит, иди и воюй!
Возможно, эта фраза стала роковой для «Вымпела»: Ельцину доложили, что мы отказались выполнять приказ. А мы построились для отбора добровольцев. Шагнули из строя вперед почти все.
- А когда у «Вымпела» в тот октябрь был пик испытаний?
- Думаю, момент решения в Кремле. А дальше уже операция, зачистка... То, что внутри «Белого дома» никто не погиб от наших пуль, это благодаря профессионализму и «Вымпела», и «Альфы». Если бы на штурм пошли молодые мальчишки... Они бы направо и налево клали всех. Штурм, по сути, был зачисткой матюками. Когда мы вошли внутрь, нас узнал один из депутатов – Валерий Шуйков. Он даже пытался детей выводить с белым флагом…
- Каких детей?
- Ну там были дети защитников «Белого дома». И когда он нас узнал, он сказал: «Это «Вымпел», крови не будет». Каждая мертвая зона обрабатывалась матом, криком…
- Что стало с «Вымпелом»?
- Ельцин так и не простил нам. Когда страсти улеглись, было принято решение избавиться от спецназа, оказавшегося недостаточно лояльным, чтобы стрелять в своих граждан. «Вымпел» был передан в состав МВД. Большинство офицеров, не желая переучиваться из разведчиков на жандармов, уволились.
http://msk.kp.ru/daily/26141/3031248/

Депутат Мосгордумы, президент Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» Сергей Гончаров:
Я хотя и был уже уволен, но был в те дни в подразделении. Я узнал заранее о том, что руководители «Альфы» и «Вымпела» вызваны к Ельцину и готовится штурм. И могу сказать, что те события поставили определенный водораздел в нашей истории. Если бы «Альфа» и «Вымпел» в то время поступили по-другому или выполнили приказ покойного Ельцина так, как хотел он, со штурмом и потерями, то история могла бы повернуться в другую сторону. Конечно, офицеры не колебались, и они знали, что приказ надо выполнять. Но вместо штурма они вышли на переговоры и заявили, что не хотят крови. В те дни это было оптимальное решение, которое позволило сохранить жизни защитникам Верховного Совета, ведь воевать против «Альфы» бесполезно. Думаю, что это правильное решение и они до сих пор благодарны тем офицерам.
http://www.kommersant.ru/doc/2309753

Андрей Дунаев, в 1993 году заместитель министра внутренних дел:
- Вы готовы были отстреливаться?
- Категорически мы запретили отстреливаться. Категорически! На баррикадах, сооруженных из всякого хлама, были, по сути старики, их давили танками. Я лично видел это.
- А когда Руцкой предлагал поднять в воздух авиацию?
- Авиацию поднимали как раз и приказ был – обстрелять с самолетов «Белый дом». Но этот приказ не был выполнен...
- У вас оружие было, но вы решили не отвечать?
- Не отвечать. Приведу такой пример. Как только начали БТРы стрелять по «Белому дому», танки. Рано утром 4 октября. Буквально все окна сразу, где я сидел, все окна были разбиты. И пули буквально проходили выше подоконника. Я ползком пробрался до коридора, где обстрела не было. Вижу, баркашовцы разбили окно в сторону гостиницы и СЭВ, мэрии. Разбили окно, пулемет установили. И в это время подъезжают несколько автобусов с МВД. Я вижу, Колесников, бывший мой начальник уголовного розыска, мой товарищ близкий, выходит, а эти уже начинают подготовку к стрельбе. Я тут же кричу баркашовцам: ребята, я вам буду стрелять в спину! Прекратите! И мы ни одного человека не убили.
http://msk.kp.ru/daily/26141/3031248/

Геннадий Зайцев, бывший командир группы «Альфа», Герой Советского Союза:
- Прежде чем штурмовать, я отправил в «Белый дом» своих парламентеров.
- Вы сделали это по своей инициативе?
- Да.
- Такого приказа ни от Ельцина, ни от Барсукова не было у вас?
- Нет.
- Это вызвало какую-то реакцию у Барсукова, у Ельцина? Кто-то звонил вам, распекал за это?
- Нет. Никто не звонил, никто не распекал. Единственное... Когда парламентеры Владимир Келехсаев и Сергей Кузьмин, это мои офицеры – направлялись туда, то по «Белому дому» усилилась стрельба. Кто там давал такую команду, не знаю. Я по радиостанции сказал в центр: «Дайте команду прекратить стрельбу. Мы стрелять тоже умеем». Стрельба прекратилась.
- А это кто стрелял?
- Откуда я знаю?
- Стрельба шла из танков или из стрелкового оружия?
- Из стрелкового. Там же позиции были и в гостинице «Мир», и в гостинице «Украина». Так что…
- Это было уже после обеда?
- Это было ближе к 16 часам.
- А какой ультиматум ваши парламентеры предъявили Хасбулатову, Руцкому, Ачалову, Баранникову и Дунаеву?
- Было сказано: у нас два варианта к вам. Первый – мы создаем из сотрудников «Альфы» коридор живой в сторону набережной, там будут стоять автобусы, которые развезут всех до ближайших станций метро. А второй вариант:  если вы отказываетесь от первого, то мы вынуждены будем через 20 минут начинать штурм. Конечно, это предложение было принято и подтверждено.
- А кем?
- Хасбулатовым. И депутаты все единогласно сказали: этот вариант мы принимаем. Всё!
- Но их же, – я имею ввиду верхушку, Руцкого, Хасбулатова и так далее, – тем не менее, посадили в автобус и в Лефортово увезли. Домой не отпустили.
- Команда была их всех задержать там же.
- А кто отдал такой приказ?
- Руководитель службы безопасности президента Коржаков.
http://msk.kp.ru/daily/26141/3031248/

Светлана Горячева, в 1993 году член Комитета Верховного Совета РФ по вопросам экологии и рационального использования природных ресурсов:
Я находилась непосредственно в Белом доме, там принимала в момент расстрела православное крещение, там меня расстреливали семь или восемь часов, я уже не помню. Больше всего запомнилось, когда я проснулась в семь часов утра, была на 19-м этаже, в этой башне, лифты не работали, туалеты не работали, было очень холодно. Я выглянула в окно на 19-м этаже, окна выходили на Москва-реку, и увидела, что стоят танки и на земле уже лежат расстрелянные люди. Я быстро разбудила всех, кто был на этаже, мы начали быстро спускаться, а в этот момент начали палить по окнам. Так под пулями мы спустились на третий этаж в непростреливаемый зал, потому что там башня, еще шестиэтажное обрамление этой башни, которое не позволяло просто простреливать. Еще запомнилось, когда мы вышли оттуда, к нам пришли представители группы «Альфа», они сказали, что их послали нас убить, но они не могут взять на себя такой грех, сказали: «Мы вас выведем». Когда они вывели нас к Москва-реке, опять начали стрелять, они пообещали, что попытаются нейтрализовать снайперов, которые стреляли с американского посольства и гостиницы «Украина», сказав нам рассеиваться и как можно быстрее уходить, рассредоточиваться по жилмассиву — мы ушли направо.
http://www.kommersant.ru/doc/2309753

Сергей Бабурин, с сентября 1993 года председатель комитета Верховного Совета по судебной реформе и вопросам работы правоохранительных органов:
Во второй половине дня, когда выстрелы затихли, мы смогли перебраться в центральную часть здания. Затем организовывал выход защитников через первый подъезд, на улице стоял с ними достаточно долгое время. После того как всех повели к метро, а затем начали избивать, был задержан и отправлен в тюремную камеру. Вот хроника тех двух дней. Больше всего запомнилось, когда мы выходили из горящего Верховного Совета, как тысячи и тысячи любознательных сограждан, которые усеяли все крыши окрестных домов, смотрели молча на обстрел здания и убийство людей.
http://www.kommersant.ru/doc/2309753

Александр Починок, 24 сентября 1993 года — 5 января 1994 года — заместитель министра финансов Российской Федерации, председатель Комиссии по передаче дел Верховного совета России:
3–4 октября я считал убытки. Я зашел в Белый дом, мы пытались спасти, что там было. Спасали орденскую кладовую с Баскаевым, наградную кладовую, старались, чтобы там растащили как можно меньше, потому что здание горело, оно было залито и с выбитыми стеклами. Пытались хоть как-то выяснить, что ж там происходит. Наутро нашли женщину-кассиршу, которая закрылась вместе с сейфом в комнате, сняв табличку. Мы спросили ее: «Что ж ты не ушла? Если бы комнату взломали, тебя б убили». Она ответила: «Если бы деньги расхитили, мне все равно не жить». Вот такая героическая женщина! Там шел штурм, а она в обнимку с сейфом всю эту ночь пережила, потому что там были довольно большие деньги, они все, кстати, целы остались благодаря ей. Вот такие русские женщины! Кстати, первыми пришли наводить порядок в Белый дом сотрудницы из бухгалтерии: они говорили, что у них там документы, они не могут все это бросить, хотя здание еще продолжали тушить.
http://www.kommersant.ru/doc/2309753

Александр Коржаков, в 1993 году руководитель службы безопасности президента Российской Федерации:
Я был на своей работе, руководил охраной президента. В наши дни все кругом кричат «Расстрел Белого дома! Расстрел Белого дома!». Это чушь. Для сравнения: при расстреле нашего «Останкино» погибло 140 человек, у Белого дома — всего 10.
http://www.kommersant.ru/doc/2309753

В результате боев за день, по официальным данным, были убиты 74 человека, в том числе 26 — военные и служащие МВД, ранены 172. Всего за 3 - 4 октября, по данным следствия, погибли не менее 123 человек, были ранены не менее 348. В результате пожара были практически полностью уничтожены с 12-го по 20-й этаж здания, разрушено порядка 30% общей площади Белого дома.
http://www.kommersant.ru/doc/2309642

Андрей Дунаев, в 1993 г. заместитель министра внутренних дел:
Я показывал вам рапорт Алексею Казаннику, Генеральному прокурору.
- После того, как вас уже арестовали.
- Да, я в тюрьме писал ему. Просил изъять все оружие у наступающих и обороняющих «Белый дом». Собрать все пули, все гильзы, сделать вскрытие трупов, изъять оттуда эти пули.
- А трупов много было?
- Много.
- Сколько?
- По версии официальной – более 150.
- А по вашей?
- Я думаю, больше.
- Сколько?
- Не могу сказать. Это будет голословно. Недоказуемо.
- 20 лет прошло, вы до сих пор эту цифру не можете назвать?
- Я не могу назвать, потому что она будет необъективной. На мой взгляд, их было больше. Я попросил изъять все оружие, сделать экспертизу, с какого оружия убиты люди. По каждому трупу.
- Такую экспертизу не сделали?
- Мне неизвестно. Но я знаю, что все оружие – и наступающих, и обороняющихся – переплавили.
- Собрали и переплавили?
- Да. Для чего?
- Вы по-прежнему утверждаете, что ни одной пули со стороны «Белого дома»…
- Я не только утверждаю, я совершенно в этом уверен. Потому что, если хоть по одному трупу были доказательства, что человека убили защитники «Белого дома», я бы с вами здесь не сидел.
- А что бы с вами было?
- Не знаю, что.
http://msk.kp.ru/daily/26141/3031248/

Александр Руцкой, в 1991–1993 годах вице-президент России:
Когда проводилась дактилоскопическая экспертиза, то было доказано: ни одного человека из оружия, изъятого из Верховного Совета, убито не было. Естественно, возникает вопрос: а из какого оружия убивали людей? Потом кричали, что все эти убитые — фашисты, бандиты, уголовники. Но если взять официальные документы, то из 160 погибших нет никого, кто имел бы судимость. То есть это были приличные, порядочные люди, защищавшие закон.
http://www.kommersant.ru/doc/2309753

Сергей Филатов, в 1993 г. руководитель Администрации Президента РФ:
А «просто убитые» – сколько их было?... «Утром пятого октября мне позвонил Борис Николаевич и сказал: «Сергей Александрович, погибло сто шестьдесят четыре человека». Я сказал: «Борис Николаевич, по-моему, что-то маловато. Мне казалось – где-то под тысячу должно быть». Война-то не один час шла…»
«Но Ельцин, – продолжает Филатов (в наши дни – президент Фонда социально-экономических и интеллектуальных программ), – сказал: «Нет. Сто шестьдесят четыре. Включая и тех, кто погиб по Москве… у Останкино». Я сказал: «Борис Николаевич, давайте опубликуем список». «Давайте». И опубликовали в «Московской правде»…»
http://www.golos-ameriki.ru/content/eltsyn-hasbulatov-white-house/1762627.html


По данным официального следствия, 3-4 октября погибли 123 человека, 384 получили ранения. По данным комиссии Астраханкиной, в результате событий 21 сентября — 5 октября 1993 года в Москве погибли в общей сложности 158 человек, в том числе 130 гражданских лиц; получили ранения и иные телесные повреждения 423 человека, в том числе 321 гражданское лицо. В докладе комиссии приводятся поименные списки погибших и пострадавших.
http://age.lenta.ru/1993/articles/2013/10/01/iopresidenta/

Были среди жертв и известные. Даже – широко. «Был убит, – продолжает свой рассказ Сергей Григорьянц, – известный режиссер и оператор «Ленфильма» Александр Сидельников. Был убит оператор Рори Пек. Был тяжело ранен фотокорреспондент New York Times Пол Отто. Был убит юрист Терри Данкен, который его вытаскивал. Это действительно была кровавая бойня…
http://www.golos-ameriki.ru/content/eltsyn-hasbulatov-white-house/1762627.html

Валентин Степанков, в 1993 году генпрокурор России:
Оказавшись вне правового поля, та же прокуратора, которую я возглавлял, была лишена возможности как-то повлиять на ситуацию, опираясь на какой-либо закон, потому что противоборствующие стороны вышли из рамок правового поля. Чувствовалось бессилие. После расстрела Белого дома на следующий день я туда приехал, чтобы оценить возможность проведения следственных действий: там же были убитые, кровь. Надо было оценить организацию работы по осмотру места происшествия, понять, сколько потребуется времени, сколько следователей, как фиксировать. Ведь местом преступления был целый Белый дом. Находясь там, я получил звонок, что со мной хотят встретиться и передать указ Ельцина о моей отставке. Обида? Никакой обиды с моей стороны на это не было. Я был членом Верховного Совета, который был разгромлен силовым методом, а победившая сторона должна была иметь прокурора, который в интересах победившей стороны должен провести расследование. Я же был непосредственным участников всех событий и переговоров, до последнего дня встречался и с этой стороной, и Хасбулатовым. Понимаю, что в случае победы Верховного Совета при том раскладе политических сил это было бы временное отступление Ельцина. Месяц-полтора — и мы бы получили серьезное продолжение. В то время разрядить обстановку просто так было нельзя. Там было глубоко укоренившееся желание не искать компромиссы.
http://www.kommersant.ru/doc/2309753

Каковы же итоги президентско-парламентского противостояния? «С депутатами, – констатирует Григорьянц, – ничего не произошло. (Убиты-то были другие.) А депутаты получили от Ельцина по квартире. Хасбулатов остался в роскошных апартаментах Горбачева. Кто-то стал губернатором.
http://www.golos-ameriki.ru/content/eltsyn-hasbulatov-white-house/1762627.html

Олег Попцов, в 1993 году руководитель российского телевидения:
Мы должны отдавать себе отчет: Россия – удивительная страна. В общепринятом понимании демократии или парламентаризма в России это никогда не приживется. Это громадная страна. И она в силу своей территории, в силу своей многонациональности нуждается в лидере с компонентом авторитарного руководства, который может принять решение. Да, парламентаризм необходим, как необходимы легкие, которые будут демократизировать атмосферу. Но есть и понимание, что во главе страны должна стоять волевая фигура, поэтому в России была монархия, поэтому большевики избрали волевой вариант. Это логично. Потому что многонациональность может в любой момент разорваться, если не будет это волевого начала. Но мы никогда не можем допустить чистого авторитаризма. Нам необходимо отработать модель деятельного, продуктивного парламентаризма, но при этом в России должна быть президентской республикой.
http://www.svoboda.org/content/transcript/25126547.html

Виктор Аксючиц, в 1993-м председатель подкомитета по связям с зарубежными организациями Комитета Верховного Совета России по свободе совести, вероисповеданиям, милосердию и благотворительности, лидер Российского христианского демократического движения:
И сегодня, думаю, Россия так и не сделала выводов из той ситуации. Собственно, выводов несколько. Во-первых, это был переворот и попрание Конституции. Ельцин перешагнул через все, и это стало примером для политиков, оппозиции, простых граждан. Одной из главных задач посткоммунистического общества было воспитание правосознания людей. А какое может быть правосознание, когда власть так кроваво и нагло попирает право, на виду у всей планеты расстреливая парламент из танков? Во-вторых, если демократы ведут себя так, призывают Ельцина к дальнейшим репрессиям, у общества формируется определенное отношение к понятиям либерализма и демократии. В-третьих, у нас до сегодняшнего дня нет полноценного парламента. Есть некая послушная администрации президента команда нажимающих на кнопки и штампующих законы. И это именно потому, что тогда был расстрелян парламент, а вместе с ним многие начинания, например принцип многопартийности.
http://www.kommersant.ru/doc/2309753
Tags: Ельцин, гражданская война 1993 г.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments