Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Category:

Стратегия касты палачей

Продолжение от Елизаветы (и частично – от хозяина данного ЖЖ).
Начало см. в Последствия прихода к власти касты палачей.

«...Ну и, наконец, вопрос, кажущийся довольно простым, но на самом деле являющийся весьма многослойным и многомерным: чем насилие, применявшееся большевиками и впоследствии советскими и российскими правящими кругами, принципиально отличается от насилия, традиционно применявшегося и применяемого другими правящими элитами по отношению к подвластному населению? Частично ответы на этот вопрос содержатся в самом начале текста. Я специально заостряю внимание читателей на то, как именно формировались элиты (а также слои «отверженных») в традиционных обществах, как создавался, развивался и укреплялся «социальный скелет», подверженный процессу естественной эволюции...

В чем состоят кардинальные отличия насилия, применяемого «обычными» правящими элитами, от насилия, чинившегося «кастой палачей», пришедшей к власти в 1917 году? Самый краткий ответ на этот вопрос, будет таким: «Кардинальные различия – в векторной направленности и масштабах насилия».

Если в «обычных» обществах насилие элит, как правило, направлено то, чтобы сохранить «социальный скелет», то в обществе, во главе которого оказалась «каста палачей», насилие направлено, во-первых, на то, чтобы традиционный («обычный», «нормальный») социальный скелет разрушить, а, во-вторых, на то, чтобы не дать ему восстановиться и «сростись». Это также требует поддержания уровня насилия на высоком уровне.

Собственно, наиболее законченным, наиболее «полно-осуществленным» вариантом такого общества, очевидно, стала пол-потовская Кампучия (я не выделяла ее до сих пор как отдельное явление, поскольку оно является не самостоятельным видом, а своего рода «высшей производной» советского режима. Близкой к кампучийской «производной» можно считать и кимовскую Северную Корею).

Рассмотрим, как насилие осуществлялось на практике двумя тоталитарными режимами: нацистским и советским.

1. Насилие по отношению к политическим лидерам и активистам.
Общее.
Насилие против политических противников применялось в обоих случаях. И тот и другой режим запретили все нережимные политические партии и течения – как своих оппонентов, так и союзников на ранних этапах становления режимов.

Различия.
В нацистской Германии физическому уничтожению были подвергнуты лишь политические лидеры, наиболее раздражавшие нацистов.
В СССР и на оккупированных СССР территориях были физически ликвидированы практически все лица, кто так или иначе был активен в политической жизни до прихода коммунистов к власти и во время гражданской войны. Исключение (и то – только временное) составили члены большевистской партии, «зачистка» которых производилась по другим принципам.
В результате в Германии «политический скелет» прежнего общества был поврежден и «заморожен», в СССР – ликвидирован.

2. Насилие по отношению к культурно-этническим и конфессиональным группам.
Общее.
Оба режима продемонстрировали высокий уровень насилия по этому критерию. В обоих случаях люди подвергались геноциду по признакам этнической и конфессиональной принадлежности.

Различия.
В нацистской Германии и на оккупированных Германией территориях репрессиям подверглись прежде всего евреи, представлявшиеся нацистами как «чуждый элемент», якобы разрушающий немецкие идентичность и культуру, а также цыгане, поляки, восточные славяне, католики, свидетели Иеговы.
В СССР массовым репрессиям были подвергнуты не менее двух десятков этнических групп, а также духовенство и активные прихожане всех религиозных групп без исключения: православные, католики, протестанты, иудаисты, мусульмане, буддисты – вплоть до шаманов народов Севера. Особо жесткому преследованию подверглись греко-униаты.
В результате «конфессиональный скелет» прежнего общества в Германии сильно пострадал, но сохранился, в СССР он был практически полностью уничтожен.

3. Насилие по отношению к отдельным группам, избранным согласно идеологическим представлениям режима.
По этому критерию имеются значительные различия.

В нацистской Германии иных групп населения (кроме политических и конфессиональных), специально избранных для репрессий, было немного – прежде всего гомосексуалисты/лесбиянки, психически и физически неполноценные, уголовные осужденные, проститутки. Их социальная роль в германском донацистском обществе была относительно ограниченной.

В СССР десятки социальных групп подверглись прицельному уничтожению, причем многие из них играли важную роль в качестве тех или иных элементов «социального скелета» докоммунистического общества. Это прежде всего представители т.н. «бывших» социальных групп: дворяне, предприниматели, государственные чиновники, офицеры и унтер-офицеры императорской армии и полиции, инженеры, профессоры, преподаватели, купцы (как бывшие, так и те, кто решил «открыть дело» во время НЭПа), а также кулаки, казаки (иногда их рассматривают как этническую категорию, иногда как социальную) и т.н. «социально чуждые» – члены семей лиц упомянутых категорий (включая неработающих женщин и несовершеннолетних детей). Список социальных категорий, подвергнутых уничтожению, был намного длиннее, чем в нацистской Германии, а репрессии масштабнее. Репрессии были направлены именно на разрушение основ традиционной общественной жизни и на формирование «нового общества» и «нового человека» в самом прямом значении этих слов.

В результате «социальный скелет» докоммунистического общества подвергся тотальному разрушению, а само общество было превращено в лишенную прежней системы связи и организации аморфную массу. Вместо прежнего в нем оперативно создавался новый «социальный скелет», формировавшийся прежде всего из партийных чиновников, сотрудников спецслужб, идеологических работников. Над человеческой массой, лишенной своих традиционных лидеров и организаторов общественной и духовной жизни было легче установить и поддерживать контроль, в ней «каста палачей» могла без труда насаждать свою идеологию и свои принципы, такой массой можно было относительно легко управлять.

В Германии такого тотального разрушения социума не произошло. В обществе сохранился «социальный скелет», хотя и в «замороженном» и сильно поврежденном виде. После раздела Германии в ее западной части общество смогло достаточно быстро восстановить «социальный скелет», характерный для плюралистического общества, регенерировать социальные связи, разорванные или замороженные во время нацистского периода. Скорость социального восстановления в Западной Германии после 1945 года и длительное сохранение социальной дезинтеграции в Восточной Германии после 1990 г. – наглядное свидетельство примеров т.н. «оттаивания» сохранившегося «социального скелета» в одном случае при отсутствии самого предмета «оттаивания» в другом».

В еще большей степени социальная дезинтеграция является характерной для постсоветских государств, в особенности для тех, длительность существования коммунистического режима
в которых превысила два поколения.
http://susel2.livejournal.com/44475.html
Tags: Германия, Россия, СССР, история, социология, террор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments