Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

Одно сплошное недоразумение

Назвать экономический форум гайдаровским – это примерно то же, что назвать форум генетиков лысенковским, конференцию историков – фоменковской, симпозиум химиков – петриковским. Причем в нашем случае, уже в пятый раз обрушившимся на российское экономическое сообщество, форум оказывается фактически одновременно и лысенковским, и фоменковским, и петриковским, поскольку в силу многогранности талантов Е.Гайдара его вклад в экономическую науку и экономическую практику в России оказывается точно не меньшим, чем совокупный вклад в своих сферах каждого из упомянутых граждан – Т.Лысенко, А.Фоменко, В.Петрика.

Чего можно ожидать от лысенковско-фоменковско-петриковского форума для экономистов? Примерно того же, что и от его собратьев по несчастью, если бы подобные форумы проводились бы (но, слава богу, не проводятся) генетиками, историками, химиками.

Начинать можно прямо с заголовка – с бредового названия его первой панельной дискуссии «Устойчивое развитие в период нестабильности», каждая часть которого была едко высмеяна бывшим президентом Чехии Вацлавом Клаусом.

Пафосное безумие на форуме продолжилось стенаниями вице-президента Всемирного банка Рейчел Кайт об ужасах глобального потепления.

Не подкачал и директор Института Земли Колумбийского университета Джеффри Сакс, который поначалу никак не мог остановиться в своем панегирике В.Путину за его «миротворческую роль в современном нестабильном мире», а в конце по-простому призвал российских граждан прекратить добывать уголь и вместо этого сосредоточиться на строительстве атомных электростанций и поставках произведенной на них электроэнергии для остального мира.

Но что бы ни пытались говорить зарубежные гастролеры, отечественные самородки дают им несомненную фору.

Тон задала первый зампред Центробанка К.Юдаева, обнаружившая в российской экономике т.н. угрозу стагфляции. Вообще говоря, нахождение угроз – это сама продуктивная специализация в публичной политике. На угрозах глобального потепления, скармливаемых регулярно неискушенному человечеству, международным мошенникам удалось успешно освоить не один миллиард долларов. В наших же краях изобретенная г-ном Гайдаром т.н. угроза голода, как известно, успешно кормила его и продолжает кормить его последователей на протяжении уже многих лет. На этом фоне введение в общественный оборот термина угроза стагфляции, не вполне понятного широкой публике, но вызывающего определенную обеспокоенность, – несомненно удачная проба пера.

Что же касается не угрозы стагфляции, а явления стагфляции, то в экономической науке порогом ее возникновения считается одновременное сочетание действия трех критериев: заметного повышения темпов инфляции, заметного снижения темпов экономического роста (вплоть до перехода к рецессии), заметного повышения уровня безработицы. Именно таким образом описывается, в частности, считающаяся классической стагфляция 1970-х годов в западных странах.

Тогда, например, в США среднегодовые темпы инфляции, составлявшие в 1971-72 гг. 3,7%, выросли в 1974-75 гг. почти втрое – до 10,1%; экономический рост, темпы которого в 1971-72 гг. достигали приличных 4,4%, в 1974-75 гг. обернулся спадом на 0,5%; уровень безработицы вырос с 5,8 до 7,1%.

Как на этом фоне выглядит нынешняя Россия?
С точки зрения соответствия критериям для появления стагфляции – совершенно неубедительно.

Если применять такие же, как это было в США, временные периоды и такой же временной лаг – средние двухлетние значения, разделенные одним годом (т.е. в США: 1971-72 гг., 1974-75 гг., 1973 г.; в России: 2009-10 гг., 2012-13 гг., 2011 г.), то ничего подобного в российской ситуации не наблюдается. В указанные периоды темпы инфляции не выросли, а снизились – с 8,8% до 6,5%; темпы экономического роста не упали, а возросли – с минус 1,7% до плюс 2,4%; уровень безработицы не увеличился, а уменьшился – с 7,9% до 5,5%.

Даже если заняться т.н. массажем данных, то есть попытаться произвольно менять сопоставимые условия – например, сокращать (увеличивать) сопоставляемые периоды и временные разрывы между ними – в целях подгонки получаемых результатов под наиболее близкие к желаемым, то даже в этом случае удастся добиться выполнения лишь одного-единственного критерия из трех, да и то – только частично. В т.н. «самом убедительном» случае будут сравниваться не средние двухлетние показатели, а только годовые, причем не разделенные годичным интервалом, а следующие друг за другом (например, 2012 г. и 2013 г.). В этом случае темпы инфляции незначительно снизятся – с 6,6% до 6,5% (вместо требуемого для стагфляции роста), уровень безработицы останется на прежнем уровне в 5,5% (вместо увеличения), и только темпы прироста ВВП снизятся с 3,4% до 1,3% (что однако в терминах определения стагфляции не выглядит слишком значительным).

Сравнение изменений макроэкономических показателей США и России по периодам, разница в процентных пунктах
Страны/Показатели США
1974-75 гг. по сравнению с 1971-72 гг.
Россия
2012-13 гг. по сравнению с 2009-10 гг. 2013 г. по сравнению с 2012 г.
Темпы инфляции, п.п. + 6,4 - 2,3 - 0,1
Рост ВВП, п.п. - 4,9 + 4,1 - 2,1 
Уровень безработицы, п.п. + 1,3 - 2,4 0,0
Источник: база данных МВФ.

Нетрудно видеть, что какие бы варианты ни подбирать, под определение события стагфляции нынешняя российская ситуация никак не подпадает. Что же касается угрозы стагфляции, то вероятность ее наступления близка к вероятности наступления угрозы голода в исполнении гг. Гайдара-Нечаева-Коха. То есть к нулевой. За исключением одного-единственного случая, когда обсуждаемое событие является целью запланированных и последовательно для этого осуществляемых действий.

Но даже на этом фоне комментарии Д.Медведева имеют совершенно фантасмагорический характер. Тот факт, что он, кажется, не вполне понимает смысл произносимых им предложений, выявляет особую злонамеренность его помощников и советников, в т.ч. из организаторов указанного форума, готовивших для него прочитанные им затем материалы и тем самым подвергших его особо изощренным публичным издевательствам.

Правда, и без его собственного творческого вклада дело не обошлось.
Первым делом г-н Медведев проинформировал собравшихся о самом важном произошедшем событии: «Начну с того, что в Россию наконец вернулась зима».

Затем ему удалось обвинить в причинах российской стагнации «рецессию у нашего основного торгового партнера – у Европейского союза» несмотря на то, что рецессия в Европе уже давно закончилась, ВВП Евросоюза растет уже два квартала подряд – во втором и третьем кварталах 2013 г., по предварительным данным, европейский ВВП также вырос в четвертом квартале 2013 г.

«Хитом» же выступления г-на Медведева стало его утверждение об «определенном зависании темпов экономического роста», «то что вслед за Барри Эйхенгрином называют ловушкой среднего уровня дохода». Недобрые помощники и советники премьера, вписавшие модную формулировку в текст своего подопечного, не стали информировать последнего о том, что по критериям Б.Айхенгрина российская ситуация не имеет ничего общего с моделью, предложенной калифорнийским профессором.

В своей концепции Б.Айхенгрин оговаривает временной критерий упомянутой «ловушки среднего дохода (ЛСД)» – замедление в темпах экономического роста должно длиться не менее 7 лет, при том, что длительность нынешней российской стагнации – примерно два года.

Ключевой фактор «ловушки» Айхенгрина – быстрое завершение демографического перехода, приводящего к резкому сокращению прироста численности населения. Однако в России демографический переход произошел несколько десятилетий назад, и быстрый экономический рост 2000-х годов происходил не при растущей, а при падающей численности населения, падение которой только сейчас стало замедляться и приближаться к стадии стабилизации.

Следующий фактор в модели затухающего роста Айхенгрина – резкое сокращение перетока рабочей силы из села с низкой производительностью труда в город с ее высокой производительностью. Однако в России экономический бум 1998-2007 гг. происходил при практически не меняющемся уровне урбанизации (74%), который теперь уже вряд ли будет заметно меняться.

В ЛСД Айхенгрина снижение темпов экономического роста происходит также в результате завершения процесса индустриализации и структурного сдвига в пользу сферы услуг. Однако в России этот процесс завершился десятилетия назад, а современный экономический рост в ней происходил во многом именно за счет расширения сферы услуг.

У Айхенгрина замедление роста происходит в результате падения нормы накопления, находящейся во время экономического бума на очень высоком уровне (свыше 29% ВВП). Однако в России норма накопления во время бума была не слишком высокой (20-25% ВВП), сейчас она не падает, более того, обнаруживает даже слабую тенденцию к росту.

Еще один важный фактор замедления роста в айхегриновской ЛСД – т.н. «эффект Балаша-Самуэльсона», т.е. неизбежное повышение реального валютного курса, заниженного во время экономического бума, с ростом уровня экономического развития. Однако в последнее десятилетие Россия имела не заниженный, а завышенный реальный курс рубля. Так что риск его дальнейшего повышения, особенно в условиях нерастущих нефтяных цен и исчезновения профицита платежного баланса по текущим операциям, крайне невелик.

Иными словами, модель Айхенгрина, по его же собственным словам, весьма «далекая от железного закона замедления роста» даже в тех случаях, на основе которых она была разработана, если и применима, то только по отношению к относительно «молодым» странам, с не очень образованным населением, осуществляющим экономический рывок во время последовательного процесса развития – от аграрной стадии через индустриальную эпоху к экономике услуг, одновременно совершающая демографический переход и завершающая процесс урбанизации, не имеющая, как правило, заметных рентных ресурсов. Российский же случай является практически полярной противоположностью страны из модели Айхенгрина. Это «старая», уже весьма развитая в промышленном отношении страна, с достаточно образованным населением, давно завершившая и демографический переход и процесс урбанизации, обладающая колоссальными рентными доходами, совершившая свой недавний экономический бум при явном преобладании в структуре экономики сектора услуг.

Таким образом модель ЛСД, ограниченно применимая даже для стран, для которых она была разработана, совершенно непригодна для российского случая. То, что таких вещей не знает Медведев, это неудивительно. Но те помощники и советники из АНХ, кто готовил ему доклад для зачитывания на форуме, бюджетное финансирование которого помогло повысить уровни их личного потребления и сбережения, это-то прекрасно знали. Что, естественно, не помешало им совершенно цинично всучить ему для зачитывания перед страной и миром самую настоящую «куклу с резаной бумагой».

В результате работы лысенковско-фоменковско-петриковского форума наукообразные заявления об угрозе стагфляции, ловушке среднего уровня дохода пополнили замечательный ряд таких выдающихся «открытий», как красная ртуть, чистая вода, угроза голода, каждая из которых успешно решала частные задачи устойчивого роста индивидуального благосостояния в периоды нестабильности.
Tags: Гайдар, сислибы, экономика, экономическая политика, экономический рост
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 207 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →