Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

Тяжелый выбор


Интервью Дмитрию Авалиани о причинах российской агрессии

Главная причина российской агрессии – несовместимость политических режимов двух стран. Авторитарная Россия не может позволить существование рядом с ней демократической Грузии, - так считает бывший советник президента Путина по экономическим вопросам, эксперт Центра глобальной свободы и развития Института Катона Андрей Илларионов. «24 Часа» беседовали с А.Илларионовым после его лекции в Тбилисском свободном университете. Основной темой выступления была российско-грузинская война. Андрей Илларионов считает, что российские власти осуществили против Грузии заранее спланированную и хорошо подготовленную агрессию.

- С какой целью Вы на этот раз находитесь в Грузии?
- В последнее время я стараюсь регулярно приезжать в Грузию. Для этого есть несколько причин. То, что в Грузии сделано на протяжении последних 5 лет, беспрецедентно. Аналога реформам, проведенным в последнее время в Грузии, по их скорости, глубине, серьезности и радикальности после второй мировой войны нет. Если вспомнить недавнюю историю Грузии, то ни для кого не секрет, что в течение предшествовавших 10 – 15 лет Грузия многими рассматривалась как «несостоявшееся государство», как государство, обреченное на провал. Многие наблюдатели полагали, что Грузии уже ничто не может помочь. То, что сделали люди, пришедшие 5 лет назад во власть, представляет собой настоящее чудо. Это первая и главная причина моего интереса к сегодняшней Грузии.
Кроме того, мой интерес к Грузии объясняется еще и тем, что многое из того, что было сделано, было сделано людьми, кого я знал и до этого, включая и Вашего президента. Поэтому у меня есть желание разбираться в том, что здесь происходит, отвечать на вопросы людей, если есть интерес, то давать советы…

- Даете ли вы советы правительству Грузии?
- У грузинского правительства есть такой актив, благодаря которому советы в экономической сфере ему нужны лишь в ограниченной мере. Этот актив – Каха Бендукидзе. С Кахой Автандиловичем я познакомился во время его работы в России. Когда он уехал из России для работы в грузинском правительстве, в России многие почувствовали, насколько велик был вклад Кахи Бендукидзе в российскую интеллектуальную жизнь. С его отъездом в политико-экономических дискуссиях в России образовался огромный провал. Возможно, в Грузии это сейчас не так заметно, потому что он довольно сильно занят практическими делами. Возможно, со временем в Грузии вы лучше это почувствуете. Каха Бендукидзе – это настоящее национальное достояние Грузии. Увы, теперь не России.

- Хотя многие грузинские эксперты по отношению к Бендукидзе и его реформам настроены отрицательно.
- Нет пророка в своем отечестве. Те, кто в Грузии настроен критично по отношению к его действиям, глубоко ошибаются. Результаты его реформ люди оценят, если не сейчас, то в будущем. Надеюсь, у них хватит объективности по достоинству оценить то, что им уже было сделано.

- В медиа и в разных аудиториях Вы часто касаетесь августовских событий прошлого года. Чувствуется, у Вас есть немало информации об этом. Каково Ваше мнение на сегодняшний день, какой главный вывод можно сделать из этих событий? И что стало главной причиной российско-грузинского конфликта?
- Коротко ответить на это вопрос непросто. Совершенно ясно, что существует несколько причин. В первую очередь, это несовместимость пполитических режимов в двух странах. В одной из них – демократия, весьма несовершенная, что не является секретом, но демократия. По отношению к грузинскому политическому режиму и нынешней грузинской власти есть немало претензий, частично, с моей точки зрения, заслуженных. При всем при этом грузинский политический режим – это вне всякого сомнения демократия. В России же господствует жесткий авторитарный политический режим, переходящий к мягкому тоталитаризму.

- Но чем же России угрожает грузинская демократия? Например, в Литве тоже есть демократия, причем более выраженная, чем в Грузии. Но, кажется, российскому режиму от этого нет ущерба.
- Любая демократия самим своим существованием представляет собой угрозу авторитаризму. Демократии и в Литве, и в Латвии, и в Эстонии самим фактом своего существования представляют угрозу российскому авторитарному режиму. Достаточно взглянуть на то, как в России освещаются хотя бы последние события в Литве и Латвии, не говоря уже об Эстонии, чтобы понять, какое раздражение российских властей вызывают балтийские демократии, оказывающиеся для нынешнего российского политического режима реальным вызовом. Однако демократический режим в Грузии представляет для российского авторитаризма угрозу еще более значительную, чем даже демократии в балтийских странах. Это объясняется тем, что в отличие от стран Балтии, где большинство населения по своему культурно-историческому коду является католическим и протестантским, большая часть грузинского населения является православными. По этому важному критерию культурно-религиозные цивилизационные коды большей части населения как России, так и Грузии совпадают. Именно поэтому создание и успешное функционирование демократических режимов в православных странах представляют для устойчивового существования в России авторитарного политического режима гораздо большую опасность, чем успех демократии в любой другой стране. Кроме того, в отличие, например, от других православных стран – Болгарии, Румынии, Сербии, Македонии, Греции, Кипра, обе наши страны – Россия и Грузия – на протяжении последних двух веков (за исключением трехлетнего периода 1918-1921 гг.) существовали в границах единого государственного образования. Это способствовало сильному сближению двух народов. Одним из результатов длительного совместного проживания двух народов стало то, что степень культурной близости между Грузией и Россией, возможно, не ниже, чем степень культурной близости России, с одной стороны, и Украины и Беларуси, с другой. В силу всех этих обстоятельств тот факт, что ментально и культурно близкий народ живет в условиях демократического режима, свободного общества и либеральной экономики, представляет собой огромную и непосредственную угрозу для авторитарного режима. В такой ситуации официозным агитаторам и пропагандистам, пытающимся доказать, что в России никакого иного политического режима кроме диктатуры, не может существовать, становится труднее находить убедительные аргументы… Поэтому далеко не случайно, что главными, а на самом деле – смертельными – врагами нынешнего политического режима в России являются именно Грузия и Украина – два демократических православных государства, проведших не один десяток лет вместе с Россией в рамках одного государственного организма, но тем не менее успешно продвигающиеся по пути все большей свободы.

- По Вашему мнению, можно ли было избежать вооруженного конфликта?
- После ошибочного решения Бухарестского саммита НАТО, по моему мнению, не осталось ни единого шанса остановить начало долго и тщательно готовившейся войны. Последним шансом (не гарантией, но шансом) было бы предоставление в апреле 2008 г. Грузии и Украине МАП при одновременном дополнении и развитии этого шага другими действиями со стороны США, Европы, международных организаций.

- По Вашему мнению, достигла ли Россия своих целей?
- Вне всякого сомнения, промежуточная цель достигнута – в Абхазии и Южной Осетии появились регулярные российские войска, численность которых не ограничена настоящими международными соглашениями. Главная цель – пока нет. Анализ большого количества данных позволяет сделать вывод, что, очевидно, одной из важнейших целей нынешнего российского руководства было достижение политического контроля над Грузией, а в случае недостижения этой цели – ее дезинтеграция. Судя по тому, какие решения принимались, как эти решения готовились, в течение какого времени и какими средствами выполнялись, дезинтеграция Грузии, похоже, была и остается одной из главных целей. Расчленение Грузии означало бы появление независимых и полузависимых не только Абхазии и Южной Осетии, но также и Аджарии, Самегрело, Джавахети, Имерети, района Квемо-Картли вокруг Марнеули. Понятно, что Джавах и Марнеули предлагаются соответственно Армении и Азербайджану. Похожий подход в 1938 г. по отношению к Чехословакии был продемонстрирован нацистской Германией, предложившей Польше и Венгрии не упускать своих шансов в Тешинской области и Словакии.

- Есть ли у России ресурсы для реализации этого плана?
- Конечно.

- Может ли Грузии в этих условиях надеяться на международную помощь?
- Может. Но шансы на ее получение высокими я бы не назвал. И Европа и даже США не готовы и не желают ради Грузии идти на обострение отношенией с Россией. В большой степени Грузия оставлена один на один со своим могущественным северным соседом. В этой ситуации я вижу два крайних варианта действий для страны, оказывающейся под ударом агрессии со стороны более крупного соседа. История ХХ-го века показывает нам реакции двух типов, относительную успешность которых вы можете оценить сами. В обоих случаях западные страны в лучшем случае не помогали жертвам агрессии, в худшем – даже оказывали моральную, политическую и легальную поддержку агрессору. Первый тип реакции – это реакция чехословацких властей во главе с президентом Э.Бенешем на агрессию со стороны Германии в 1938-39 годах. Мы хорошо знаем, что случилось вначале с Судетской областью, а затем и с остальной Чехословакией. Реакцией второго типа стали действия правительства Рюти и армии под командованием Маннергейма в Финляндии. Итог оказался тяжелым, кровавым, заплаченная финнами цена – огромной, со значительными человеческими и территориальными потерями. Тем не менее финская государственность была сохранена. Выбор ответа на главный вопрос в любом случае остается за грузинским обществом. Какой вариант реагирования на агрессию выбрать – путь чехословаков и Бенеша или путь финнов, Рюти и Маннергейма? Ответ на этот вопрос может дать только ваше общество и ваши власти. Мое дело – лишь описать эти альтернативы и их наиболее вероятные результаты.

- Как Вы оцениваете последние антикризисные инициативы грузинского правительства, которое выделило на развитие инфраструктуры более 1,5 миллиардов лари? Насколько это оправдано, и принесет ли это положительный эффект?
- Не думаю. Конечно, инвестиции в развитие инфраструктуры нужны. Как в России, так и в Грузии инфраструктура находится в удручающем состоянии, поэтому инвестиции в нее необходимы. Однако эта необходимость не зависит от конкретной стадии коньюнктурного цикла, на которой находится страна. Например, в Грузии есть лишь одна дорога, связующая западную и восточную части страны, что, конечно, недостаточно. Реконструкция этой дороги, создание параллельных дорог, восстановление и расширение мостов, тоннелей, объездов опасных участков абсолютно необходимы. При этом следует помнить, что это надо делать в любом случае – независимо от поворотов коньюктуры. Что касается мер по борьбе с финансовым кризисом путем инвестирования в инфраструктуру, то, мне кажется, и об этом убедительно говорит мировой опыт, эффективность таких мер, как правило, невысока.

Интервью газете «24 часа», Грузия (интервью брал Дмитрий Авалиани)
http://www.24saati.ge/index.php?lang_id=GEO&sec_id=2&info_id=44818

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 128 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →