Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

Историческое проклятие гопника

Нахожусь под впечатлением серии постов Алексея Венедиктова под общим тэгом «Историческое проклятие Путина».
Перевод с кремлевского новояза на общепринятый язык мог бы выглядеть примерно так.



«Историческое проклятие вора», 27 февраля 2014 г.
Решение, которое должен принять вор, – феерическое.
Либо способствовать отъему любимой беседки брата из его хозяйства, охваченного в данный момент пожаром, и соответственно получить все мыслимые и немыслимые риски полицейского преследования, включая возможную изоляцию в участке и объявление бойкота со стороны других жителей деревни с непредсказуемыми последствиями, с одной стороны, но возможное в перспективе присоединение беседки к своему собственному участку.

Либо – «пропустить ход», потеряв возможность кражи беседки и заслужить историческое порицание как лоха, не сумевшего воспользоваться пожаром в соседском доме, но при этом сохранить свою роль как уважаемого жителя деревни и члена деревенского совета.

Тот случай, когда не позавидуешь.

«Историческое проклятие грабителя – цугцванг», 29 июня 2014 г.
Я уже писал перед «беседочной эпопеей» об историческом проклятии вора (см. выше), когда перед ним стоял выбор между возможностью стащить чужое и политической целесообразностью не делать этого. По «беседке» вор принял решение в пользу «исторической справедливости», забрав беседку себе. Первая развилка – красть или не красть – была пройдена. Но теперь возникла вторая развилка с условным названием – грабить или не грабить, которая пока еще не пройдена.

У гопников есть такой подход к лохам – «делиться надо» (похоже, на «принуждение к миру», правда?), когда любой шаг грабителя лишь закрепляет представление о нем в глазах окружающих («пиджаки» говорят: типа «цугцванг»).

И, правда, какой у настоящего гопника выбор? Между чем и чем?

А) Сдать деревенской полиции бандюков, нападающих на брата, грабящих брата, убивающих членов его семьи.
С моей точки зрения, исходя из моего знания и понимания характера гопника, это для него невозможно. Невозможно – и все тут.

Б) Помочь бандюкам отобрать у брата мастерскую и гараж, а затем прирезать их к своему участку – со всеми рисками драки с братом, каким бы слабым он ни был, а также и с его домочадцами, женой, детьми в случае, если придется залезть на его участок.
Риски велики, но я бы не исключал и такого развития событий.

В) Договориться о том, чтобы бандюки стали членами семьи брата, соединить их вместе, переженить, назначить им своего смотрящего, чтобы мастерская и гараж формально считались бы принадлежащими брату, но фактически использовать их в своих интересах.
Гопнику необходимо заблокировать возможность того, чтобы кто-нибудь (кроме самого гопника) мог бы приехать в гости к брату, даже если он сам этого захочет. А, контролируя мастерскую и гараж, гопник, в случае нежелательного гостя, может взорвать ситуацию (гараж, брата, гостя).

Кажется, к этому дело и идет.

Конечно, гопник остался гопником – для него сама мысль о том, чтобы не воровать или, например, не грабить, невозможна по жизни. Оброненная им на днях фраза у колодца была жесткой – в смысле определенной. И даже то, что его там публично назвали так, как он этого заслужил, не заставила дрогнуть ни один мускул на его лице.

А сейчас ему предстоит сделать ход.
И руки его уже тянутся к арматуре.
Tags: Путинская война против Украины, лингвистика, переводы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 104 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →