Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

А.Колпакиди, М.Соколов. Необъявленные войны и мятежи Коминтерна – 2

Окончание. Начало см.:
http://aillarionov.livejournal.com/736203.html

М.СОКОЛОВ: То есть, это операция Коминтерна и разведуправления Красной армии?

А.КОЛПАКИДИ: Да. Крестьянские организации – об этом тоже никогда не писали, которые действовали в Польше, Румынии, имели там некое спецслужбовское ядро. То есть, там были люди в руководстве, через которых поступали деньги, которые сами являлись людьми двойного назначения. С одной стороны, они были крестьянские лидеры, с другой стороны, работали на советскую разведку. Это было и на Балканах и во многих странах. Думаю, что эта деятельность проводилась разведупром и Коминтерном, и Сталин и высшее руководство страны - Зиновьев, Чичерин, Литвинов, - они об этом не знали. И для них был шок вначале 25-го года, когда на границе произошло столкновение. Они думали, что это поляки напали.

М.СОКОЛОВ: А столкновение – это какой-то отряд отступал и столкнулся с пограничниками?

А.КОЛПАКИДИ: Да, он, отступая снес польскую заставу.

М.СОКОЛОВ: А потом и советскую.

А.КОЛПАКИДИ: Да. А у нас решили, что это польский отряд бандитский напал на нашу территорию и устроил провокацию.

М.СОКОЛОВ: Это январь 25 года, местечко Ямполь.

А.КОЛПАКИДИ: Да, так называемое «Ямпольское нападение», оно обсуждалось на Политбюро, послали комиссию, и вдруг выясняется, что это наши люди. Был скандал, создали комиссию во главе с Куйбышевым, который все это дело исследовал, и было принято решение эту так называемую активную разведку свернуть. То есть она существовала 5 лет – с 20 по 25 гг. Ее свернули. Но, несмотря на то, что ее свернули – это март 25 г., уже через месяц болгарские коммунисты устроили в Софии дикие события – взорвали центральный собор.

М.СОКОЛОВ: И это интересная история. Но я бы хотел завершить с польско-белорусской темой – масштаб каков, сколько людей участвовало в этом так называемом партизанском движении при поддержке советской России и Коминтерна? Сколько отрядов было? Десятки, тысячи?

А.КОЛПАКИДИ: Очень сложно подсчитать Дело в том, что некоторые отряды формально были националистическими, и формально ими руководили литовцы. А сейчас, как мы выясняем, все равно, так или иначе, советская разведка в них внедрялась.

М.СОКОЛОВ: Там и эсеровские были.

А.КОЛПАКИДИ: Да, белорусские эсеры якобы. Ну, достаточно большое количество. Сейчас, как выясняется, и ими тоже опосредованно руководили советские агенты. Например, самый главный атаман, по кличке Герман Скоморох, который ультиматум Пилсудскому направил, оказался советским агентом военным. А выдавал себя за эсера и белорусского националиста. То есть очень сложно посчитать.

М.СОКОЛОВ: Но несколько тысяч человек?

А.КОЛПАКИДИ: Несколько тысяч человек. Тем более, что действовало активное подполье на Украине западной, во всей Галичине. Там были подпольные организации. Склады оружия.

М.СОКОЛОВ: Коммунистические или националистические?

А.КОЛПАКИДИ: Чисто коммунистические. Но в начале 20-х оно очень активно сотрудничало с националистами – вплоть до организации Коновальца. Об этом сейчас все на Украине забыли и не пытаются вспоминать, но на само деле этих фактов было много. И некоторые группы, и отряды, которые там действовали, в начале 20-х, даже трудно атрибутировать. Например, националисты их считают националистическими, а советские историки их считали коммунистическими.

М.СОКОЛОВ: А правда вся в закрытых архивах.

А.КОЛПАКИДИ: Они совместные были. Правда в том, что они действовали совместно. И правда в том, что какое-то время СССР финансировал работу организации, которую возглавлял Коновалец – так считается, но реально ее возглавлял Петрусевич, бывший диктатор Западно-Украинской Народной Республики. А Коновалец возглавлял ее военное крыло. Потом они поссорились, в 25 г., Петрусевич остался на позициях СССР, а Коновалец выступил против и стал фактически ориентироваться только на Германию. И, кстати, его ближайший помощник, который после его смерти возглавил организацию, Мельник, он и судился не за национализм, а за шпионаж в пользу Германии против Польши.

М.СОКОЛОВ: Поляками.

А.КОЛПАКИДИ: Да. Там был большой процесс. И их судили в основном или за терроризм, или за шпионаж, больше ни за что.

М.СОКОЛОВ: Давайте о болгарской истории – это действительно уникальный случай, коммунистический теракт в 25-м г. произошел. Но несколько слов сначала о предыстории, что происходило в начале 20-х в Болгарии, действительно, были ли шансы у коммунистов захватить там власть?

А.КОЛПАКИДИ: В Болгарии коммунистические идеи были страшно популярны. Хочу напомнить, что Болгария – одна из немногих стран, где были свои большевики до 17 года. Там партия, как и в России, раскололась.

М.СОКОЛОВ: «Тесняки»?

А.КОЛПАКИДИ: «Тесняки» во главе с Благоевым, основателем социал-демократии. И я знаю, что это было только в Голландии – небольшая группа, так называемые «трибунисты», у нас большевики и в Болгарии. Все остальные группы левацкого толка были крайне многочисленны, но никакого значения не играли. В Болгарии, на мой взгляд, секрет был в учителях. Учителя играли огромную роль – страна развивающаяся, крестьянская. Учителя были такие позитивисты, они восприняли идею коммунистическую-модернизаторскую.

М.СОКОЛОВ: Прогресс.

А.КОЛПАКИДИ: Да, модернизация, резкий рывок в будущее. И профсоюзники то же самое - ну, рабочие, это понятно. Компартия была одной из крупнейших в стране и вообще в мире.

М.СОКОЛОВ: Но до 23 г. власть была у «Земледельческого союза», такая крестьянская, социалистическая, правда, умеренная.

А.КОЛПАКИДИ: Причем, очень хорошо относившаяся к России, и при них очень хорошо там себя чувствовали наши агенты. А агентов наших там было много, потому что там была большая военная эмиграция. И именно оттуда планировались всякие десанты, и так далее.

М.СОКОЛОВ: Врангелевские войска.

А.КОЛПАКИДИ: Да, организация Покровского, и так далее. И деятельность наших агентов такая активная в Болгарии -, ну нам Болгария была до лампы, сама страна никакой угрозы не представляла. Но вот этот десант, который там постоянно готовился, которым пугали и который сам по себе был не страшен, а страшен был резонанс, который он мог вызвать на Кубани, в казачьих областях. Вот этого очень боялись. Поэтому эти организации давили, устраивали против них всяческие акции, провокации, и так далее. И, в конце концов, добились своего – эту опасность сняли.

М.СОКОЛОВ: А некоторых просто отстреливали.

А.КОЛПАКИДИ: Да, некоторых отстреливали. И в результате там правительство Тамболийского смотрело на эту деятельность сквозь пальцы, потому что эти русские им были, в общем-то, не нужны. Хотя надо сказать, что некоторые русские эсеры входили в окружение Тамболийского – он считался эсером, левым, пророссийским. И у него был один, с точки зрения Москвы, минус – он своих коммунистов очень опасался как конкурентов. Поэтому он принял закон в 23-м году о переходе на мажоритарную систему голосования, что резко подрывало количество депутатов Компартии, и там проводились какие-то аресты против них. То есть агенты чувствовали себя вольготно, а вот местные коммунисты – не вольготно. И они его очень не любили за это. Поэтому когда его стали свергать правые – ну, их называют «фашистами», но это была чисто буржуазная оппозиция. Потому что он, кстати, применял очень много недемократических методов. Там были политические убийства наиболее видных лидеров оппозиции. То есть, среди его сторонников были откровенные авантюристы и террористы. Это не было диктатурой, но методы были, мягко говоря, не очень демократические. И это вызвало концентрацию оппозиции – их поддержали русские белогвардейцы, и при их помощи они его свергли. Ну, его убили, это было довольно зверски, а Компартия умыла руки, сказали: а, ты нас мордовал, зажимал, мы тебя не поддержим.

М.СОКОЛОВ: Отошли в сторону.

А.КОЛПАКИДИ: Да. В Москве был дикий скандал, их вызвали, - дело в том, что Москва просто взбеленилась, - режим-то устраивал Москву, это был чуть ли не единственный дружественный режим, более дружественный, чем германский. А основной тезис Коминтерна был – я это называю «Брестский тезис» - это то, что выгодно советской России, то выгодно мировому пролетариату. Поэтому любое действие, направленное в поддержку СССР, одобрялось. А любое, не направленное, считалось предательством мирового рабочего класса.

М.СОКОЛОВ: При этом курс Советской России или Советского Союза все время менялся, и надо было приспосабливаться.

А.КОЛПАКИДИ: Ну да: ты поддерживаешь Советскую Россию – значит, ты на правильном пути. Вот это была лакмусовая бумажка, то, что Ленин сформулировал во время «Брестской дискуссии». И это считалось основа основ любого коммунистического действия. А тут они это нарушили – выступили против интересов России в своих шкурных интересах. И там началась чистка, произошел раскол. И все-таки их заставили подготовить восстание. Буквально через месяц они уже сами стали готовить свое восстание против правительства, захватившего власть. Но у них была слишком большая партия и слишком большая военная организация. Если вот эстонцев было мало и там трудно было завести провокатора, тут уже речь шла о 7 тысячах боевиков и естественно, там нашлись провокаторы. В Болгарии была небольшая, но очень хорошая группа контрразведчиков, бывших офицеров, даже не спецслужб, а бывших ветеранов войны, которая тоже использовала террористические методы борьбы с этим подпольем. И они сумели очень многих ключевых фигур изъять еще до начала восстания. Поэтому они там неделю провоевали, захватывали даже города с 22 по 29-е сентября, потом, с боями, ушли за границу. Погибло, кстати, очень много человек во время самих боевых действий, было арестовано несколько тысяч человек и 3 тысячи человек эмигрировали. Вот эти 3 тысячи эмигрировавших стали готовить реванш. Туда направили, опять же, наших военных, и нелегалов, и военных советников – знаменитый Христофор Салдин был там, высаживался, туда постоянно перебрасывали по Черному морю на лодках оружие, и ловили, - все это было известно, что готовится. И они готовили реванш. Но никак не предоставлялось удобного случая. Обстановка в стране была, в общем-то, стабильная, не было инфляции как в Германии, не было никаких беспорядков, - ничего. И вот они готовились-готовились и, видно, переготовились, - уже очень сильно их полиция контролировала, и они решили сделать такую акцию – взорвать все руководство страны в одном месте.

М.СОКОЛОВ: Но до этого они царя хотели убить.

А.КОЛПАКИДИ: Покушение на царя анархисты провели. А они хотели убить все руководство страны. Дело в том, что они сотрудничали очень тесно с частью «земледельцев», которые тоже ушли в подполье и с анархистами. И они там создали партизанские отряды, так называемые «четники». Партизанские отряды, кстати, были не только на территории Болгарии в это время, коммунистические, но и на территории Югославии. Румынии и других балканских стран. И вот они решили взорвать все руководство страны. Был придуман такой хитроумный план: пристрелили одного генерала, очень заслуженного, старого, совершенно справедливо полагая, что его будут отпевать в центральном соборе и на отпевание придет все руководство страны во главе с царем. А крышу заминировали огромным количеством взрывчатки. Один из служащих этой церкви, священник оказался коммунистом. Вот они все это дело провернули, взорвали собор, погибло огромное количество людей, несколько министров, генералов.

М.СОКОЛОВ: 16 апреля 1925 года.

А.КОЛПАКИДИ: Да. Но основная верхушка не погибла, и царь не погиб. И более того, теперь мы уже точно знаем, у нас есть документ, отчет нашего резидента о том, что в Москве этого не знали, то есть, они это сделали на свой страх и риск, это была их чистая авантюра с целью захвата власти. Причем, даже партийное руководство это не одобрило.

М.СОКОЛОВ: А они все-таки консультировались с Димитровым?

А.КОЛПАКИДИ: Консультировались, но те им не рекомендовали это делать. Но во главе военной организации стояли очень пассионарные кадровые военные, которые всю войну провоевали, были очень авантюрные и смелые люди. И вот эти кадровые военные, оказавшиеся во главе военной организации Компартии, они все это и провернули.

М.СОКОЛОВ: 134 человека погибли, 500 были ранены. Вообще фантастический ужас.

А.КОЛПАКИДИ: Да. Ну и сразу после этого начался дикий разгром Компартии. То есть как будто бы это было сделано специально, чтобы разгромить, потому что полиция, армия тут же по спискам всех изымала, огромное количество людей было казнено. То есть Компартии Болгарии был нанесен ужасный удар.

М.СОКОЛОВ: Организаторов довольно быстро тогда поймали и повесили.

А.КОЛПАКИДИ: Да. Но основные, вот эти офицеры, они погибли в перестрелках, застрелились или были убиты, а часть, во главе с Марком Фридманом, была повешена.

М.СОКОЛОВ: Коста Янков, Иван Минков – организаторы.

А.КОЛПАКИДИ: Да. Коста Янков – это зять Благоева, муж Стеллы Благоевой, одной из руководительниц Коминтерна. Кстати, Минков даже прошел разведобучение в СССР и руководил в этой организации разведкой и диверсиями.

М.СОКОЛОВ: Я так понимаю, что после этого великого события коммунистам долго ничего не светило, до Второй мировой войны уже.

А.КОЛПАКИДИ: Знаете, как ни странно, они были все время в подполье, но они очень быстро восстановили авторитет среди масс. Но так как они из подполья вырваться не могли – они там действовали через подставную партию, но они уже того веса, который был, не набирали. Но тем не менее к началу Второй мировой войны это была все-таки одна из самых популярных партий страны. Поэтому недаром они моментально организовали самое массовое – сравнимое с югославским – партизанское движение, чего не было и в Румынии.

М.СОКОЛОВ: И власть захватили с подходом советских войск, расправились с неугодными.

А.КОЛПАКИДИ: Да. У них оказались и среди офицеров сторонники. То есть они постоянно входили в элиту, не были маргиналами, как немецкие коммунисты. Они постоянно входили в элиту, то есть были люди из элиты, которые были на их стороне.

М.СОКОЛОВ: Если подводить наш разговор, на ваш взгляд, методами спецслужб революцию можно устроить?

А.КОЛПАКИДИ: Конечно, нет. Можно ее приблизить. Самая мощная, о чем мы не говорили, победа Коминтерна – это Китай. Ведь если бы не Китай, неизвестно, чем бы закончилась «холодная война». То есть мы получили Китай после войны и не смогли американцы тогда навязать однополярного мира.

М.СОКОЛОВ: Все-таки, наверное, это заслуга самих китайцев.

А.КОЛПАКИДИ: Да, в целом.

М.СОКОЛОВ: И ошибки Чан Кай Ши. Тут должна быть отдельная передача – про Китай.

А.КОЛПАКИДИ: Да. Но роль Коминтерна была колоссальной. И денег туда потратили гораздо больше, чем на все европейские страны, включая Германию, вместе взятые. И работа там велась не 2-3 года как в Германии, а 20-30 лет. Поэтому это пример того, знаете, это как та мышка, за которую дернули и вытащили репку. Может быть, не будь мышки, репку бы и не вытащили. И главное, что я хочу сказать, что Коминтерн все-таки действительно был союзником. Огромная помощь поступала, я имею в виду не только шпионаж. Возьмем Испанию, - немцев только 5 тысяч поехали воевать. Они же воевали, в общем-то, за наши геополитические интересы. Поляков 4 тысячи. 30 тысяч добровольцев поехали. Сейчас в Донецк почему-то не поехали 40 тысяч интербригадовцев. А туда сразу же – свистнули, и поехали. Причем, не просто поехали какие-то лохи необстрелянные, а хорошо обученные уже люди. Биографии всех командиров интербригад – они же фальшивые. У них там есть подпольное зерно, в этих биографиях. То есть каждый из этих людей – там Терминатор отдыхает. Это действительно люди колоссальные, диверсанты, спецслужбисты, разведчики огромного масштаба.

М.СОКОЛОВ: Ну, в европейской стране, по крайней мере, ни в одной такими методами революцию не удалось устроить.

А.КОЛПАКИДИ: Нет, не удалось. Ну, как не удалось? Все-таки Движения Сопротивления без Коминтерна бы такого мощного не было в тылу у немцев. Посмотрите, разве освободилась бы Югославия практически своими силами, если бы не было Коминтерна? Никогда бы. Коминтерн играл огромную роль. Все эти люди, которые возглавляли Народно-освободительную армию Югославии, и не только Югославия – Югославия как пример, - они прошли школу Коминтерна – обученные, и так далее. Просто это все скрывалось в биографии.

М.СОКОЛОВ: То есть получилось так: готовились к мировой революции, а эти кадры пригодились в борьбе с нацизмом.

А.КОЛПАКИДИ: Да, очень сильно пригодились. Не то что пригодились, они сыграли колоссальную роль во Второй мировой войне.

М.СОКОЛОВ: Ну что же, сегодня мы говорили в программе «Цена революции» о необъявленных войнах и мятежах Коминтерна, в основном, о 20-х гг. В гостях был главный редактор издательства «Алгоритм», историк Александр Колпакиди. Всего вам доброго, до свидания.

http://echo.msk.ru/programs/cenapobedy/1393296-echo/
Tags: СССР, агрессия, империализм, история, тоталитаризм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments