Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Category:

Информационная война и геноцид

Б.Козловский. Тысяча мертвых на тысячу слов. Как работала пропаганда в Руанде.
Доцент-экономист из Гарварда вспомнил школьную физику и придумал простой способ сосчитать убитых пропагандой во время резни тутси

Дэвид Янагизава-Дротт, автор 45-страничной статьи в августовском Quaterly Journal of Economics, давно занимается тонкостями отношений власти и СМИ. А последние несколько лет подробно разбирает сюжет про геноцид 1994 года в Руанде и роль в нем одной-единственной радиостанции RTLM («Радио Тысячи Холмов»).
Ее ведущих международный трибунал осудил на долгие тюремные сроки. Проблема виновности вроде бы решена. Да, разжигали ненависть. Да, призывали «раздавить тараканов». И действительно, за три месяца, с апреля по июль, активисты-хуту мачете и голыми руками убили 500 тысяч тутси (или миллион, о цифрах спорят). Открытым остается другой вопрос: так ли уж сильно радио повлияло на развитие событий? (Про ТВ и газеты речи нет: в стране, где большинство не умеет читать и не имеет денег на телевизор, радио вне конкуренции.)

И тут, как часто бывает у нас в рубрике, на помощь приходит физика. А конкретней — законы распространения радиоволн. У RTLM — одной из двух станций, которые в России назвали бы федеральными, — в распоряжении было всего два передатчика: один, 100-ваттный, в столице Кигали, другой, 1000-ваттный, на высоком горном пике Муэ. «Тысяча Холмов» в названии станции — это потому, что Руанда и в самом деле гористая. Горы перекрывают путь радиосигналам, поэтому в некоторых деревнях приема нет, а в некоторых покрытие частичное. Янагизава-Дротт раздобыл спутниковую карту рельефа и с легкостью рассчитал уровень сигнала в каждой обитаемой точке.

У ученого был еще один набор данных: сколько человек в какой деревне осуждены за участие в геноциде. И в зоне уверенного приема RTLM таких обнаружилось на 62-69 процентов больше, чем там, куда сигнал не добивал вовсе. Уже это наблюдение ломает удобную теорию, что призывы убивать в эфире — не причина, а следствие настроений широких масс. Если большинство желает крови, найдутся СМИ, которые озвучат и эту точку зрения. Логично? Со статистикой в руках — уже не очень: где утром пропаганда, там вечером кровь, а не наоборот.

Насилие имеет разные формы. Одни убийцы — любители-одиночки (443 тысячи осужденных); им радио намекало, что за дележ имущества убитых соседей-тутси ничего не будет. Другие — так называемая «милиция» (77 тысяч осужденных): в переводе на русский это не люди с погонами и в фуражке, а, скорее, нечто вроде казачьих дружин, организованные добровольцы. Кумулятивный эффект, обнаруженный Янагизава-Дроттом, касался как раз вербовки таких отрядов. Лучше всего она шла, если не только сама деревня, где вербуют, но и соседние с ней попадали в зону уверенного приема RTLM. То есть головорезами в отряды милиции идут, получается, не только законченные маньяки, но и обычные люди, которым хватило бы неодобрения далеких соседей, чтобы передумать.

Для индивидуального насилия такой закономерности не обнаруживалось: если ты идешь убивать один, то, вероятно, и так отдаешь себе отчет, что это просто убийство, а не священная война. Зато когда все вокруг уверены, что ваше дело правое, примкнуть к организованным силам добра просто как никогда.

В конце статьи мало морализаторских выводов, зато много таблиц и графиков. Один, например, хорошо объясняет, зачем властям зачищать информационное пространство (ну, например, в России додавливать соцсети и блоги), если они и так доминируют в эфире. Когда доля радиослушателей в деревне переваливала за пороговую цифру в 60-80 процентов, уровень «насилия милиции» вырастал скачком. Последние сомневающиеся — серьезное препятствие на пути у пропаганды, и это меньшинство нельзя недооценивать.

Геноцид в Руанде — совсем недавнее прошлое: в 1994-м в России крутят рекламу МММ с Леней Голубковым, Ельцин дирижирует оркестром и в планах первая чеченская война. Тот же список примет времени объясняет, почему новости о резне где-то в Африке стали главным сюжетом года в американских и европейских СМИ, но не у нас. Про нее начали вспоминать как раз перед началом войны на Украине: сравнивать с «Радио Тысячи Холмов» разные провластные СМИ в России, от Первого канала до Russia Today, — общее место.
Государственные СМИ способствуют войне? Государственные СМИ нагнетают ненависть? Дэвид Янагизава-Дротт переводит эти интеллигентские суждения в плоскость цифр. Он дает свою оценку снизу для числа смертей, которые целиком и полностью на совести «Радио Тысячи Холмов». Получается 51 тысяча людей, которые были бы живы, если бы в двух точках страны сломалась пара передатчиков — один на 100, другой на 1000 ватт.

Забавно, что у Russia Today свой, особый взгляд и на эту африканскую историю: не такие эти 500 тысяч жертв были и невинные, какими их выставляют так называемые западные СМИ. «Элиты тутси верили, что они богоизбранный народ, евреи Африки, прирожденные правители миллионов крестьян-хуту». Словом, сообщает нам государственное СМИ, которое транслирует официальную позицию российских властей миру, полмиллиона человек (или миллион) вырезали не зря. Было за что.
http://www.snob.ru/selected/entry/81673

Propaganda and Conflict: Evidence from the Rwandan Genocide
David Yanagizawa-Drott
Author Affiliations Harvard University
*To whom correspondence should be addressed. 79 JFK St, John F. Kennedy School of Government, Harvard University, Cambridge, Massachusetts 02138. E-mail: david_yanagizawa-drott@harvard.edu.
Abstract
This paper investigates the role of mass media in times of conflict and state-sponsored mass violence against civilians. We use a unique village-level dataset from the Rwandan Genocide to estimate the impact of a popular radio station that encouraged violence against the Tutsi minority population. The results show that the broadcasts had a significant impact on participation in killings by both militia groups and ordinary civilians. An estimated 51,000 perpetrators, or approximately 10 percent of the overall violence, can be attributed to the station. The broadcasts increased militia violence not only directly by influencing behavior in villages with radio reception, but also indirectly by increasing participation in neighboring villages. In fact, spillovers are estimated to have caused more militia violence than the direct effects. Thus, the paper provides evidence that mass media can affect participation in violence directly due to exposure, and indirectly due to social interactions.
The Quarterly Journal of Economics (2014) doi: 10.1093/qje/qju020First published online: August 21, 2014
http://qje.oxfordjournals.org/content/early/2014/08/21/qje.qju020
Tags: агрессия, информвойна, криминал, террор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 47 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →