Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Category:

Иловайская трагедия


https://www.youtube.com/watch?v=9N5M4IFbz2Y

Ю.Бутусов. Подвиг и трагедия Иловайска
...
В августе вооруженные силы Российской Федерации перешли к новому этапу эскалации конфликта. Если ранее российские войска служили источником вербовки наемников для войны в Донбассе, то с 10 августа началось проникновение отдельных подразделений на территорию Украины, которые начали принимать участие в боевых действиях. Судя по датам гибели российских военнослужащих и показаниям их родственников в России, 13 августа в районе города Снежное Донецкой области ударом оперативно-тактического комплекса "Точка-У" было уничтожено скопление войск и боевой техники — это оказались подразделения 18-й мотострелковой бригады РФ.
...
Сопротивление и характер наземных боевых действий резко ужесточились. Начали расти и потери украинских военнослужащих. Ввод российской армии был связан с тем, что ресурсы наемников были практически полностью исчерпаны в предыдущих боях, и они уже не могли обеспечивать контроль и защиту огромной линии фронта. Выход украинских войск на окраины Донецка и охват Луганска могли привести к скорому падению "столиц" "ДНР" и "ЛНР".
Российские войска как со своей территории, так и с территории Украины организовали массированные артиллерийские удары по украинским войскам. Поскольку "контактные" бои приводили к большим потерям, приоритетом российского командования стало нанесение бесконтактного огневого поражения украинским войскам в приграничных районах Луганска, в районах Саур-Могилы, Амвросиевки, Тореза, Шахтерска.
...

Вторжение

Российские войска подготовили для вторжения участок в районе южнее Саур-Могилы—Успенка—Амвросиевка. В течение предыдущих дней по украинским войскам велась массированная артподготовка с территории РФ. Некоторые подразделения были деморализованы тем, что противник расстреливает наши части, но отвечать на этот огонь запрещено. Ряд украинских командиров запросили разрешение отрыть огонь по видимым нашей разведке артиллерийским батареям на территории РФ, но такая команда не последовала.

Огонь противника нанес тяжелые потери войскам, прикрывающим границу в секторе "Д" (командующий — генерал-лейтенант Петр Литвин). Попытки любой ценой удержать наблюдательный пункт на Саур-Могиле, позиции вблизи границы, очень дорого обошлись нашим бойцам. Противник широко применял тяжелую артиллерию — 152 мм гаубицы, 220 мм и 300 мм реактивные системы залпового огня "Ураган" и "Смерч".

Ситуация в секторе "Д" сложилась критическая еще до полномасштабного российского вторжения.
Российское командование решило максимально использовать фактор внезапности для достижения успеха. В то время как министр обороны Валерий Гелетей заявил на параде, что "антитеррористическая операция развивается по плану", а командующий АТО Виктор Муженко получал звезду генерал-полковника и участвовал в параде в честь Дня независимости, российские войска перешли в наступление.

Российское наступление 24 августа во время парада — это фиаско военной разведки Украины и министерства обороны, которому подчиняется ГУР МО.

24 августа батальонно-тактические группы из состава 8-й, 9-й мотострелковых бригад, 98-й и 106-й воздушно-десантных дивизий, усиленные подразделениями 31-й десантно-штурмовой бригады, пересекли российско-украинскую государственную границу. Противник ударил между Амвросиевкой и Саур-Могилой и пошел прямо на Кутейниково—Старобешево.
Россияне наступали в плотных боевых порядках компактными боевыми группами. Многие украинские подразделения не дрогнули, и в районе Амвросиевки россияне встретили упорное сопротивление. Однако оборона была разрозненной и очаговой. Российские части несли потери, но продвижение не могло быть остановлено. Приграничный район сектора "Д" не был прикрыт никакими инженерными заграждениями и минными полями. Используя большое численное и техническое превосходство, а также поддержку самоходной артиллерии, большое количество тактических беспилотных разведчиков, средства радиотехнической разведки, противник продолжал наступление. Ряд украинских подразделений были разбиты, значительное количество наших военнослужащих — несколько сотен человек, было вынуждено в безнадежных условиях сдаться в плен.

В этих условиях командный пункт командующего сектором "Д" Петра Литвина попал под артналет, генерал был вынужден сменить позицию. Из-за отсутствия понимания обстановки его штаб снялся в глубокий тыл. Литвин приехал на КП сектора "Б", где командир "Днепра" Береза едва не избил генерала, узнав, что он едет дальше без своих войск. Хомчак тоже мог уехать в свой штаб, который размещался в тылу, но предпочел войска не оставлять. Вместе с генералом остались все штабные офицеры.

Председатель Верховной Рады Александр Турчинов позвонил министру обороны Валерию Гелетею и потребовал немедленно усилить район Старобешево—Кутейниково резервами не менее двух батальонно-тактических групп, чтобы избежать отсечения наших войск под Иловайском.

К вечеру 24 августа стало ясно, что в секторе "Д" утрачено управление войсками, а отход украинских подразделений стал неорганизованным. Через район Старобешево—Кутейниково прошли войска численностью не менее полутора тысяч человек, с артиллерией и бронетехникой. Никто из них не задержался на рубеже и не попытался построить оборону, хотя этих сил вполне хватило бы для того, чтобы не только не допустить быстрого прорыва и окружения иловайской группировки, но и надолго остановить противника на выгодных рубежах.

Генерал Хомчак предупредил командование АТО, что наступление противника создает реальную угрозу его тылам, и попросил разрешения на организованный отход. Это было поддержано и рядом руководителей Генштаба. В тот момент наиболее адекватным решением представлялся отход войск сектора "Б" из Иловайска на рубеж Старобешево—Кутейниково и стабилизация обороны. Но командующий АТО никаких маневров отхода для сектора "Б" не рассматривал, хотя в секторе "Д" отход осуществлялся без всяких приказов. Это было личное решение командующего АТО Виктора Муженко и его ответственность. Примерно в 18:00 24 августа одна из передовых ротно-тактических групп РФ вышла на трассу между Кутейниково и Старобешевым и перерезала дорогу.

Окружение
Российское наступление продолжалось без помех, и совершенно неизвестно, где бы удалось его остановить на каком-либо рубеже. Но в секторе "Б" российские войска наконец встретили сопротивление, в результате которого противника удалось остановить. Командование войсками сектора "Д" было передано генералу Хомчаку в 0:00 в ночь с 24 на 25 августа. Но это уже было слишком поздно, чтобы остановить трагедию.

Тем не менее, характер боевых действий решительно изменился. Российские части не ожидали встретить организованный отпор в этом районе.

Генерал Хомчак собрал все наличные части и бросил их в район Кутейниково. А в районе Иловайска был сокращен
фронт и организована круговая оборона. Одно из подразделений 98-й воздушно-десантной дивизии РФ было разгромлено в районе Кутейниково бойцами 51-й волынской механизированной бригады. 10 российских солдат были взяты в плен и дали показания, которые позволили руководству Украины заявить о российской агрессии и подтвердить вторжение в Украину регулярных российских войск.


25 августа подразделения 39-го батальона Территориальной обороны Днепропетровской области организовали засаду и уничтожили еще одно из подразделений из состава 8-й мотострелковой бригады. В бою уцелел один из раненых российских солдат, который был взят в плен.

На тыловом рубеже иловайской группировки были разбиты подразделения 31-й десантно-штурмовой бригады и 106-й воздушно-десантной дивизии, взяты пленные из состава этих частей.

Бойцы 40-го батальона Территориальной обороны Днепропетровской области "Кривбасс" взяли в плен разведгруппу из 10 наемников-"казаков" — в том числе граждан Российской Федерации.

Встретив отпор, российские войска перегруппировались. Для разгрома иловайской группировки была сосредоточена российская артиллерия. Противник подтянул станции артиллерийской разведки, над районом боя днем и ночью находилось в воздухе несколько беспилотных разведчиков "Орлан-10".

После первых залпов украинских батарей противник осуществлял пеленгацию, и район накрывался силами нескольких дивизионов. Особо тяжелый урон полевым укреплениям наносили термобарические ракеты РСЗО "Ураган".
Воевать в окружении на полевых позициях можно только при наличии укрепленного фронта, из долговременных фортификационных сооружений. В районе Иловайска такую крепость никто не строил — не было ресурсов, и не позволяла местность. Это было совершенно очевидно, и если не 24-го, то 25-го следовало давать приказ на прорыв, пока противник не успел выстроить прочный фронт и плотно перекрыть пути отхода. Однако приказа на отход генерал Муженко не дал.

26 августа иловайская группа добилась еще одного успеха — было уничтожено танковое подразделение из состава 8-й мотострелковой бригады. Был захвачен танк Т-72БЗ, состоящий на вооружении войск только в РФ.
Сопротивление иловайской группировки позволило стабилизировать линию фронта и отвлекло на себя большие силы противника. Тем не менее, без серьезной артиллерийской и авиационной поддержки, без снабжения продолжать сопротивление на позициях было невозможно.
...
http://gazeta.zn.ua/internal/podvig-i-tragediya-ilovayska-_.html

Ю.Бутусов. Иловайск. Роковые решения.
...
За время ожесточенных боев в ходе взятия Иловайска — с 10 августа до момента российского вторжения 24 августа — боевые потери наших войск из состава Минобороны, Нацгвардии, МВД и отряда "Правого сектора" составили до 40 бойцов погибшими, один военнослужащий попал в плен. Состав группировки менялся и не был постоянным. В период с 24 по 28 августа к иловайской группировке присоединились отходившие в беспорядке из приграничного района войска сектора "Д". На прорыв из "котла" 29 августа выступило две колонны, общая численность которых составляла, по минимальной оценке, 970, по максимальной оценке — до 1100 человек. Точный подсчет был невозможен, так как до самого момента прорыва подходили отдельные группы военнослужащих из сектора "Б", которые присоединялись к двум колоннам. Известен точный состав боевой техники, сосредоточенной в авангарде и в арьергарде групп прорыва. На вооружении этих войск были 7 танков (в том числе трофейный российский Т-72Б3), 22 БМП, 6 тягачей МТЛБ, 3 БТР, 7 противотанковых пушек "Рапира", 6 минометов, а также не менее 120 единиц автотранспорта. В ходе прорыва почти вся эта техника была потеряна в бою. Также было потеряно значительное количество поврежденной в боях боевой техники, которую было невозможно эвакуировать в условиях окружения.

На данный момент установлено, что в результате прорыва, а также после освобождения из плена, домой вернулись живыми 647 украинских воинов из состава сил, выходивших из Иловайска. Отдельные военнослужащие самостоятельно выходят на контролируемую украинскими войсками территорию до сих пор.

Значительное количество наших бойцов попало в плен, и до сих пор содержится в заключении. Известно, что только из состава батальона "Донбасс" в плену находится 97 человек. Общую численность пленных общественный Центр обмена военнопленными при Днепропетровской облгосадминистрации оценивает на данный момент свыше 600 человек. Но это общее количество пленных, захваченное на всех участках фронта. А сколько из них взяты в плен именно под Иловайском? Точно установить сейчас нельзя, но очевидно — от 150, по минимальным оценкам, до 300 человек максимально.

Официально министр обороны Валерий Гелетей назвал число погибших под Иловайском в 108 бойцов. Но неофициально была получена достоверная цифра погибших в ходе прорыва, выхода из окружения, умерших от ран в госпиталях, а также в результате убийств пленных украинских военнослужащих составляет не менее 200 человек, а по максимальным оценкам — число жертв может достигать 250 человек.

Неопознанными остаются в настоящий момент 104 тела. Некоторые из них идентифицированы как украинские воины и захоронены как временно неустановленные по именам. Остальные находятся в моргах Запорожья и Днепропетровска. Однако не все пока неизвестные в моргах могут быть украинскими бойцами, и значительная часть из них совершенно точно является жертвами не Иловайска, а других участков Южного фронта.
...
ZN.UA удалось получить эксклюзивный комментарий Петра Литвина по происшедшим событиям и услышать ответы на четыре ключевых вопроса:
"Информацию об угрожающем скоплении российских бронетанковых и механизированных частей на границе с Украиной мы получали и передавали командованию АТО регулярно. Также ежедневно сообщалось о постоянных артиллерийских обстрелах наших позиций с территории России. Это было с первого дня, когда я принял на себя командование сектором. Об угрожающей обстановке в приграничном районе, о состоянии наших войск доклады шли ежедневно, в чем вы сами могли убедиться во время нашего общения на командном пункте.

23 июля вы написали статью "Кризис в секторе "Д", где достаточно точно изложили сложную обстановку, и затем также объективно освещали ситуацию и в дальнейшем. Честно говоря, я полагал, что наши доклады и общественный резонанс позволят привлечь внимание к проблеме, и решения будут приниматься с учетом реальной ситуации.


Российские подразделения, начиная с середины августа, перебрасывались на территорию Украины и принимали активное участие в боевых действиях против украинских войск. Информация о масштабном российском вторжении в районе Амвросиевки, в результате которого произошло окружение наших войск под Иловайском, была получена из Государственной пограничной службы и наших источников 23 августа, накануне Дня независимости. Примерно в 14.30 мы доложили о переходе российскими частями государственной границы и их продвижении в направлении Амвросиевки. Далее в течение дня такие доклады передавались неоднократно. Эти данные полностью подтверждались информацией от Государственной пограничной службы. Также информация поступала и от отдельных групп спецподразделений, которые находились вблизи наших границ.

На очередной доклад в штаб АТО о передвижении российской техники начальник штаба АТО генерал-майор Назаров коротко ответил: "Это все херня. Мы это уже проходили. Держитесь". И повесил трубку.

Вечером, 23 августа, я был вызван на связь (через Главный командный центр Генштаба) с Начальником Генерального штаба. Поскольку он в этот момент находился кабинете Министра обороны Украины, меня соединили с Министром.
Министр заслушал информацию и передал трубку командующему АТО, начальнику Генерального штаба Виктору Муженко. Выслушав мой доклад о российском наступлении и об обстановке в секторе, он ответил: "При смене обстановки докладывайте установленным порядком". И все.

На пути российского вторжения я развернул свой единственный резерв для наблюдения и корректировки огня — несколько разведгрупп 3-го полка специального назначения. Утром, 24 августа, для личного подтверждения и проверки информации на трассу в районе Амвросиевка—Кутейниково выехал начальник штаба сектора "Д" полковник Ромигайло. Полковник находился в "зеленке" вблизи дороги, когда мимо него, в десяти метрах, вглубь нашей территории проследовала большая колонна одной из батальонно-тактических групп РФ. Прямо оттуда Ромигайло позвонил начальнику Генерального штаба и доложил, что наблюдает своими глазами наступление крупных бронетанковых частей РФ в тыл наших позиций. В ответ генерал Муженко сказал:
"…Это всего лишь демонстративные действия".


Находясь в районе Кутейниково, мы постоянно подвергались обстрелам артиллерией противника, а 21 августа на наш командный пункт был нанесен массовый налет из систем реактивного залпового огня "Ураган". При этом погибло 5 военнослужащих, получили ранения 12 военнослужащих, а часть техники была выведена из строя.

На момент вторжения, 23 августа, выполняя задачу прикрытия более 150 километров государственной границы, на бумаге я располагал следующими силами… Если судить по численности, а не по названию, это были небольшие сводные роты 28-й, 93-й и 51-й механизированной бригад, 3 сводных артиллерийских батареи, 5-й батальон территориальной обороны "Прикарпатье", вспомогательная сводная рота 2-го батальона территориальной обороны Ровенской области, шесть неполных разведгрупп 3-го полка спецназ и группа управления численностью в 60 человек. На высоте Саур-Могила действовала группа разведчиков, подчиненных командованию АТО. Общая численность всех этих подразделений не превышала 650 военнослужащих. Согласно боевым задачам и распоряжениям командования штаба АТО, подразделения были рассеяны на широком фронте, и не могли оказать друг другу огневую поддержку и взаимодействие.
У меня как командира сектора не было тактической самостоятельности в действиях. Приказы командования АТО определяли не только координаты расположения тех или иных блок-постов, но даже численность подразделений, которые должны были их занимать.

После начала вторжения и угрозы охвата наших войск с флангов, начался отход наших подразделений — он происходил без приказа. Еще 23 августа начали отход подразделения 28-й механизированной бригады и батальон "Прикарпатье". Рота 93-й бригады так и не прибыла в предписанный район и начала отход 24 августа. Тогда же начали несанкционированный отход подразделения 51-й бригады.

Днем, 24 августа, полную управляемость в секторе сохранили только артиллерийские батареи 26-й артиллерийской бригады и мой штаб, которые вышли только по приказу, оставшись без какого-либо прикрытия наземных частей. А в 20.30 мы получили директиву со штаба АТО о ликвидации сектора "Д" до 24.00 и передаче всех оставшихся войск сектору "Б". Все это было выполнено в соответствии с директивой.
...
Российские войска были вынуждены провести наступательную операцию против Иловайской группировки именно потому, что войска сектора "Б" наносили тяжелый урон отрядам российских наемников. С этой проблемой наемники не могли справиться самостоятельно, и угроза выхода украинских войск на коммуникации противника была вполне реальной. Российское наступление — признание эффективности боевых действий в районе Иловайска в ходе наступления. Несмотря на тяжелые позиционные бои, противник не смог сдержать натиск наших подразделений самостоятельно, и российское командование было вынуждено применить массированное вторжение превосходящих сил регулярной армии.
Российские атаки на Иловайскую группировку 24–25 августа в боях в районе поселка Агрономическое были успешно отбиты. Российское вторжение было остановлено.

Факт российского вторжения и количество войск, принявших участие в операции по уничтожению окруженных украинских войск, был очевиден, после захвата пленных из сводных батальонно-тактических групп 98-й, 106-й воздушно-десантных дивизий, 31-й десантно-штурмовой и 8-й мотострелковых бригад Российской Федерации.

Однако украинское командование почему-то продолжало недооценивать угрозу, несмотря на обладание всей информацией. Резервы, направленные для деблокады, были совершенно недостаточны. Операция по деблокированию фактически не планировалась. Если бы масштаб угрозы получил оперативную оценку, вывод войск и техники из-под Иловайска можно было бы совершить без серьезных потерь. 24 и 25 августа по-прежнему был открыт ряд проселочных дорог и Иловайской группировке доставили некоторые критически важные предметы снабжения. Поскольку противник вел эффективную контрбатарейную борьбу, 24 и 25 августа из "котла" была успешно выведена основная часть украинской артиллерии. Но решение об отводе основной группы войск не было принято. Командование АТО дало приказ "Держаться!"

27 августа кольцо блокады сомкнулось. Без поставок воды и боеприпасов сопротивление не могло продолжаться длительное время. Противник постоянно атаковал, и российская тяжелая артиллерия проводила методичные обстрелы, постепенно выводя из строя боевую технику и транспорт.

Противник занял Старобешево, и до ближайших украинских позиций в Раздельной было свыше 30 километров. В случае полного уничтожения транспорта и боевой техники, истощения запасов воды и боеприпасов, вырваться из "котла" было бы уже невозможно.

Удерживать "котел" под огнем намного превосходящих сил свежей российской регулярной армии представлялось невозможным.

На встрече представителей общественности с Верховным Главнокомандующим 27 августа я предлагал, ввиду сосредоточения крупных сил российских войск и наличия удобных оборонительных позиций, занимаемых и укрепляемых ими уже третьи сутки, использовать подходящие резервы для обеспечения вспомогательных ударов навстречу окруженным войскам. Украинские войска были скованы атаками противника на других участках чрезмерно растянутого фронта, и резервы на помощь окруженным прибыть не могли. Казалось невероятным, чтобы мы за несколько дней смогли сколотить ударную группировку, сокрушить российские войска и восстановить коммуникации. Местность там — благоприятная для обороны. Я просил у Петра Алексеевича дать приказ на немедленный выход группировки. Однако Верховный Главнокомандующий сказал, что военным командованием принято другое решение — силы для деблокады собраны, в ближайшие часы коридор будет пробит. Когда я приехал домой после встречи с Порошенко, мне позвонили с фронта, и сообщили, что пока я находился на встрече, единственный резерв в этом районе — сводная ротно-тактическая группа 92-й механизированной бригады была разбита в бою превосходящими силами российских войск в районе Старобешево.

Сил для деблокирования не было. Но приказ на прорыв так и не прозвучал.
Такой приказ командование АТО так и не решилось отдать. Видимо, из опасения брать на себя какую-либо ответственность за судьбу окруженных частей. Был один приказ: "Держаться!".

Сегодня министр обороны Валерий Гелетей и начальник Генштаба Виктор Муженко объясняют свои решения тем, что уже озвучил президент Порошенко: "Резервы опоздали на три дня".

Это выглядит странным и наивным утверждением. Спустя три дня на Южный фронт действительно прибыла батальонно-тактическая группа 95-й аэромобильной бригады. Но могла ли одна эта Бтгр, пусть даже усиленная необстрелянными частями 1-й бригады оперативного назначения Нацгвардии (равной по личному составу одному усиленному батальону, но без тяжелой бронетехники и самоходной артиллерии), пробить оборону крупной группировки российских войск, имевшей, по крайне мере, двойное численное превосходство в живой силе и артиллерии? К тому же усиленной многочисленными вспомогательными отрядами наемников. Можно ли было прорубить коридор за один день, или это превратилось бы в тяжелую многодневную операцию? И была ли возможность сохранить боеспособность окруженной иловайской группировки еще трое суток и, возможно, неопределенное время в ходе дальнейших боев по деблокированию? Судьба роты 92-й бригады показывает, что разгром российских войск требовал не просто сосредоточения достаточных сил и средств, но и тщательной разведки и оперативного планирования. Причем российская артиллерия наносила массированные удары по районам сосредоточения украинских войск — как в кольце, так и за его пределами. Поэтому утверждать, что, мол, резервы придут через три дня, и произойдет чудо, и подготовленная российская оборона рухнет — издевка над здравым смыслом, игнорирование фактов и реальной обстановки. В современной полномасштабной войне шапкозакидательское отношение к противнику, как показывают трагические уроки, крайне дорого обходится. И военное руководство обязано отвечать за такие глубокие просчеты в оценке ситуации.
Переговоры украинского и российского президентов, обещания "зеленого" коридора для выхода войск стали по сути дымовой завесой — под маской миротворческих усилий российские войска просто цинично готовились к уничтожению наших войск и не прекращали обстрелы. Переговоры дали только один негативный эффект: российские войска развернули три рубежа обороны на вероятных направлениях прорыва.

Примерно такой же анализ передавало в Генштаб командование сектора "Б". После информации о разгроме роты 92-й бригады, командующий войсками сектора "Б" генерал Хомчак принял самостоятельное решение — идти на прорыв. Хомчак заявил, что он лучше видит обстановку на месте, и прорыв необходим. Российское командование предложило Хомчаку сдать оружие группировки и сдаться в плен, гарантируя безопасную эвакуацию на российскую территорию и дальнейшую выдачу Украине. Это означало полную капитуляцию всей иловайской группы. Однако на военном совете с командирами частей было единогласно принято решение — украинская армия оружие не сдаст, и прорываться будут все вместе в полном вооружении. Решение на прорыв 29 августа было доведено командованию АТО. Вопреки приказу командования АТО всю ответственность за свои действия Хомчак взял на себя.

Прорыв не был поддержан встречными атаками украинских войск. Операция была поддержана вылетом звена украинских боевых самолетов, которые провели отважный штурмовой удар по российским позициям, и огнем нескольких артиллерийских батарей извне кольца окружения.

Никто не дрогнул. Командиры надеялись на лучшее, но все знали, что впереди их может ожидать смерть.
...

http://gazeta.zn.ua/internal/ilovaysk-rokovye-resheniya-_.html

Для справки. 22 августа, 3 часа утра по московскому времени, этот журнал:
...«Со своей стороны Путин на компромиссы не пойдет. Накануне этой встречи он поднимает ставки, наращивая военную группировку для удара по украинским войскам. Наиболее вероятное начало нанесения ударов и масштабного наступления российских войск и боевиков на украинские позиции – 23-24 августа. Накануне встречи в Минске Путину нужен показательный полномасштабный разгром украинских войск с деблокированием Луганска и Донецка. Путин полагает, что в случае такого успеха, что он сможет заставить украинское руководство получить прекращение огня в обмен на признание «Новороссии» по типу Приднестровья», – добавил Илларионов.
http://aillarionov.livejournal.com/724164.html
Tags: Путинская война против Украины, Украина, кадры, люди
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →