Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

Комментарии польским СМИ

Polskie Radio, 26 ноября

https://www.youtube.com/watch?v=J0d8874FNUw

TV Republika, 27 ноября 2014

https://www.youtube.com/watch?v=xA8EWg3Jq_M&list=UUc282c_TN8xIba_Z6GaDnQw
https://www.youtube.com/watch?v=HIuX9sIPEYc

Dzie Dobry TVN, 28 ноября 2014

https://www.youtube.com/watch?v=3vUYPtq_1BM

Радио Польша, 28 ноября 2014
Илларионов: санкции Запада мало влияют на российскую экономику
О будущем российской экономики, о западных санкциях, о феномене высокого рейтинга президента России в интервью с бывшим советником Владимира Путина, российским экономистом Андреем Илларионовым.

- Когда вы покидали должность советника Владимира Путина в 2005 году, вы сказали: «Россия уже не та». Россия изменилась с того времени, Путин изменился, как вы считаете?
- Конечно. Прошло 9 лет с того времени. Тогда это был просто авторитарный режим. Сейчас это жёстко авторитарный режим с элементами тоталитаризма. Причём тогда, в конце 2005 года, не было прямой агрессии против непосредственных соседей. Было массированное, необоснованное применение силы внутри Российской Федерации по отношению, например, к чеченцам. Были убийства отдельных людей. После этого были такие знаковые убийства, как убийство Анны Политковской, отравление Литвиненко, убийство Натальи Эстемировой, были уже совершенно очевидные агрессии против соседей – такие, как агрессия против Грузии 2008 года и агрессия против Украины 2013-2014 годов. Поэтому режим существенно ужесточился.

- А как вы объясните явление небывалой поддержки Путина во время его агрессии на востоке Украины, экономического спада и так далее?
- Опросы общественного мнения в авторитарной стране никогда не дают реальной картины. Когда человек сидит дома, у него звонит телефон и кто-то на другом конце провода его спрашивает: «А поддерживаете ли вы Владимира Владимировича Путина?» Естественно, человек в условиях репрессий и террора скажет: «Пожалуй, да». Что же еще он может ответить? Поэтому эти данные не совсем корректны. В условиях авторитарного режима никто не знает, каков реальный уровень публичной поддержки. Тем не менее действительно очень многие, я думаю, что большинство российских граждан сегодня поддерживают Путина. Почему? Прежде всего потому, что во многих русских, этнических русских, живет вирус «имперскости». Многие думали, что он умер. Оказалось, что он дремал и теперь был разбужен. Теперь он встал во весь рост и захватил сознание очень многих сограждан. Это правда. Как долго он будет жить в головах людей и управлять их поведением? Из истории мы знаем, что вирус «имперскости» лечится только одним способом – военное поражение. Причем чем жёстче поражение, с большими потерями, тем скорее лечится этот вирус. Других способов его излечения не существует.
Что касается экономической ситуации, то она никогда не являлась в условиях авторитарных режимах ключевым фактором, определяющим уровень поддержки авторитарного лидера. В демократических режимах – да. В демократических режимах факторы благосостояния, уровня цен, инфляции, валютного курса оказываются довольно значимыми. В условиях авторитарного режима, особенно при наличии массированной пропагандистской машины, занимающейся промывкой мозгов, экономический фактор не играет существенной роли. Посмотрите на ситуацию на Кубе или в Северной Корее. Нынешняя Россия пока не дошла до уровня Северной Кореи, но она показывает сам механизм.

- После саммита в Австралии ходят слухи о кулуарных договоренностях стран западного мира о желании добиться свержения Путина, потому что якобы Запад не рассматривает Путина как партнера. Вы считаете такое возможно?
- Этот вопрос стоит разделить на две части. Первая – воспринимают ли Путина западные страны в качестве партнера? Скорей всего, да. Сейчас им действительно стало трудно это делать, и они испытывают эмоционально-этические перегрузки, что отразилось на достаточно прохладном приёме в Брисбене. Но, кстати, такой подход демонстрируют сегодня и страны третьего мира. Второе – принял ли Запад решение свергать Путина? Думаю, что нет. Это пример кремлевской пропаганды. Запад так не действует. Если бы он так действовал, то мы видели хотя бы какие-то признаки, но ничего подобного нет. Не только потому что запад не применял ранее такой тактики, а и потому что осознание этой проблемы стало приходить только сейчас. От осознания проблемы до формирования какой-то когерентной политической программы, тем более до действий, есть определенная дистанция. Пока мы можем фиксировать самые-самые первые признаки эволюции понимания только среди некоторых членов западного сообщества.

- Вопрос к вам как к экономисту. Недавно министр финансов Антон Силуанов заявил, что Россия из-за санкций и падения цен на нефть теряет колоссальные средства, и деньги не поступают в бюджет. В долгосрочной перспективе санкций, а также при падающих ценах на нефть, что ожидает российскую экономику?
- В данном случае падение цен на нефть действительно приводит к снижению поступлений в бюджет страны. Это бесспорно. Но падение цен на нефть происходит независимо от западных санкций. Они не связаны. Подтверждений того, что санкции оказывают какое-либо существенное воздействие на российскую экономику, пока не обнаружено. Более того, объявление о первых трех пакетах санкций вызвало повышение курса рубля по отношению к доллару и повышение фондовых индексов в России. Таким образом, рынки реагировали скорее позитивно, нежели негативно на введение этих санкций. Продолжение действия этих санкций не будет иметь значимых эффектов. Введение новых санкций – возможно, но нужно посмотреть, в отношении кого или чего их применять. Например, известно, что против Ирака были введены полномасштабные санкции, в том числе в отношении экспорта иракской нефти. Но иракская нефть – это 97% экспорта Ирака и около 60% иракского ВВП. Ирак находился в условиях полномасштабных санкций в течение многих лет, но это не изменило позиций и политики Садама Хусейна. Изменение его политики произошло не в результате применения санкций, а в результате вторжения войск коалиции. Сейчас, в случае России, мы имеем дело с несопоставимо более скромными санкциями, касающихся несопоставимо более скромных секторов российской экономики, буквально нескольких компаний. Если те санкции против Ирака не дали эффекта, когда гораздо мощные санкции были применены к гораздо более слабой стране, почему мы должны ожидать более серьезного эффекта от гораздо более слабых санкций применённых по отношению к более крупной стране?

- А что относительно цен на нефть? Что будет, если нефть будет дальше дешеветь?
- На самом деле снижение цен на нефть приведет неизбежно к снижению курса рубля, а снижение курса рубля даст возможность развития ненефтяных секторов экономики. Так что это может привести к ускорению экономического роста в России и к выходу российской экономики из цикла стагнации и рецессии. Так что в средне- и долгосрочном плане это приведет скорее к позитивным последствиям.
Денис Шпигов
Автор благодарит за помощь в организации интервью Фонд "Открытый диалог"
http://www.radiopolsha.pl/6/249/Artykul/188838
Tags: 4МВ, Польша, Путинская война против Украины, Смоленск
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 32 comments