Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

Каха Бендукидзе о реформах в Украине – 6

08.10.2014 «Если бы Украина решила: черт с ним, с Донбассом, – это была бы большая ошибка»
14.11.2014 «Или вы уберетесь в доме, или Украины не станет» – последнее интервью Кахи Бендукидзе

8 октября 2014 г. «Если бы Украина решила: черт с ним, с Донбассом, – это была бы большая ошибка»
Татьяна Орел
Грузинский реформатор, экс-министр экономики Грузии Каха Бендукидзе в эксклюзивном интервью изданию "ГОРДОН" рассказал, почему не считает для себя возможным стать министром экономики Украины, и какие реформы нужно провести украинскому правительству. Каха Бендукидзе занимал пост министра экономики Грузии в один из самых сложных, но и самых, пожалуй, интересных периодов развития страны – с 2004-го по 2007-й. Сразу после "революции роз" правительство Грузии во главе с Саакашвили взялось за государственные реформы: конституционную, административную, налоговую, пенсионную, образовательную и другие. За это время Грузия достигла двузначного экономического роста и со 137-го места в рейтинге Всемирного банка по легкости ведения бизнеса взлетела на 11-е, опередив Германию и Францию. Считая, что между Грузией и Украиной много общего, в том числе и единый враг – Россия, Бендукидзе не раз давал советы украинскому правительству, нередко критикуя министров и парламент за медлительность и нерешительность. "Ваш парламент просто безумный! За последние месяцы успел напринимать законы, которые увеличивают и без того раздутый и невыполнимый бюджет", – сказал он в одном из интервью. Бендукидзе считает, что в правительстве нужны люди, которые "не боятся резать": "Главное, что человек видит проблему и не мусолит ее сто лет, а берет – "чик-чик" и решает". Надеюсь, предстоящие парламентские выборы в Украине завершат политический цикл, и тогда можно будет ожидать серьезных реформ".

– В апреле этого года вы сказали: "Украина установила несколько мировых рекордов по идиотизму", оценивая тем самым действия украинского правительства. Прошло полгода, правительство сменилось. А изменения, по-вашему, есть?
– В Украине идет война, и понятно, что ситуация теперь совершенно иная, очень тяжелая ситуация. Причиной тому – российская агрессия. Я надеюсь, что предстоящие парламентские выборы в Украине завершат политический цикл, и тогда можно будет ожидать серьезных реформ.

– Вы считаете, в Украине удастся избрать качественно иной парламент? В предвыборных списках сегодня встречаются знакомые имена людей, близких к Януковичу…
– Мне кажется, украинский народ очень значимо проявил себя во время Майдана, и если он так же поведет себя во время выборов, новый парламент сможет сформировать правительство, которое будет реформировать Украину. В Украине есть очень много людей, способных менять страну к лучшему

– Если бы вам предложили пост министра экономики в украинском правительстве, согласились бы?
– Дело не в том, как звучит должность, а в реальном объеме того, что нужно и что можно сделать. Главное – это то, какие реформы будут проходить в стране. Считается, что министерство экономики отвечает именно за экономику, но это поверхностное представление. За нее отвечает все правительство в целом, а министерство экономики – это только небольшая его часть. В Украине, кстати, функции его гораздо уже, чем у Министерства экономии Грузии и соответствующих ведомств во многих других странах. Что касается министерской должности… Думаю, в Украине есть очень много людей, способных менять страну к лучшему – из числа 40 с лишним миллионов всегда можно найти правильных людей.

– Какие реформы вы рекомендовали бы провести в Украине в первую очередь?
– Налоговое реформирование, сокращение государственных расходов и дерегулирование. Без этого Украина просто не выживет.

– Как вы считаете, закон об особом статусе части территорий  Донецкой и Луганской областей – это политическая ошибка или единственно возможное решение в сегодняшней ситуации?
– В тех условиях, когда российские войска вошли вглубь украинской территории на десятки километров, всем понятно, что это война. А если война, значит, там, в любом случае, необходим особый режим. Думаю, это правильное решение. Во время моих публичных лекций мне часто задают вопрос: означает ли закон об особом статусе оккупированных территорий фактический отказ Украины от них? Но раз там по-прежнему идут бои, значит, это не так. Вот если бы Украина решила: мол, черт с ним, с Донбассом, – это была бы большая ошибка.
http://gordonua.com/print/publications/Bendukidze-Esli-by-Ukraina-reshila-chert-s-nim-s-Donbassom-eto-byla-by-bolshaya-oshibka-45246.html

14 ноября 2014 г. «Или вы уберетесь в доме, или Украины не станет» – последнее интервью Кахи Бендукидзе
Идеолог грузинских реформ – о том, как Грузия и Украина заставят Россию вернуть захваченные территории и что должны немедленно сделать украинцы, чтобы сохранить государство

- Что общего в реформаторском пути Украины и Грузии?
- В таком тяжелом состоянии грузинская экономика не была в 2004 году, когда мы начинали реформы. Она была в гораздо лучшем состоянии. Да, проблем было много. И Украина имеет все те же проблемы, но и дополнительные специфические свои. Поэтому я хочу пожелать только скорейшего начала реформ. Иначе Украины не станет.
Общим моментом в реформаторском пути Украины и Грузии можно считать тот факт, что и мы, и вы были в состоянии агрессии со стороны России. Это наше самое большое общее. Эта агрессия имеет очень характерные черты. И эти черты, изначально грузинские, повторяются сейчас в Украине.

Возьмем, к примеру, зеленых человечков в Крыму. Когда они появились, я сразу вспомнил, что в 2008 году, когда начиналась эскалация ситуации в Южной Осетии, там тоже была так называемая третья сила – непонятные какие-то люди, которые непонятно, в кого стреляли, кого-то ранили. При этом стреляли в русских – в часть так называемого миротворческого контингента. Очень много в этом смысле сходств прослеживается. И не объявленная война, которая по факту является войной реальной, ведущейся всеми средствами. Это наша общая беда. И Украина, и Грузия в состоянии агрессии со стороны России. Это наше самое большое общее. Эта агрессия имеет очень характерные черты. От нее избавиться можно только вместе. Вместе не в том смысле, что мы вдвоем возьмемся за руки и будем от них отстреливаться, а в том, что это требует очень значительных изменений в мировой политике. И эти изменения должны быть только такими, которые приведут к тому, что Россия изменится изнутри. И откажется от захваченных территорий.

Но и Украина должна измениться. А реформ нет. И имплементацию соглашения о ЗСТ Украина-ЕС отложили до 2015-го. Что по сути может означать годовой мораторий на проведение реформ. Нет, реформы надо проводить сейчас. Реформы нужно проводить не из-за того, что подписали какое-то там соглашение. А из-за того, что Украина, ее экономическая, политическая и социальная среда требуют их. Это неизбежность. Можно провести аналогию: это все равно, что вы дома у себя будете убирать не потому, что надо убраться, а потому, что вы с соседом подписали договор об уборке. Наверное, правильнее убирать потому, что нужно убраться. Давно пора убраться… Украине нужны реформы не потому, что у вас, у украинцев, якобы неимоверная любовь к реформам, и вы просто спите и видите, как бы какую-нибудь новую реформу провести. А потому, что это жизненная необходимость. Это нужно сделать, чтобы Украина существовала как государство, чтобы она смогла развиваться.

- Но чем чревата отсрочка? Будет ли сложнее начать через год?
- Еще раз говорю – реформы нужно начинать сейчас. Сразу. А по-хорошему еще 20 лет назад. В целом, чем раньше начнутся реформы, тем лучше, это понятно. Другое дело то, что было отстрочено соглашение – это в огромной степени заслуга негативного влияния России. Россия себя повела не только грубо, но и непоследовательно. Сначала она согласилась, участвовала в этих трехсторонних переговорах, а потом стала жестко требовать чего-то. Хотя никакого экономического смысла для России во всем этом нет. Это, скорее, желание показать, кто в доме хозяин. К сожалению, конечно, европейская власть не всегда на высоте в вопросе отпора России.

В одном из недавних интервью вы заявили, что украинские власти вместо реальных реформ – создают видимость их проведения. Что же будет, если над ними не будут тяготеть реформаторские обязательства перед ЕС?
Я сказал немного не так. Имелась в виду не видимость реформ, а их недостаточное количество. Мало реформ проводится. Мало. По большому счету, Украина сделала всего 1/10 часть того, что нужно сделать. В том числе, была объявлена налоговая реформа, которая, как мне кажется, должна быть еще более радикальной, и, конечно, сделан большой шаг, но опять-таки половинчатый, в части регулирующих и проверяющих органов. Всего этого крайне недостаточно. Украине нужно очень жестко сокращать расходы государственного бюджета. Без этого просто не выжить стране. Нужно привести в соответствие аппетиты государства и реальные возможности общества платить налоги. Нужно жестко убирать вездесущие руки бюрократии, которые чудовищно размножились, особенно за последние пять лет в Украине. Только после этого мы можем говорить о том, что страна может перейти к позитивному движению, развитию. О том, что экономический спад будет прекращен. И о том, что страна готова к активной интеграции в европейское экономическое пространство и мировое.

- То есть вы верите, что реформы таки будут?
- Будут, будут. Обязательно. Другого способа нет. Страна не выживет по-другому. Реформы сейчас не вопрос идеологии или красоты, или того, как бы сделать получше. Это залог существования. В первую очередь Украине необходимы сокращение расходов бюджета, ликвидация чудовищно избыточного регулирования, налоговая реформа

- Какие реформы нужны Украине прямо сейчас?
- Что касается гармонизации законодательства с европейскими требованиями, то это может подождать до 2015 года. И даже еще больше. Нужно понимать, что этот процесс сам по себе длительный. И тут даже важно не торопиться, а делать все не спеша, но правильно. Потому, что нет единых европейских правил. Они во всех странах разные и надо выбирать самое лучшее, что есть в Европе. А что касается сокращения расходов бюджета, касается ликвидации чудовищно избыточного регулирования, налоговой реформы – это то, что необходимо в самую первую очередь. Страна такого уровня экономического развития, как Украина, должна тратить четверть или максимум треть своего ВВП на государство. Иными словами, доля государственного бюджета в ВВП страны должна составлять его четвертую часть. В этом случае есть шанс, что страна будет развиваться хорошо.

Вообще, все страны, которые развивались очень хорошо, очень активно, в течение многих лет показывали высокий рост, имели на долю госбюджета даже меньше 20% ВВП. Некоторые из них, уже даже будучи уже очень развитыми, даже сегодня имеют меньше 20% на долю госбюджета. А Украине тратит уже больше 50%. Это в два раза выше нормы. Более того, на это нет средств. Одно дело, когда бюджет занимает 50% ВВП, но на это есть средства, но в вашем случае их попросту нет. В стране огромный дефицит бюджета, который ничем не может быть нормально покрыт. Поэтому от этого надо избавляться в первую очередь.
http://nvua.net/publications/ili-vy-uberetes-v-dome-ili-ukrainy-ne-stanet-kaha-bendukidze-15474.html
http://www.szona.org/poslednee-intervyu-kahi-bendukidze/
Tags: Бендукидзе, Украина, либертарианство, люди, реформы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments