Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

Р.Темиргалиев: Режиссеру нужно поставить пять с плюсом

- Вы делали какие-то социологические замеры этих настроений?
- Могу удивить. Есть украинский Центр Разумкова, финансируемый на гранты США, который регулярно мониторил общественное мнение. Там были парадоксальные результаты. Например, при Ющенко в 2007 г. количество сторонников воссоединения Крыма с Россией измерялось под 73%, а после победы Януковича в 2010 г. — пришел же свой, гарантировавший русскому языку статус государственного, — 37%.

Дары волхвов
- Расскажите о роли христианской реликвии — афонских Даров волхвов, которые привозили в Крым в конце января 2014 г.
- Примерно на старый Новый год 13 января раздается звонок от Дмитрия Саблина, и он говорит, что в Крым прилетает борт с Дарами волхвов. И говорит: «Попроси Могилева встретить». Я ему ответил, что не хочу этим заниматься.
...
- В Крыму, как назло или к счастью, это уже вопрос, была жуткая погода, завалило все снегом, лед – и аэропорт Симферополя категорически отказывался. Самолеты не летали, рейс авиакомпании «Международные авиалинии Украины» из Киева, например, не смог приземлиться, и его развернули обратно. Я звоню Саблину и говорю, что невозможно принять рейс. В это время они только готовились к вылету. И тогда он говорит: «Делай, что хочешь, но мы должны сесть на «Бельбек». А этот аэропорт управлялся через минобороны Украины. И мы при помощи Могилева уговорили военное руководство, и они разрешили посадку на военный украинский аэродром двух бортов с Дарами волхвов. Именно тогда я познакомился с Константином Малофеевым.
- Почему встречать рейс поехали вы?
- Могилев отказался ехать в последний момент. У него было много звонков из Киева, возможно, у него была какая-то информация. Не знаю почему, но он отказался. И я поехал встречать без него. Там уже были представители Черноморского флота России. Из крымчан был я и министр культуры Крыма.
- А из чиновников или политиков Севастополя кто был?
- Были определенные люди, но не первые лица. Мы встретили борт. И Дима [Саблин] мне говорит: «Я понимаю, что разные люди по-разному относятся к православным ценностям, но ты почувствуешь определенную энергию».
- А кто был в составе прибывшей с Дарами волхвов делегации?
- Из известных людей были Константин Малофеев и Дмитрий Саблин. Еще было несколько святых отцов, в том числе афонские старцы, которые дары сопровождали. Мы организовали несколько микроавтобусов, милицейское сопровождение. И в тот момент состоялся первый серьезный разговор на тему последовавших затем событий. Сразу скажу, Константин Малофеев не играл сколько-нибудь значимой роли в этих событиях. Он фактически только их привез, но с ним были определенные люди с которыми мы поговорили о перспективах. В частности, был Дмитрий Саблин, он был модератором.
- А Игорь Стрелков был в составе делегации?
- С Игорем Стрелковым я познакомился чуть позже, и у нас с ним сложились нормальные, добрые отношения. Это очень сильный духом человек.
Дальше мы отвезли святыню в собор в Симферополе. Я позвонил Могилеву: «Анатолий Владимирович, все-таки православные ценности, надо встретить». В итоге я его уговорил, он подъехал в храм, встретил. А после этого с ним очень сильно хотели поговорить, в частности Саблин и Малофеев, и еще пара известных людей, которых я не могу назвать, и убедить его. Но Могилев поклонился дарам, пожал руки, извинился за занятость и уехал. Встречаться он отказался. Он был очень преданным Януковичу и, видимо, не получив от него добро, просто решил воздержаться от встречи, дабы не войти в какие-то отношения, чтобы потом эту встречу никто не интерпретировал против него. Янукович же в тот момент уже находился в сложной игре между Западом и Востоком.
- В чем Саблин и Малофеев хотели его убедить?
- Поговорить на тему киевских событий. В тот момент какие-то ключевые решения, которые были приняты позже, они витали в воздухе, но прямо не назывались. Рассматривались разные теоретические возможности. Но скажу откровенно, именно в тот день я понял, что вероятность событий, которые произошли позже, очень высока. Например, в дискуссии с Малофеевым и Саблиным в автобусе я говорил: «Предположим, что в Киеве наступит полный хаос. Как мы себя будем вести?» Они ответили: «Нужно поднимать знамя независимого или как минимум абсолютно автономного Крыма».
- Первоначальной задачей была именно самостоятельность?
- Первоначально обсуждался вопрос, что крымские элиты получают абсолютную автономность от Киева. Вопрос территориальной целостности Украины не стоял в этот промежуток времени. На мой аргумент, что в Крыму 20 000 украинских военных, которым завтра могут дать команду, они говорили, что нужно общаться с руководством воинских частей и задавать вопрос: «Вы все же больше крымчане или вы подчиненные Киева?»
- То есть вы начали уже в январе?
- В январе мы только думали о том, что с ними нужно разговаривать, что если ситуация зайдет в тупик, не допустить, чтобы украинские военные развернули оружие и выполняли преступные приказы против крымчан.
- С кем еще вы беседовали вместе с Саблиным и Малофеевым?
- Вечером того же дня мы встретились с Константиновым на катке. Я попросил его прийти, и мы встретились. На площадке были Саблин, Малофеев и еще два интересных человека, которые тоже сопровождали Дары волхвов. Они непубличные, фамилии этих людей ни о чем не скажут. Могу лишь сказать, что они были с бородами и, вполне возможно, носили статус каких-то официальных лиц православной церкви.
- Вы их до этого не знали?
- Не знал. Мы сидели в кафе на катке вшестером и дискутировали. И вот тогда откровенно стоял разговор, готов ли Константинов в случае возникновения хаотической ситуации в Киеве на какие-то более резкие действия, связанные с автономностью Крыма, с меньшей зависимостью Крыма. Константинов очень удивился или по крайней мере сделал вид. В тот момент он общался очень дипломатично, но я знаю Владимира Андреевича давно и знаю его пророссийские настроения, мы с ним на этом же катке неоднократно говорили о том, что вариантов у Крыма на самом деле не остается. В тот день стороны разошлись удовлетворенные разговором.
...
Подготовка к свержению «македонцев»
- А Саблин вам объяснял причину своей активности и свой интерес? Он ваш близкий друг, но очевидно, что он все же не занимал какой-то важной позиции и не мог самостоятельно говорить от имени Москвы.
- Я этого точно не знаю, но могу предположить, что какой-то центр управления был.
- Он вам это давал понять?
- Я думаю, что Дима [Саблин] тоже до конца все не понимал. По моему субъективному мнению, он выполнял некую миссию и с учетом наших дружеских отношений, и с учетом моего статуса. Оглядываясь назад, можно сказать, что однозначно очень серьезно аналитически была продумана вся эта операция. Здесь, в Москве, в Кремле кем-то была продумана. Я, конечно, впечатлен тем, как тонко были вычислены психотипы всех участников этого процесса и, самое главное, было понимание общественного мнения на полуострове. Если мы понимаем с вами, что все это имело определенную режиссуру, то режиссеру нужно поставить пять с плюсом.
...
- А до этого сомневались?
- Нет, до этого я не получал таких внятных сигналов. Единственное, что меня беспокоило, – что Крым станет непризнанной территорией со статусом, напоминающим статус Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья. Мы понимали, что это для нас путь в никуда и единственный шанс – это стать полноправным субъектом России. Именно эту проблему мы называли всем, с кем мы встречались.
- То есть вам пообещали, что абхазский и приднестровский варианты исключены?
- К счастью, мы получили понимание, что если все это произойдет и если крымчане поднимутся и готовы будут на такие действия, то их никто не даст в обиду, и что высока вероятность, если будет проведен референдум, а тогда в первый раз об этом начали говорить, то у всех этих процессов будет легитимное основание.
...
- Больше с Могилевым не пытались начать диалог?
- После того как Могилев отказался встречаться, к нему в Симферополь прилетал Сурков. О чем они говорили, мне неизвестно. Могу только сказать, что Могилев был взволнован и расстроен и, судя по его словам, Сурков тоже не был удовлетворен встречей.
...
- А когда созрела идея снятия «донецкого» правительства?
- Примерно 10 февраля. Занимались этим я и [нынешний глава Крыма Сергей] Аксенов. Когда мы уже приняли решение с Константиновым, в тот момент Аксенов был руководителем небольшой группы из трех депутатов «Русского единства». Но у него была мобилизационная структура, поскольку в свое время он руководил движением «Гражданский актив Крыма». Он мог собрать от 500 до 1000 человек, не без затрат, конечно. Когда мы вели те беседы с Константиновым, Аксенов был одним из явных антидонецких политиков. Когда пошли эти процессы в Киеве, мы все поняли, что это отличный шанс от них избавиться.
...
- А в самих переговорах о судьбе Крыма Аксенов участвовал?
- Первая серьезная встреча с ним у нас прошла в кафе-караоке на площади Советской в Симферополе. Это было утро, середина февраля. Перед нами на столе лежали два одинаковых списка депутатов, которые я распечатал, и мы стали напротив фамилий плюсы и минусы. Вопрос звучал примерно так: «Кто поддержит отставку «донецкого» правительства?» Вопрос о референдуме пока не звучал, хотя мы [с Аксеновым] говорили о том, что нужно двигаться в ту сторону. У Сергея было определенное недоверие к московским политикам. Когда я ему говорил: «Ну вот, наконец-то появился шанс!» - он говорил: «Ну, опять начнут петлять». Потом после встречи с Аксеновым у нас была встреча с Константиновым. Мы убедили его окончательно начать отказываться от «донецких» и что он, как спикер, должен внести в повестку этот вопрос. И мы начали созывать внеочередную сессию – для этого нужно было собрать треть подписей депутатов (всего в Верховном совете Крыма 100 депутатов. – «Ведомости»).
- И как реагировали депутаты?
- Первая проба сил показала, что в нашем списке было более 60 голосов. Но на первую сессию собрался 41 депутат. Некоторые приходили, закрывались в кабинетах и смотрели, куда ветер дунет.
...
- Мне говорит Могилев, что мы завтра летим в Харьков и я там должен выступать. Я же, когда Янукович уехал из Киева, понял, что наступил «день X», то, о чем мы говорили 16 января: Киев посыпался, и у Крыма других вариантов нет. Я отвечаю Могилеву, что не поеду. Он улетает в Харьков с группой депутатов. А мы уже активно в это время вели переговоры с руководителями украинских силовых ведомств в Крыму. Константинов улетел с ним, Аксенов остался в Крыму. Мы с ним активно ставим галочки напротив депутатских фамилий, смотрим, кто полетел. А большинство улетело с Могилевым в Харьков. И мне звонит Могилев из Харькова с претензиями, почему я не полетел. Я объяснил, что не хочу и не верю в этот фарс, не вижу смысла. Этот разговор был по телефону.
...
26 и 27 февраля: два дня, определивших историю
- Приходилось слышать, что у депутатов отбирали мобильные телефоны...
- Это было на следующий день. А в этот день у нас не набралось 51 депутата, и пресса это видела. Поэтому напряженно начали пытаться их собрать.
- Это в тот день, когда под стенами Верховного совета Крыма собрался митинг крымских татар против вас и ваших сторонников?
- Да. Мы собирали депутатов на 11 часов. Потом Константинов переносит сессию на 13 часов, но и тогда мы видим, что у нас только 43 депутата, не хватает нескольких. Он объявляет перерыв до 15 часов, чтобы собрать. Константинов звонит одним, я начинаю отрабатывать других, Аксенов – третьих. У нас примерно было по 10-11 депутатов, которых мы должны были дожать и привести. Кто-то под капельницей, кто-то тупо с перепугу пьет водку... И в этот момент меджлис дает команду собирать срочно людей. Они смогли мобилизовать около 5500-7000 человек. За день до этого мы договорились с Аксеновым, что собираем наших сторонников. Финансировали организационно сбор сторонников я и он.
- Что это были за деньги?
- Мы вкладывали свои личные деньги, чтобы собрать наших сторонников в поддержку у здания Верховного совета.
- Какая это была сумма?
- Цифру называть не буду, но для меня это были большие деньги.
- Бесплатно люди не выходили?
- Есть организационные моменты – печать флагов, баннеров, оплата десятников, которые собирали людей. Это все требовало определенных затрат.
- То есть это деньги не за участие в митинге?
- Нет, люди выходили искренне. Каждый десятник получал какую-то заработную плату за то, что он привел 10 человек с собой. Не за деньги. Это были оргзатраты. По моим ощущениям, наших сторонников пришло чуть меньше, чем у меджлиса, – где-то 60 на 40 в пользу меджлиса. Общее количество митингующих было около 10 000.
...
В кабинете Константинова собрались все, там был хаос. Я сказал одному из крымскотатарских сотников: «Прекращайте этот цирк». Это был сотник с киевского майдана, который прибыл к нам на переговоры. Мы его проверили на наличие оружия, боеприпасов. Мы вчетвером – я, Константинов, Аксенов и этот сотник от крымских татар – вели переговоры. Он сказал, что если будет поставлен вопрос по Могилеву, то они поддержат. Но если мы поставим вопрос о воссоединении с Россией, то будет война. Он очень угрожающе себя вел, но мы его успокоили, что второй вопрос мы ставить во всяком случае в тот момент не собирались. Он хотел, чтобы мы чуть ли не поклялись, что этого делать не будем, но естественно, никто из нас не дал ему таких обещаний. Он спустился, и произошла какая-то короткая по времени разрядка.
...
В итоге сессия была провалена – хотя у нас было необходимое количество депутатов, готовых голосовать. После того как они сорвали сессию, началось успокоение, и я с огромным трудом покинул здание, реально опасаясь за свою жизнь. Как покидал его Константинов, я не знаю. Помню свои ощущения: я вышел из здания, ехал с водителем и тогда испытал полное ощущение провала. Могилев стал с меджлисом ситуационными партнерами. Я приехал домой и попытался убедить супругу уехать с детьми через Керченский пролив. Сам я не допускал мысли уехать, но было ощущение, что все совсем плохо и грозит арест. Но супруга ехать отказалась. За день до этих событий стали активно приезжать депутаты Госдумы. В частности, был Саблин, приехал сенатор [Вячеслав] Фетисов. Всего был десант человек 40. Я начинал догадываться тогда, что наступает время действовать.
- Как отреагировал на эти события Могилев?
- Могилев в этот вечер собрал политсовет крымского отделения Партии регионов. Я позвонил Константинову и предложил пойти туда, потому что нам терять было нечего. Я приехал туда первым и заметил, как Могилев посмотрел на меня. За мной подъехал Константинов. Остальные наши сторонники подтягивались неохотно и были подавлены. Я вышел на трибуну выступить, высказал свою позицию, что Крым устал от донецких и что нужно это заканчивать. В ответ мы получили обвинения в желании воссоединиться с Россией и что мы агенты Кремля. Вице-премьер и управделами совмина Ольга Вдовина, крымчанка, но преданная Могилеву, предложила написать мне заявление о выходе из партии, потому что я предал и так далее.
...
Дальше произошло то, что должно было произойти.
- И тогда наступил день, когда в здании парламента Крыма ночью оказались вооруженные люди?
- Ночью в районе часа-двух неизвестные вооруженные люди зашли в здание.
- А кто их координировал, когда они заходили?
- На этот блок вопросов я не хотел бы отвечать. Но хочу сказать, что роль крымских элит в этих процессах вторична. И когда кто-то пытается сейчас на себя повесить ярлыки героев... В самообороне реально участвовало 500 человек, не больше. Сейчас там героев уже столько... Константинов тогда себя уже почувствовал уверенно, мы собрали в здании сессию. Я тогда дал первый комментарий прессе – сказал, что крымская самооборона взяла здание под контроль и интервью будет дано только российским журналистам. Тогда украинские журналисты попытались проникнуть, но получили в качестве отпора светошумовую гранату. Потом Могилев поехал в здание совмина и попытался в него проникнуть. Люди внутри здания сказали ему вежливо: «Извини, ты свободен». Хорошо вооруженные ребята «с голубыми глазами» тогда уже контролировали совмин и Верховный совет. Мы начали собирать депутатов. Здание было полностью оборудовано к долгой обороне, взять его могли только очень организованные люди с тяжелой военной техникой.
...
В зале 53 депутата точно было. При входе все сдавали мобильные телефоны, чтобы не дай бог лица очень вежливых людей не попали в Instagram. Это было из соображений безопасности, чтобы не раскрыть, где находятся огневые точки. У меня было праздничное ощущение, хотя за день до этого, после того как меджлис взял госсовет, мне казалось, что все плохо.
- Меджлис допустил ошибку, оставив здание?
- Нет, все было сделано очень умно. Были варианты [развития событий] «А» «Б» «В» «Г» и «Д». Вариант «А» был: мы сами все сделаем, и тогда нас будут охранять. После того как мы это не сделали, поняли, что будет вариант «Б» , что нужно показать силу и меджлис должен понять, что его вторая попытка захватить здание будет встречена пулями.
...
На следующий день мы заехали в здание совмина, который был под контролем вооруженного спецназа. В здании был погром, в том числе и в моем кабинете.
...
Честно говоря, украинские военные в Феодосии заслуживают уважения, потому что мы им создали тяжелые условия: у них не было света, воды, пищи. По одному они там через забор выпрыгивали, но держались – и в итоге ушли. Договорились, что личное оружие они отдают, но мы им возвращаем за Перекопом, когда они его пересекут.
- Договор выполнили?
- Частично да. Мы выполнили все взятые на себя обязательства, и они с честью ушли. Остальные части легко и быстро посыпались. Дальше пошли переговоры с меджлисом. Он мог в тот момент мобилизовать от 20 000 и более человек, и они могли сильно изменить баланс сил. Если бы они поднялись и пошли, была бы кровь, потому что мы бы тоже не отступили, для Украины это могло стать сигналом для активных действий. В этот момент зеленые вежливые люди очень активно высаживались в Крыму, активно разворачивались – и в принципе баланс сил в течение дней полностью изменился, хотя было несколько инцидентов. Так, был момент со стрельбой на площади Ленина, был момент со стрельбой в здании МВД Крыма, куда приехал назначенный Киевом новый министр Игорь Овруцкий из Феодосии и начал давать жесткие команды, там тоже пришлось пострелять в воздух, чтобы они разоружились и сдали оружие. Это и были основные события. Дальше приехал Рустам Нургалиевич Минниханов и провел очень сложные ночные переговоры с меджлисом. Меджлис был на грани, и я считаю, что Минниханов сыграл очень важную роль – он смог их уговорить не выступать.
...
- Кто предложил провести референдум 16 марта?
- Это решение принималось Константиновым, Аксеновым, мной и Олегом Евгеньевичем Белавенцевым, который потом стал полпредом [президента России в Крыму], он уже тогда появился. Скажу честно: его роль в процессе воссоединения Крыма с Россией реально очень велика.
- Он вам помогал?
- Кадровый военный, очень мудрый человек, и он очень активно помогал всем нам, ничего при этом не навязывая. Когда мы совещались, предлагалась и дата вместе с президентскими выборами на Украине в мае месяце. В кабинете уже у Аксенова дискутировали и вначале приняли решение о 30 марта. Но потом поняли, что тянуть нельзя, и 16 марта было утверждено.
...
- Во время подготовки референдума, в сам день голосования координировали ли свои действия с Москвой, с администрацией президента России?
- Понятно, что нас консультировали соответствующие структуры.
...
- Скажу вот такой интересный момент. Когда прошел референдум, я как-то договорился о встрече с Константиновым. Захожу к нему в кабинет. И у него висит портрет Путина в кабинете и стоит российский флаг. Несколько дней назад у него висел Янукович и стоял украинский флаг. Я захожу в кабинет, а видимо, это только поставили, и у нас начинается истерический смех. И мы минуты три смеялись, глядя на то, как все быстро поменялось. И что уже не надо шептаться про всю эту историю. Многие депутаты так и не поняли, что произошло.
- Как не поняли?
- Ну не поняли. Я же говорил, что многие не почувствовали, что под трендом борьбы за снятие донецкого ига шла борьба за воссоединение с Россией.
http://www.vedomosti.ru/politics/characters/2015/03/16/esli-eto-imelo-opredelennuyu-rezhissuru---rezhisseru-nuzhno-postavit-pyat-s-plyusom?from=newsletter-editor-choice&utm_source=newsletter&utm_medium=content&utm_campaign=editor-choice&utm_term=news3

Tags: Крым, Путинская война против Украины, агрессия, спецоперации, спецслужбы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 49 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →