Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

Большое интервью Н.Маломужа

Маломуж: Россия будет пытаться запихнуть "ЛНР" и "ДНР" назад или поменять власть в Украине
Широкомасштабного наступления со стороны России и захвата Левобережной Украины пока ожидать не следует. В Кремле сейчас не готовы к такому сценарию, который может спровоцировать глобальное противостояние. Однако возможным остается конфронтационный сценарий с тлеющим конфликтом на Донбассе - чтобы занять важные районы и объекты, а также для давления на переговорный процесс. В целом же стратегия России заключается в том, чтобы оставить занятые сейчас боевиками территории в составе Украины, с финансированием, но без контроля со стороны Киева и с руководством в Москве. Другим, более дальновидным вариантом является дестабилизация ситуации в Украине с использованием существующих социально-экономических проблем и приход к власти российских сил. Об этом и многом другом в эксклюзивном интервью Укринформу рассказал бывший глава Службы внешней разведки Украины, руководитель общественно-политического движения "За будущее Украины" Николай Маломуж.

- Николай Григорьевич, вы, вероятно, ознакомились с опубликованным в СМИ так называемым "планом российского Генштаба по захвату Левобережной Украины". Насколько реален этот документ? Откуда он взялся?
Российская Федерация всегда имеет альтернативные сценарии развития событий в отношении Украины. Этот план и является одним из таких предварительных вариантов, которые разрабатывались. Это, во-первых. Во-вторых, такого рода совершенно секретные документы просто так на рассмотрение общественности не появляются. Они очень жестко контролируются как в плане разработки, так и хранения. Поэтому такое появление – это целевая утечка, чтобы продемонстрировать, что есть и другой, глобальный план, который может быть реализован. Чтобы руководство нашего государства, политикум, общественность, Европа ознакомились с ним и сказали: нет, давайте, что-то делать, и делать по тому сценарию, который предусматривался в Минске, ведь существует большая опасность. То есть эта утечка имеет целью определенное давление как на руководство Украины, так и на наших зарубежных партнеров. Вот, мол, надо идти к выполнению Минских договоренностей, но в трактовке: определенная консервация конфликта с сохранением подконтрольных в данное время боевикам территорий Донбасса в составе Украины, но с фактическим контролем со стороны России.

- То есть мнение о том, что этот план мог бы быть разработан где-то в недрах украинского Генштаба, не соответствует действительности?
- Для нашего Генштаба было бы слишком сложно создать такой план. Ведь нужно иметь четкий расклад сил, а также ориентиры и критерии, которыми пользуется ГШ ВС РФ. Я убежден, что это – не наша разработка.

- Означает ли публикация этого плана, что россияне пока отказались от варианта широкомасштабного вторжения, ведь иначе просто держали бы его в секрете?
- Да. Несмотря на заявления с разных сторон, что широкомасштабная война начнется уже вот-вот - в марте, апреле, мае, до сих пор она, слава Богу, не началась. Поскольку это была неверная информация. Возможным сейчас является конфронтационный сценарий в болевых точках. А мы их все знаем – это Широкино, Новоазовск и кольцо вокруг Мариуполя, это Авдеевка, Пески, Счастье, Горловка, Ясиноватая, в определенной степени Дебальцево, это тот же аэропорт и пригороды Донецка. Именно в этих точках может происходить новая эскалация напряженности. Противник будет пытаться провоцировать локальные конфликты на этих территориях, чтобы расширить территорию влияния на стратегически важных направлениях: создать предпосылки для контроля Мариуполя, расширить зону контроля под Донецком, где наши войска находятся на чрезвычайно близком расстоянии, захватить ту ТЭС в Счастье, которая питает весь регион, и т.п.
Однако, если говорить о возможности глобального сценария, то Россия сейчас не готова к нему: не хватает соответствующих ресурсов, а также имеется другое политическое видение. Ведь такой сценарий ведет к глобальной войне. А угроза ее возникновения как раз и существует в случае широкомасштабного российского наступления в Украине – откровенного и циничного, которое однозначно разблокирует нейтралитет НАТО. В Альянсе уже не будут заявлять о невмешательстве в ситуацию. Во время моего последнего пребывания в Европе я общался с представителями стран НАТО из Германии, Бельгии, Польши, Франции – теми людьми, которые формируют политику государств – членов Альянса. И во время разговоров с их стороны звучали заверения, что НАТО будет сохранять до последнего нейтралитет и поддерживать мирный процесс, помогая Украине политически, но не применяя военное вооружение. Однако если Россия начнет откровенное наступление, это уже разблокирует такой нейтралитет, и НАТО активизирует свои военные формирования, особенно на своей восточной границе, и тогда начнется конфронтационный сценарий, который и может привести к глобальной войне.

- Что вы имеете в виду под этим «разблокированием нейтралитета»? НАТО вступит в прямую вооруженную конфронтацию с Россией или что-то другое?
- Если произойдет эта масштабная конфронтация, то может быть принято комплексное решение: будет и предоставлено ​​оружие, будут предоставлены отдельные контингенты из ряда стран, которые могут помогать сначала как специалисты, а потом уже, возможно, будут задействованы и как спецподразделения. Ведь в случае широкомасштабного вторжения России армия будет двигаться непосредственно к границе НАТО. И Альянс будет воспринимать это не просто как угрозу Украине – а уже конкретно странам НАТО. Будет происходить подготовка к глобальной войне.

- Давайте вернемся к зоне АТО. Насколько я понял, вы даете на сегодняшний день в определенной степени успокаивающий прогноз развития ситуации...
- Я говорю, что будет конфронтационный сценарий, локальный, радикальный, но глобального наступления РФ на данный момент не будет.

- Какова цель упомянутого вами сценария?
- Он нацелен на то, чтобы заставить руководство нашего государства пойти на выполнение не просто достигнутых договоренностей, а на те условия, которые ставит Россия, и, так сказать, боевики "ДНР" и "ЛНР", которые на самом деле управляются из Кремля. Это предполагает формирование особого статуса этих территорий, проведение под их контролем выборов, которые их устроят. Формально эти образования будут в составе Украины, но фактически они будут независимыми автономными структурами с широкими экономическими перспективами, своей сферой безопасности и полицейским сектором. И при этом ориентированы политически, в сфере безопасности и экономически на РФ. Кремль устраивает именно этот сценарий на конечном этапе. Но он, разумеется, не устраивает Украину, руководство государства.

- И эти ориентированные на Россию образования должны финансово содержаться Украиной?
- Да, с финансированием со стороны Украины по основным потокам: электроэнергия, вода, социалка, восстановление. То есть формально мы все-таки сохранили нашу территорию, но фактически ситуацию там контролируют другие люди.

- Но ведь украинская власть понимает все угрозы того сценария, который нам навязывает Россия. Каким образом в Кремле будут пытаться его реализовать?
- Понятно, что украинская власть не идет на этот вариант. Но гибнут люди, кровопролитие продолжается. Постоянно идет нагнетание ситуации, с угрозами ее перехода к, возможно, глобальной войне. Кроме того, от продолжения войны украинцы страдают экономически. В результате мы не выдерживаем, люди устают от войны, от экономических, социальных проблем. Именно на это и рассчитывает Россия – на внутренние процессы, на тот взрыв проблем, которые накапливаются. Они будут побуждать людей к массовым выступлениям, новым "майданам". И на этом фоне будет происходить продвижение политических сил, ориентированных на РФ, поддержку ее стратегического курса. С надеждой, что именно эти силы придут к власти во время досрочных парламентских, а, возможно, и президентских, выборов. Или же эти третьи силы появятся в случае массовых выступлений, когда руководители государства вынуждены будут пойти под давлением в отставку. Таким образом, локальный сценарий Кремля предусматривает минимальную консервацию этих территорий на Донбассе и выход на тот статус в составе Украины, который позволил бы их контролировать, – а это ослабление позиций центра, право диктовать в некоторых аспектах свою политику. Глобальный же вариант – это дестабилизация в Украине и приход политических сил, которые займут лояльную к РФ позицию.

- А как трактовать тысячи российских военных на границе с Украиной?
- Сейчас можно говорить об определенном паритете по количеству войск. Если мы говорим о линии разграничения (а здесь будут только приблизительные цифры, потому что это закрытая информация), то по ту сторону находится до 20 тысяч человек максимум. То есть там нет таких больших формирований, которых не было бы у нас. А если мы говорим о границе с РФ, то это – около 48-53 тысяч, которые находятся на пограничных территориях, однако по всему периметру – начиная от Черниговской, Сумской, Харьковской и, разумеется, заканчивая Луганской и Донецкой областями. Это как раз большой контингент. Он расположен там больше как фактор сдерживания, для информирования руководства государства, что такие силы есть и они готовы включиться в любой сценарий событий. Следует понимать, что эта информация, которая нагнетается, о том, что ВСУ готовятся к наступлению, она постоянно доносится и в Москву. Ведь и наш Президент заявлял, что вот мы будем идти, мы отстоим, мы освободим аэропорт, у нас уже новые вооруженные формирования, техника. А это давало основания, чтобы российские спецслужбы доносили такую ​​информацию своему руководству, как и у нас это делалось, о возможном наступлении. В частности, и по этой причине россияне удерживают такой большой контингент на границе: вот, у нас уже 50 тысяч есть, а можем еще усилить в случае чего.

- То есть опередить наше "наступление"?
- Да, мы часто определяем, что там на границе – это как раз те силы, которые пойдут в глобальное наступление. Я вам скажу: они сейчас не пойдут. Пока нет готовности. Для этого нужен очень серьезный повод. Например, с нашей стороны состоится широкомасштабное наступление,
тогда они включат те резервы. При этом россияне начали стягивать на границу свою новую технику, которой у нас нет, чтобы продемонстрировать, что качественно они преобладают.
То же можно сказать и о Крыме, где Россия наращивает свою военную мощь. У нас вообще не было каких-то планов относительно военной операции на полуострове. Однако неоднократно политики заявляли, что Крым мы все-таки освободим. И это как раз повод для России глобально наращивать свое военное присутствие там. Уже есть информация о размещении носителей ядерного оружия в Крыму. В то же время, по нашим данным, непосредственно на Крымском полуострове самих ядерных зарядов пока нет.

- Секретарь СНБО заявлял в интервью Укринформу, что Россия ведет активную работу по размещению в Крыму ядерного оружия и средств доставки ядерных зарядов. В частности, на полуостров уже доставлено 10 единиц ОТРК "Искандер-М", которые могут нести ядерные боеголовки. Неужели ядерное оружие в Крыму предназначено для Украины?
- Ядерное оружие на полуострове предназначено не для использования против Украины. Это иррационально. Кроме всех информационных потоков, которые идут из Украины, есть еще другой формат – конфронтационный сценарий из НАТО. Ведь и действия Кремля в Крыму и на Донбассе, в определенной степени, обусловлены страхом перед размещением, как это было в Восточной Европе, ракетных комплексов, а возможно, и ядерных ракет, стран НАТО и в Украине – в зоне, как они считают, геополитических интересов России. Поэтому прежде всего размещение носителей ядерных зарядов в Крыму рассчитано на страны НАТО. Это как некая угроза им: если вы разместите ядерный или ракетный комплекс по периметру Восточной Европы, то, соответственно, мы сразу же размещаем ядерные боеголовки на различных носителях на территории полуострова. И здесь идет конфронтационный сценарий глобального противостояния, угроза глобальной войны. Именно здесь ведется игра на нервах. Это очень опасный сценарий, который надо нейтрализовать усилиями ведущих стран мира. Скажем, на уровне "Большой Семерки" (G7), а еще лучше – "Большой Двадцатки" (G 20). Должно быть снято это глобальное противостояние между Россией и НАТО, а тогда уже следует урегулировать и Крым, и Восток Украины. Но пока ни у кого не наблюдается такой свободы.

- В том же интервью секретарь СНБО отмечал, что нам надо координировать усилия с ведущими странами мира в плане усиления общей системы защиты от ядерной угрозы. Он не исключил, что Украина будет вынуждена проводить консультации по размещению компонентов системы ПРО на территории Украины.
- Я очень уважаю Александра Валентиновича, но нам надо выходить не с таким сценарием. Если мы говорим о таком вопросе, как размещение элементов ПРО, то это уже очень серьезно. Россия будет рассматривать это именно в плане глобальной конфронтации, и здесь, так сказать, она уже стоять на месте не будет. Мы пойдем деструктивным путем. Ну хорошо, мы размещаем элементы ПРО и т.п., а Россия размещает не просто ПРО, а реальные ядерные ракетные комплексы, нацеленные на Украину, – средней дальности, которые они сейчас восстанавливают. Такой сценарий ведет к уничтожению людей, к фронтальной и глобальной войне. Нам что, надо выиграть, чтобы всех уничтожили? От такого сценария следует отказаться. Нам нужно, усиливая армию и систему обороны на всех рубежах, выходить на глобальную систему переговоров, где Путин все-таки будет вынужден выполнить все необходимые действия, соответственно, вывести войска и продвигать сценарий восстановления Донбасса, вернув туда людей. При этом восстановление разрушенного региона должно быть за счет той же "Двадцатки" – через центральную власть направляться в регион. Однако, разумеется, прекращение кровопролития в Донбассе, главным образом, зависит от воли руководства РФ.
Василий Короткий, Киев.
http://www.ukrinform.ua/rus/news/nikolay_malomug_rossiya_budet_pitatsya_zapihnut_lnr_i_dnr_nazad _ili_izmenit_vlast_v_ukraine_1756147
Tags: 4МВ, Путинская война против Украины, спецоперации
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments