Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

Интервью В.Наливайченко С.Кошкиной. Часть 2.

"Работорговля, особенно украинским женщинами, которые остались в Донецкой и Луганской области ..."
- Вы ответили на мой вопрос. Спасибо. Поговорим о том, что происходит на востоке, следующий блок – что там сейчас. Поскольку заявления очень противоречивы. Вы знаете, что ЛНР и ДНР, предлагая свою версию изменений в Конституции Украины, отметили, что они являются частью Украины. Правда, впоследствии они от этого заявления отказались, но все поняли, что это было. Также имели место довольно странные заявления господина Лаврова, главы российского МИД, который тоже прозрачно намекнул, что Россия не заинтересована в эскалации конфликта на Донбассе. В то же время есть заявление Арсения Яценюка, который сказал, что вероятность выполнения Минских соглашений достаточно низкая, соответственно эскалация может произойти в ближайшее время. Вы понимаете ситуацию? Поскольку у вас больше информации, чем публичные заявления.

- Наше понимание ситуации заключается в том, что нужна непрерывная борьба с терроризмом, в частности в Донецкой в ​​Луганской областях, кроме того, что мы вынуждены противостоять агросору и тем, кому они платят деньги – ДНР и ЛНР. Это объективная информация, я подчеркиваю, собранная и задокументирована в уголовном производстве. Самое большее, что нас беспокоит именно сейчас – преступления против человечности, которые совершаются террористами, совершение которых инструктирует и финансирует Россия. Преступления эти имеют конкретные названия. Первое – расстрелы и пытки людей, независимо от того, с какой стороны они захвачены. Второе – работорговля, особенно украинским женщинами, которые остались в Донецкой и Луганской области. Это одно из самых опасных пока преступлений. И в этом им способствуют всевозможные подручные и наемники из Осетии и других восточных регионов России. Работорговля дошла до Китая. Кроме того, торговля оружием, взрывчаткой, незаконное попадание через захваченную Россией и российскими войсками украинскую границу. Настоящий границу, международную. Вот вам истинная оценка СБУ. А все заявления политиков, в том числе тех, которых вы упоминали, российских – заявления для того, чтобы прикрыть и скрыть эти преступления, это ужасное звериное лицо черной дыры под названием Новороссия. Что надо в этой ситуации делать? Ну, в принципе, сценарий отработан, и сомнений у нас нет: как только безопасность на российско-украинской границе возобновится, мы остановим потоки оружия и работорговлю.

- Верите, что это возможно?
- У меня нет сомнений. Верить-не верить, за это надо бороться. Что значит "веришь-не веришь", не веришь – иди с должности.

- Как вообще СБУ работает на оккупированных территориях? У вас нет своих управлений там. Но как вы собираете информацию? Механизм, методология какая?
- Ну это в эфире мы, ясно, что не скажешь. Так как работает любая спецслужба на временно оккупированных территориях. Кстати, УПА так же работала, когда была освободительная борьба.

- То есть вы равняетесь на спецслужбы времен УПА?
- Мы не равняемся, мы знаем их методологию хорошо и знаем четко их традиции. Такие традиции и подходы очень нам нравятся, потому что они были разработаны в чрезвычайно тяжелые времена против энкаведистов, против нацистов. То есть люди были действительно в очень сложных условиях. Могу сказать одно в эфире сейчас, что служба имеет на сегодня серьезные позиции – оперативные и другие – в среде так называемых ДНР и ЛНР.

- У вас там есть свои агенты?
- Я им всем могу передать большое приветствие: все преступления, которые они еще планируют, нами сразу же документируются. И так будет в дальнейшем. Сегодня я вам рассекретил материалы по Майдану. Вскоре, я уверен, придет время для рассекречивания спланированных и осуществленных преступлений в их так называемых штабах.

- Как продвигается расследование по "Буку", насколько мне известно, есть новые подробности?
- Вы знаете, наша принципиальная позиция, с которой мы выступили с первого дня в международных и украинских медиа и подали всю информацию по этому ужасному теракту: он был совершен российским военным экипажем на нашей территории. Российские профессионалы целились из Бук-М1, как мы понимаем, в российский самолет, а сбили малазийский Боинг. К сожалению, огромные потери. Украина ведет свое расследование, я горжусь, как работает наше следственное управление, его уважают теперь во всем мире. Поскольку и Нидерланды, и Бельгия, и Малайзия ...

- Новые подробности в деле есть?
- Они чрезвычайно жостко закрыты 4-сторонней следственной комиссией. Украина свою часть работы выполнила, кроме одной, которая называется «Доступ непосредственно к месту, где упал самолет».

- Но мы не можем это обеспечить?
- Мы можем это обеспечить, и это ключевое требование ко всем, кто сейчас представляет Российскую Федерацию или ЛНР/ДНР на всевозможных переговорах. Доступ для чего? Для допроса свидетелей, поскольку чрезвычайно серьезные доказательства в распоряжении международной следственной группы, подготовленные украинскими следователями СБУ, о том, где именно, какая именно ракета и кто ее применил. Большего сказать не могу.

- Когда примерно будут опубликованы эти материалы?
- Я знаю, что точно до конца года международная следственная группа планирует...

- В пятнадцатом году?
- Да.

Российские десантники, "заблудились"
- Безумный резонанс в СМИ вызвало задержание российских десантников. Вы по-прежнему задерживали российских военных, но, в основном, их обменивали.

- Не совсем так.
- Скажите, почему именно эти двое стали объектами внимания СМИ? Почему их решено судить открыто и показательно?

- Это не десантники, это офицер и сержант Главного управления разведывательных спецвойск Российской Федерации, Генерального штаба, они из Тольятти. Так правильно называется их военная специальность. Они как раз оттуда. Задерживались вместе с частично обезвреженной диверсионной группой в составе 14 представителей ГРУ РФ Генштаба, которые шли на теракт в Луганской области. Там с оружием, с взрывчаткой и другими доказательствами, которые есть в деле. Офцеров ГРУ задерживали и раньше, они привлечены к ответственности. За решеткой уже и другие, которых в виде диверсантов и террористов присылали российские террористические войска. Таких 15 лиц осуждены, они в Украине. Еще было 12 или 16 российских десантников, которые якобы заблудились. Тогда было принято серьезное, политическое в том числе, решение вернуть наших военных, которые были незаконно захвачены террористами и российскими войсками в виде заложников. Да, это больной вопрос. Но за ним – глаза матерей и родственников, которых терроризируют боевики. Сначала, захватывая незаконно их сыновей, а потом еще и требуя – через звонки, смс, посредников – деньги за освобождение. Типа «мы готовы продать вашего сына». Этот ужас можно и нужно было остановить, поэтому я уверен, что это было правильное решение. Мы возвращаем украинцев, иногда отдавая за них негодяев и преступников, но такую ​​войну против нас решил вести российский агрессор...

- Сколько на сегодня пленных мы обменяли, сколько наших гражданских и военных находятся в плену или похищенных, пребывающих на территории России? Какое количество российских военнопленных находится у нас? Конкретно.
- У нас, самое главное, военнопленных или пленных нет, и это важно для украинского правительства и для Службы безопасности, которая в основном этим занимается.

- А какой статус у них тогда?
- Статус задержанных за совершение диверсий, терактов или военных преступлений. Это очень важно. Все происходит в соответствии с процедурой: задержание, суд и санкция на арест. Что касается конкретных цифр: при содействии Центра по освобождению заложников и других незаконно захваченных украинцев – действует при Службе безопасности – освободили 2716 человек по состоянию на сегодня.

- Количество наших пленных вам известно точно?
- Количество заложников, содержащихся у незаконных военных формирований или у российских войск, потому что Россия частично уже вывезла их на свою территорию, вы это знаете.

- Надежда Савченко?
- Надежда Савченко, в том числе. Количество людей, которые содержатся, мы знаем об этом точно, – 298. Хотя они делают вид, что их не более 10-15 осталось. Цифра может меняться, потому что ежедневно высылаются диверсионные группы с временно оккупированной территории для двух вещей: либо подорвать какой-то важный объект ифраструктуры на территории, контролируемой украинским правительством, либо похитить человека. Сейчас для боевиков вопрос номер один – похитить кого-то из военных – в ответ на публичную демонстрацию на весь мир доказательств российской агрессии в виде сержанта и офицера ГРУ.

- Правильно ли я понимаю, что эти лица в медиа для того, чтобы можно было...
- Эти военнослужащие – это неопровержимые доказательства российской агрессии.

- Это первый аргумент. Вторым может стать попытка начать диалог об обмене задержанных воинов на Савченко.
- Для СБУ это неважно. Для СБУ важно привлечь их к уголовной ответственности. Ответственность за похищение Надежды Савченко с нашей территории, лежит на российской стороне.

- Вы упомянули о центре, который действует при СБУ и занимается освобождением пленных...
- Вновь созданный.

- Дело в том, что освобождением пленных занимается не только СБУ, даже волонтеры этим занимаются. Сколько вообще таких центров – кроме как в СБУ – существует сегодня? Сколько можете назвать?
- Для нас важно, что центр, который мы создали, не является только СБУ центром. Мы скоординировались и с уважением относимся к волонтерам и очень им благодарны, всем, кто нам помогает. Люди делают это не за деньги, а из неравнодушия. Из Министерства обороны с нами работает Юрий Тандид, из общественных организаций... я не буду называть фамилии, чтобы не ставить под опасность их жизни. Я могу сказать четко, что, как правило, все, кого нам удается возвращать из плена – результат работы и Центра, людей, которые нам помогают.

- Каким образом Виктор Медведчук с вами сотрудничает?
- Виктор Медведчук был назначен представителем по гуманитарным вопросам, когда реально невозможным был диалог с ДНР-овцами, ЛНР-овцами, которые незаконно удерживали наших людей. На самом деле, вернуть нашего человека, когда действует, пусть и несовершенно, режим прекращения открытых боевых действий, проще. Есть с кем вести переговоры. Желательно не с посредником, а непосредственно с бандитом, который удерживает нашего защитника.

- Сотрудничество с Медведчуком эффективно?
- Такой диалог не раз был эффективным. Мы использовали, в том числе, и этот канал коммуникаций.

"Мы задержали людей, изъяли наличные"
- Вернемся в Киев. Здесь также перманентно ведется борьба с пятой колонной. Очевидно, дело не только в одном каком-то канале или печатном издании; очевидно, что дело также в неслучайных акциях а-ля "Майдан-3", "Кредитный Майдан", "Финансовый Майдан", что все это взаимосвязано может быть с телеканалами "112", "17" и другие.
- Атакуют нас по этой линии также. Нас – всю Украину, всех граждан. Атакуют, как правило, проплаченные акции. Утверждаю это из тех случаев, когда мы задержали людей и изъяли наличные. Первая линия, первый офис – это Азаров из Москвы, через своих помощников и помощников народных депутатов.

- Что конкретно он финансировал?
- Его курьеры передавали деньги непосредственно на постановочные, провокационных акций – "белые платочки" другие.

- Азаров-сын или Азаров-отец?
- Старший.

- Он покинул Украину, по моей информации, со спортивной сумкой, где лежало 300 000 долларов. Каким же же образом?
- Значит, там была не одна сумка. И сколько они имели с собой, убегая, мы с вами, к сожалению, не могли знать.

- Готовы предъявить обвинение по этому факту?
- Мы задержали курьеров и изъяли наличные, идет уголовное производство.

- Они дали показания на Азарова?
- Безусловно. Мы долго все документировали перед тем, как суд разрешил их арестовать. Неделю назад во Львове я об этом говорил, что сейчас в Украине происходит такое провокационное копирование протестов, которые могли бы возникнуть из-за недовольства общественности. Они копируют формы, методы настоящих протестов. Нанимают за деньги людей. Созывают побольше телекамер – «смотрите, нас будет сейчас разгонять уже эта власть». Для людей, которые сейчас у власти, это серьезная ловушка.

- А для "Раша Тудей" красивая картинка.
- Здесь важна роль спецслужбы. Мы все оперативно обнаруживали, вовремя документировали. Кстати, у нас очень хорошее сотрудничество с Министерством Внутренних Дел в этих вопросах. Между руководителями – полное доверие.

- Как оцениваете глубину проникновения кадров ФСБ в круги нынешней власти? ФСБизацию нынешней власти?
- Я не оцениваю. Служба безопасности задерживает и передает на аресты, а затем военная прокуратура уже расследует уголовные производства. В самой службе безопасности через год после Майдана более 170 человек и производств, в том числе арестованы офицеры. В других ведомствах картина ничем не лучше. В числе последних предателей, задержанных и допрошенных, признавших вину, на которых суд дал санкцию на арест, – один из высокопоставленных офицеров Нацгвардии в Харькове. Он настолько был испуган, что выпрыгнул в окно от наших контрразведчиков. Не убежал.

- Фамилия?
- Фамилию не буду называть, пусть называет суд. Или позже. Фамилии таких "героев" я не запоминаю. Дальше – офицер генштаба. Помните, когда они делали какое-то батальонные братство? Он подбрасывал им информацию, причем неправдивую и лживую. Это спецоперация была организована российскими спецслужбами. Проплаченные, типа «батальоны», «предатель в Генштабе, который отчитывается», что «все пропало», «котел», «все погибли», «всех расстреляли», «руководство и генералы нас предали!» Такая себе картинка, даже кто мимо проходил, думали, что, возможно, это и правда. Это только за последний месяц. В самой Службе безопасности арестован один из высокопоставленных офицеров, полковник. И так в каждом ведомстве. Поэтому оценка, затем вычислять и арестовывать.

- Результаты есть, я поняла.
- К сожалению, в этой ситуации.

- Напоследок не могу не спросить о вас. В кулуарах ходят слухи, что вы хотите переместиться на руководителя службы внешней разведки.
- Я отвергаю любые вообще разговоры о том, что надо перемещаться из кабинета в кабинет. Меня не интересуют перемещения.

- А ваше место в СБУ займет ваш зам Василий Грицак.
- Если такое будет решение парламента... Я не за место борюсь, поверьте. Моя борьба совсем в другом, и она началась давно, еще до моего второго пришествия в СБУ – защищать людей, ветеранов АТО, их семьи – вот, что собираемся сейчас делать, а не интриговать, кто будет...

- То есть вы пока планируете работать на своем месте, я так понимаю?
- У меня есть более честный ответ. Я готов к увольнению в случае, если так решит парламент по представлению президента, с первого дня назначения, поэтому не ждите от меня никакой борьбы. Не тем сейчас государство должно жить.
http://lb.ua/news/2015/06/16/308384_valentin_nalivaychenko_voni.html
Tags: Путинская война против Украины, спецслужбы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments