Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Category:

Русская Magna Carta – Договор 4 февраля 1610 г.

В.О.Ключевский. Русская история. Полный курс лекций. Лекция 42:
ДОГОВОР 4 ФЕВРАЛЯ 1610 г.
Ни в одном акте Смутного времени русская политическая мысль не достигает такого напряжения, как в договоре М. Салтыкова и его товарищей с королем Сигизмундом. Этот договор, заключенный 4 февраля 1610 г. под Смоленском, излагал условия, на которых тушинские уполномоченные признавали московским царем королевича Владислава.
Этот политический документ представляет довольно разработанный план государственного устройства. Он, во-первых, формулирует права и преимущества всего московского народа и его отдельных классов, во-вторых, устанавливает порядок высшего управления. В договоре прежде всего обеспечивается неприкосновенность русской православной веры, а потом определяются права всего народа и отдельных его классов.
Права, ограждающие личную свободу каждого подданного от произвола власти, здесь разработаны гораздо разностороннее, чем в записи царя Василия. Можно сказать, что самая идея личных прав, столь мало заметная у нас прежде, в договоре 4 февраля впервые выступает с несколько определенными очертаниями. Все судятся по закону, никто не наказывается без суда. На этом условии договор настаивает с особенной силой, повторительно требуя, чтобы, не сыскав вины и не осудив судом "с бояры всеми", никого не карать. Видно, что привычка расправляться без суда и следствия была особенно наболевшим недугом государственного организма, от которого хотели излечить власть возможно радикальнее.
По договору, как и по записи царя Василия, ответственность за вину политического преступника не падает на его невиновных братьев, жену и детей, не ведет к конфискации их имущества.
Совершенной новизной поражают два других условия, касающихся личных прав: больших чинов людей без вины не понижать, а малочиновных возвышать по заслугам; каждому из народа московского для науки вольно ездить в другие государства христианские, и государь имущества за то отнимать не будет.
Мелькнула мысль даже о веротерпимости, о свободе совести. Договор обязывает короля и его сына никого не отводить от греческой веры в римскую и ни в какую другую, потому что вера есть дар божий и ни совращать силой, ни притеснять за веру не годится: русский волен держать русскую веру, лях – ляцкую.
В определении сословных прав тушинские послы проявили меньше свободомыслия и справедливости. Договор обязывает блюсти и расширять по заслугам права и преимущества духовенства, думных и приказных людей, столичных и городовых дворян и детей боярских, частью и торговых людей. Но "мужикам хрестьянам" король не дозволяет перехода ни из Руси в Литву, ни из Литвы на Русь, а также и между русскими людьми всяких чинов, т. е. между землевладельцами. Холопы остаются в прежней зависимости от господ, а вольности им государь давать не будет.
Договор, сказали мы, устанавливает порядок верховного управления. Государь делит свою власть с двумя учреждениями, земским собором и Боярской думой. Так как Боярская дума вся входила в состав земского собора, то последний в московской редакции договора 4 февраля, о которой сейчас скажем, называется думою бояр и всей земли. В договоре впервые разграничивается политическая компетенция того и другого учреждения. Значение земского собора определяется двумя функциями.
Во-первых, исправление или дополнение судного обычая, как и Судебника, зависит от "бояр и всей земли", а государь дает на то свое согласие. Обычай и московский Судебник, по которым отправлялось тогда московское правосудие, имели силу основных законов. Значит, земскому собору договор усвоял учредительный авторитет. Ему же принадлежал и законодательный почин: если патриарх с Освященным собором, Боярская дума и всех чинов люди будут бить челом государю о предметах, не предусмотренных в договоре, государю решать возбужденные вопросы с Освященным собором, боярами и со всею землей "по обычаю Московского государства". Боярская дума имеет законодательную власть: вместе с ней государь ведет текущее законодательство, издает обыкновенные законы. Вопросы о налогах, о жалованье служилым людям, об их поместьях и вотчинах решаются государем с боярами и думными людьми; без согласия думы государь не вводит новых податей и вообще никаких перемен в налогах, установленных прежними государями. Думе принадлежит и высшая судебная власть: без следствия и суда со всеми боярами государю никого не карать, чести не лишать, в ссылку не ссылать, в чинах не понижать. И здесь договор настойчиво повторяет, что все эти дела, как и дела о наследствах после умерших бездетно, государю делать по приговору и совету бояр и думных людей, а без думы и приговора бояр таких дел не делать.
http://www.bibliotekar.ru/rusKluch/42.htm

Б.Н.Чичерин. О народном представительстве, М., 1899, сс. 543-544:
Боярская Дума решила признать царем Владислава и вступила в переговоры с Жолкневским. Заключенный между ними договор содержит в себе весьма значительные ограничения царской власти; если бы он был приведен в исполнение, русское государство приняло бы совершенно иной вид. Важнейшие условия касаются законодательства, суда и податей. Владислав обязывался творить суд по Судебнику, а если нужно что-либо дополнить, то делать это с думою бояр и всей земли, чтобы все было праведно. Относительно суда было постановлено, чтобы, не сыскавши вины и не осудивши судом всеми боярами, никого не казнить, не посылать в заточение и не отнимать ни у кого чести и собственности. Наконец, Владислав обязывался не вводить новых налогов, сверх обычных, не поговоря с боярами. Таким образом, если суд и установление новых податей были предоставлены Боярской Думе, то к законодательству призывалась вся земля.
http://www.runivers.ru/upload/iblock/2c6/O%20narodnov%20predstavitelstve.pdf

С.Ф.Платонов. Очерки по истории Смуты в Московском государстве XVI-VVII вв., СПБ, 1910, сс. 401-404:
От русских тушинцев было отпрвлено к Сигизмунду посольство, которое прибыло в королевский стан под Смоленском в середине января 1610 года и договорилось там об условиях, на которых мог бы Владислав занять русский престло. Воспользовавшись старой мыслью о династической унии Москвы с Речью Посполитою под властью Владислава, – мыслью, которая высказывалась московскими княжатами еще при первом Самозванце, – русские тушинцы постарались найти для этой унии наиболее подходящую форму. В так называемом договоре 4-го февраля 1610 года ими была предложена первая редакция политического трактата, имевшего целью соединение двух доселе враждебных государств.
Этот договор 4(14)-го февраля создался таким образом. Русские послы, приехавшие от тушинского населения к королю, именно М.Г.Салтыков с сыном Иваном, князья Юрий Хворостинин и Василий Масальский, Лев Плещеев, дьяки и дворяне, представились королю 21(31)-го января. Прося королевича на Московское государство, оба Салтыкова в своих речах и в грамоте, которую они читали от всего русского народа, их пославшего, представляли королю о необходимости сохранить в целости православие и стародавний московский порядок. Сатрший Салтыков «с плачем» повторял просьбу о нерушимом сохранении православной веры, а сын его выражал надежду на то, что король не только обеспечит, но и увеличит «права и вольности» московского народа... В течение двух недель обсуждение было кончено, и король 4(14)-го февраля мог уже дать свой «отказ», то есть ответ на статьи об унии, предложенные ему русскими послами. Только этот королевский ответ и известен нам, так как подлинные статьи тушинских послов не сохранились. Свой же «отказ», или по московскому выражению, «лист статейный» король распространил немедля не только в Речи Посполитой, но и в Московском государстве: он его даже в Москву «за соею рукою и за печатью к боярам послал». Судя по королевскому ответу, основанием для унии принято было сохранение полной автономии Московского государства и тесный военный союз Москвы и Речи Посполитой...
...Он (договор) стремится охранить московскуюжизнь от всяких воздействий со стороны польско-литовского правительства и общества, обязывая Владислава блюсти неизменно православие, административный порядок и сословный строй Москвы. Ограничение единоличной власти Владислава думой и судом бояр и советом «всея земли» вытекало в договоре... из обстоятельств минуты, приводивших на московский престол иноземного и иноверного государя... Составители февральского договора, дотигшие власти и положения личною выслугою Вору, ставили эту выслугу рядом с «отечеством», говоря, что Владислав обязан «великих чинов невинно не понижати, а меньший стан повышат сообразно с личными заслугами»... Указывая, что Владислав «никого поневоле» не должен «водить» из Московского государства в Литву и Польшу, они оговаривали при этом, что «для науки вольно каждому» ездить из Москвы в другие христианские государства и что «купцам русским для торгов» будет открыт путь «до чужих земель через Польшу и Литву»...
http://www.runivers.ru/bookreader/book450979/#page/421/mode/1up

А.Г.Данилов. Альтернативы в истории России. Миф или реальность (XIV–XIX вв.). 2013:
Условно третья (в Смутное время. – А.И.) попытка ограничить власть царя в России была предпринята в 1610 г. во время приглашения польского королевича Владислава на русский престол.
Первый Договор был подписан в следующей исторической обстановке. Осенью 1609 г. в Тушино наблюдался политический кризис. Польскому королю Сигизмунду III, который в сентябре 1609 г. вторгся в пределы России, удалось расколоть поляков и русских, объединившихся под знаменами Лжедмитрия II. Усилившиеся разногласия, а также пренебрежительное отношение шляхтичей к самозванцу имели своим следствием бегство Лжедмитрия II 27 декабря 1609 г. из Тушино в Калугу. Большинство поляков из Тушинского лагеря во главе со своим предводителем Рожинским подчинились Сигизмунду III. Не веря уже в возможности свержения с помощью Лжедмитрия II царя Василия Шуйского и не желая признавать его власть, политические руководители Тушинского лагеря во главе с патриархом Филаретом и боярином М. Салтыковым разработали план приглашения на русский престол сына Сигизмунда III – польского королевича Владислава.

Переговоры по данному вопросу проходили под Смоленском в ставке Сигизмунда III с 21 января по 4 февраля 1610 г. В состав делегации от русских тушинцев входили бояре М.Г. и И.М.Салтыковы, князь В.М.Масальский, думный дворянин и посольский дьяк И.Т.Грамотин и др. Они выступали от имени патриарха Филарета и «всей земли». Конечно, полномочий выступать от имени всей земли у них не было.

4 февраля 1610 г. Договор был подписан. Это крупный памятник политической и правовой мысли первой половины XVII в., в котором вопросы государственного устройства, положение сословий, отношение монарха со своими подданными были разработаны наиболее полно.

Россия мыслится как сословно-представительная монархия. Государь делит свою власть с двумя учреждениями – Боярской думой и Земским собором. В Договоре впервые разграничивается компетенция каждого учреждения. Только Земский собор имел право менять основные законы Российского государства того времени: исправлять или дополнять судный обычай и Судебник.

Во-вторых, если Земский собор обратится к царю с какими-то вопросами, не предусмотренными данным Договором, то царь должен решать возбужденные вопросы только вместе с Земским собором «по обычаю Московского государства». Без согласия Боярской думы царь:
а) не может издавать текущие законы;
б) не вводит новые налоги;
в) никого не карает, чести не лишает, в ссылку не ссылает, в чинах не понижает;
г) не решает вопросы о наследстве после умерших бездетно и т. д.

Порядок службы государю включал в себя такие элементы:
а) польским и литовским панам не давать правительственных мест в Московском государстве;
б) больших чинов людей без вины не понижать;
в) малочиновных возвышать по заслугам. В последнем пункте нельзя не видеть влияние людей незнатных, поднявшихся «наверх» в период Смуты и не желавших терять свое место при дворе.

В тексте Договора от 4 февраля 1610 г. права, ограждавшие личную свободу каждого поданного от произвола власти, по мнению В.О.Ключевского, были разработаны полнее, чем в записи Василия Шуйского 1606 г. Кроме того, в Договоре были прописаны гарантии против поглощения России Речью Посполитой, статьи, предусматривающие неприкосновенность Русской православной церкви, обозначены права и преимущества отдельных сословий, определялось положение крестьян, холопов, казаков, затронуты вопросы внешней политики и торговли, разрешен возврат русских из польского плена и даже давалось право всем желающим ездить учиться в другие христианские страны.

Самым важным в этом документе было следующее: те элементы договорных отношений между монархом и страной,которые были намечены в «крестоцеловальной» записи Василия Шуйского, получили свое дальнейшее развитие. Если бы все статьи соглашения были соблюдены, занятие Владиславом русского престола не представляло бы угрозу для Московского государства. Владислав превратился бы в русского царя польского происхождения, как его отец Сигизмунд, который был польским королем шведского происхождения.

Русские бояре совершили одну, но существенную ошибку. Они подписали Договор, не согласовав важный пункт – о вероисповедании будущего царя Владислава. В соответствующей статье указывалось, что Владислав должен венчаться на царство в Москве от русского патриарха, по старому обычаю. За этим пунктом стоял элементарный политический расчет. По законам Речи Посполитой король должен был обязательно быть католиком. Приняв православие, Владислав лишался прав на польский престол. Тем самым устранялась бы опасность сначала личной, а потом и государственной унии России и Речи Посполитой, чреватой в дальнейшем утратой национальной независимости. Воинствующий католик, потерявший из-за приверженности римской вере шведский престол, Сигизмунд III не соглашался на принятие Владиславом православия. По настоянию короля в соответствующую статью (о которой речь шла выше) Договора было внесено уточнение, что «это условие будет исполнено, когда водворится совершенное спокойствие в государстве». Такая поправка давала Сигизмунду III основание не посылать 15-летнего сына в Москву, одновременно претендуя на управление Россией.

Существовал один важный момент. Русские тушинцы, подписавшие Договор 4 февраля 1610 г., не представляли ни правительство в Москве, где на престоле сидел Василий Шуйский, ни всю русскую землю, ни даже самозванца «царевича Дмитрия».

Есть исследователи, которые считают этот договор «антипатриотичным, антинародным». Другие авторы с этим не согласны. В.О.Ключевский считал, что «Договор 4 февраля – это целый основной закон конституционной монархии, устанавливающий как устройство верховной власти, так и основные права подданных». Важный, ключевой момент состоит в том, что русские решили пригласить иностранца стать русским царем на собственных условиях, гарантирующих самостоятельность и независимость России. Таким образом, это не было капитуляцией перед интервентами.
http://iknigi.net/avtor-andrey-danilov/19997-alternativy-v-istorii-rossii-mif-ili-realnost-andrey-danilov/read/page-6.html

В.О.Ключевский. Русская история. Полный курс лекций. Лекция 42:
МОСКОВСКИЙ ДОГОВОР 17 АВГУСТА 1610 г. Договор 4 февраля был делом партии или класса, даже нескольких средних классов, преимущественно столичного дворянства и дьячества. Но ход событий дал ему более широкое значение. Племянник царя Василия князь М.В.Скопин-Шуйский со шведским вспомогательным отрядом очистил от тушинцев северные города и в марте 1610 г. вступил в Москву. Молодой даровитый воевода был желанным в народе преемником старого бездетного дяди. Но он внезапно умер. Войско царя, высланное против Сигизмунда к Смоленску, было разбито под Клушином польским гетманом Жолкевским. Тогда дворяне с Захаром Ляпуновым во главе свели царя Василия с престола и постригли. Москва присягнула Боярской думе как временному правительству. Ей пришлось выбирать между двумя соискателями престола: Владиславом, признания которого требовал шедший к Москве Жолкевский, и самозванцем, тоже подступавшим к столице в расчете на расположение к нему московского простонародья. Боясь вора, московские бояре вошли в соглашение с Жолкевским на условиях, принятых королем под Смоленском. Однако договор, на котором 17 августа 1610 г. Москва присягнула Владиславу, не был повторением акта 4 февраля. Большая часть статей изложена здесь довольно близко к подлиннику; другие сокращены или распространены, иные опущены или прибавлены вновь. Эти пропуски и прибавки особенно характерны. Первостепенные бояре вычеркнули статью о возвышении незнатных людей по заслугам, заменив ее новым условием, чтобы "московских княжеских и боярских родов приезжими иноземцами в отечестве и в чести не теснить и не понижать". Высшее боярство зачеркнуло и статью о праве московских людей выезжать в чужие христианские государства для науки: московская знать считала это право слишком опасным для заветных домашних порядков. Правящая знать оказалась на низшем уровне понятий сравнительно со средними служилыми классами, своими ближайшими исполнительными органами – участь, обычно постигающая общественные сферы, высоко поднимающиеся над низменной действительностью. Договор 4 февраля – это целый основной закон конституционной монархии, устанавливающий как устройство верховной власти, так и основные права подданных, и притом закон, совершенно консервативный, настойчиво оберегающий старину, как было прежде, при прежних государях, по стародавнему обычаю Московского государства. Люди хватаются за писаный закон, когда чувствуют, что из-под ног ускользает обычай, по которому они ходили. Салтыков с товарищами живее первостепенной знати чувствовали совершавшиеся перемены, больше ее терпели от недостатка политического устава и от личного произвола власти, а испытанные перевороты и столкновения с иноземцами усиленно побуждали их мысль искать средств против этих неудобств и сообщали их политическим понятиям более широты и ясности. Старый колеблющийся обычай они и стремились закрепить новым, писаным законом, его осмыслявшим.
http://www.bibliotekar.ru/rusKluch/42.htm

Владислав IV (польск. Władysław IV Waza; 9 июня 1595 — 20 мая 1648) — Государь, Царь и Великий князь Руси под именем Владислав Жигимонтович (27 августа 1610 – 5 октября 1613), король польский и великий князь литовский с 6 февраля 1633 (провозглашение избрания 8 ноября 1632), старший сын Сигизмунда III. 27 августа (6 сентября) 1610 года как русский царь принял присягу московского правительства и людей. По договору 4 февраля 1610 года, который был заключен под Смоленском между королем Сигизмундом и московским посольством, королевич Владислав должен был занять после принятия православия Русский престол. После низложения Василия Шуйского летом 1610 года московское правительство признало Владислава царём и чеканило от имени «Владислава Жигимонтовича» монету. Владислав православия не принял, в Москву не прибыл и венчан на царство не был. В октябре 1612 года в Москве правительство королевича Владислава было низложено. До 1634 года Владислав продолжал пользоваться титулом Великого князя московского.
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D0%BB%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D1%81%D0%BB%D0%B0%D0%B2_IV
Tags: Литва, Польша, Россия, история, право, свобода
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments