?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile ИЭА Previous Previous Next Next
Светлана Алексиевич: «Есть мой путь, и я иду этим путём» - Андрей Илларионов
aillarionov
aillarionov
Светлана Алексиевич: «Есть мой путь, и я иду этим путём»
Лауреат Нобелевской премии по литературе Светлана Алексиевич в интервью Би-би-си рассказала о своём жанре романа голосов, о том, почему Россия вновь предпочитает несвободу свободе, и о том, несет ли свою часть вины за это Запад. В начале разговора корреспондент Би-би-си Джейми Кумарасами попросил лауреата описать свои ощущения после того, как улеглись первые страсти после присуждения ей премии Нобелевского комитета.
(В этом интервью, на мой взгляд, есть ответ самой С.Алексиевич на неоднократно задававшийся в этом блоге вопрос, почему присуждение ей Нобелевской премии является событием уходящего года в России).

- Прошло уже некоторое время с тех пор, как вам присудили Нобелевскую премию. Каковы ваши ощущения сейчас?
- Я бы могла сказать, что ощущения с самого начала были такие, рабочие: что надо и дальше работать, думать и работать. В моей жизни уже почти месяц – сплошные интервью, сплошные встречи. Так что пока работать не получается – в таком прямом смысле. Но я имею в виду думать и работать. У меня есть новые идеи, новые две книги лежат на столе, – я это имела в виду! Премия – это конечно праздник. Тем более такая премия – это большой праздник! Но главное в жизни не меняется, – все равно остаешься с новой книгой перед белым листом в той же растерянности, в думанье, как же это сейчас сделать, потому что неинтересно делать то, что ты уже умеешь делать...

- А у вас возникло чувство большей ответственности, поскольку всё, что вы теперь пишете и делаете, привлекает гораздо больше внимания?
- Я уже это почувствовала, конечно. Нельзя больше так легко и небрежно говорить о каких-то вещах. Надо продумывать больше каких-то мыслей. Потому что люди обращаются ко мне. В то же время, нельзя становиться какой-то службой добрых услуг и без конца раздавать интервью и высказывать своё мнение, поскольку моё дело – это писательство.

- Но если вам приходится осторожнее писать о чем-то, означает ли это, что Нобелевская премия повлияла на то, как вы пишете?
- Нет-нет, я имела в виду общественную позицию. Писательство – это совершенно отдельно, и тут я неизменна: как бы есть мой путь, и я иду этим путём. А говоря об ответственности, я имела в виду общественную позицию, поскольку сегодня эта роль увеличилась. Это особенно правда для Беларуси, которая сейчас в очень сложной ситуации.

- Принимая во внимание особенности вашего стиля, насколько велика разница между тем, что вы пишете, и вашей общественной позицией? Или ваше творчество и является проявлением общественной позиции?
- Я не представляю, какая может быть разница. У меня есть общая гуманитарная позиция, либеральная позиция, если говорить о конкретных вещах, которые происходят у нас, - и есть мое писательство – тоже с системой каких-то идей, представлений. Я думаю, как человек я цельна. Я не думаю, что там – одно, а здесь – другое. Оно всё входит в некий общегуманитарный такой взгляд.

- Вы в душе все еще чувствуете себя журналистом?
- Тот жанр, которым я занимаюсь, он очень сложный. С одной стороны, я достаю, добываю и разыскиваю материал как журналист. Я могу сказать о себе: если Флобер говорил о себе, что он – человек-перо, то я могу сказать, что я – человек-ухо: я все время слушаю. Не только тогда, когда записываю человека и разговариваю с ним, но и тогда, когда где-нибудь в кафе, еду в такси, просто иду по улице. То есть ухо все время на улице.
Я все время слушаю. Тут я как журналист всегда. А просто потом, когда я уже работаю над материалом, осмысливаю его, делаю его, то делаю это как литератор. Жанр осень сложный. Он требует много разных качеств, а журналистская работа мне всегда нравилась.

- Почему вы избрали для себя этот полифонический стиль? Вам кажется, что он лучше отображает действительность?
- Я в детстве выросла в деревне. Не так много лет прошло после войны, и эта деревня была в основном женской, поскольку мужчины погибли в партизанах или на фронте. И я помню, как женщины по вечерам собирались и разговаривали – о войне, вообще о жизни и о любви. Я узнала больше от этих женщин на этих лавочках, чем из книг. Книги были бледнее того, что я слышала. Потом, когда я долго после факультета журналистики искала себя, то я пробовала разные жанры.
Но стало очевидно для меня – так устроен мой глаз, моё ухо, что для меня правда не умещается в одно сердце, в один ум. Я поняла, что правда – она такая неуловимая, таинственная вещь, она рассыпана – в каждом человеке кусочек этой правды, кусочек истории. Жизнь наша очень убыстрилась. И поэтому роман голосов мне показалось – та форма, которая, по моим ощущениям, может передать тот мир, который окружает нас.

- Вы считаете, что существует коллективная правда, коллективная действительность?
- Ну, я думаю, что есть правда как бы времени, которую принято считать правдой. Но это тоже относительно: одно принято считать правдой в России, другое принято считать правдой в Америке или Англии. Люди все-таки с одной стороны разделены, а с другой стороны есть некая правда времени. И есть правда человека – его личная правда, его маленькая история. И вот из всего этого появляется большая история.

- Среди Нобелевских лауреатов очень немного писателей, которые не специализируются на художественной литературе. Еще одним таким писателем был Уинстон Черчилль. Считаете ли вы, что проложили путь писателям-документалистам?
- Я думаю, что это новаторское решение жюри Шведской академии, что, наверное, обрадовало многих журналистов и меня прежде всего, – что они услышали время, что время требует новых форм, что старые формы уже не вмещают того, что происходит. У нас уже нет времени медленно и долго, как Лев Толстой, сидеть и осмысливать события. Все просто наслаивается одно на другое.
Для меня это радостная вещь, – не только как личный успех, но и то, что мой взгляд на мир, на то, как его передать, как его отразить, нашел такую поддержку. И я думаю, что это поможет многим людям пойти еще дальше, сделать вещи, которые будут более точны во времени, потому что время движется, а вместе с ним движется его отображение – движется литература, движется документ. Но это очень сильное решение жюри.

- Расскажите, почему вы решили вернуться в Минск. Как легко вам там работать?
- Вы знаете, в Беларуси я живу в состоянии как бы заговора молчания. Обо мне не пишет официальная пресса, телевидение – меня как бы нет. Но поскольку у нас нет границ с Россией, там мои книги выходят, вся русская пресса доступна в Беларуси. Поэтому у меня нет ощущения, что я отделена от своего читателя, от своего зрителя. Я делаю то, что я могу желать, мне никто не мешает. И даже люди, с которыми я разговариваю, – у них уже нет чувства страха. Они мне доверяют.

- Не кажется ли вам, что критически писать о событиях в России вам легче, потому что вы живете в Беларуси?
- Дело в том, что то, чем я уже почти 40 лет занималась, – я писала историю утопии, вот этой красной утопии, красной империи, которая властвовала почти 100 лет. Я ездила не только по России, но и по Украине и Казахстану – по всему тому пространству, что недавно было Советским Союзом. Конечно, больше всего по России, потому что в России этот эксперимент дошел до конца.
Если в Беларуси время как бы остановилось, – мы еще живем в условиях смеси социализма и, даже не знаю, императорского такого президентства, то в России абсолютно чистый эксперимент доведён до конца. Остался красный человек после красной империи. И вот это промежуточное состояние, когда он шарахается то в религию, то готов шарахаться в фашизм, милитаризм. Там легче проследить происходящие процессы. У нас иначе – мы как бы живем все еще в полусоветском времени.

- Как вы думаете, почему так произошло в России после периода, когда создавалось впечатление, что эта страна становится более открытой и демократичной?
- Об этом очень хорошо у Шаламова есть. Шаламов, который просидел 17 лет в лагерях, и лучший, я считаю, писатель ХХ века. Его "Колымские рассказы" – великое произведение. У него есть такая фраза, что лагерный опыт развращает и палача, и жертву. Я думаю, что нельзя выйти из лагеря – того лагеря, в котором мы жили почти 100 лет, – и быть свободными сразу. Свобода – этот не швейцарский шоколад или финская бумага, или "Бентли", которые у нас сейчас по улицам ходят. Свобода – это состояние, навыки жизни, которых у нас абсолютно нет.
Мы были наивные в 90-е годы, когда думали, что вот не будет коммунистов, – и мгновенно будет та новая другая жизнь, и мы будем свободными. Оказалось, что идти к свободе – это путь, долгий путь. Вот этот красный человек, когда вышел из лагеря, оказалось, что у него нет навыков для этой новой жизни. И конечно, он опять отказался от свободы и вернулся в то, что он знал – милитаризм, рабство – все то же самое. У меня последняя книга так и называется – "Время секонд-хенд".

- А можно ли было избежать этого явления?
- История не любит сослагательного наклонения. Всё произошло уже. Но мне кажется, что большую ответственность несёт элита, которая во время коммунизма хорошо сидела на кухне и мечтала. А когда пришлось строить новую жизнь, оказалась совершенно неспособна – не имела ни идей, ни знаний, как это делать, как объяснить народу. И сама не знала путей, по каким и как идти. Рядом с нами есть Польша, есть Прибалтика, которым удалось избежать того, что происходит в Беларуси и России. Видимо, там другая историческая память, другие ментальные навыки. Здесь этого не было.

- Не кажется ли вам, что Запад тоже виноват, что Запад тоже несёт часть ответственности за излишнюю наивность?
- Думаю, что да. Это наш общий энтузиазм, романтизм 90-х, когда мир перестал бояться атомной войны. Я, помню, зашла в Германии в какое-то кафе, а там – пельмени "Горбачев". И когда узнавали, что ты – русский, то готовы были тебя чуть не обнимать, целовать. Это был какой-то общий энтузиазм, что вот он – свободный мир.
Да, я думаю, мы были все сначала наивны, а потом все-таки мир боялся России, как он ее боится всю историю – как это огромное пространство. Его нельзя обуздать, его нельзя контролировать, его нельзя понять - и оно само себя не может понять и проконтролировать.
И конечно, стали играть роль какие-то прагматические мотивы – обезопасить себя от России. Не было сделано то, что в свое время надо было сделать: надо было не положить Россию на лопатки, а надо было ей помочь – во время и Горбачева, и во время Ельцина, который наделал много ошибок. Но уже поздно. Теперь нам опять надо новое время – ждать его, потому что свой шанс мы упустили.

- Запад может теперь только ждать – или повлиять на ситуацию?
- Я думаю, что правильное направление сейчас – помогать созданию гражданского общества. Хотя эту опасность, развитие гражданского общества, в России уже почувствовали, и принято много законодательных актов, в которых ограничивают финансовую помощь этим организациям. Но все равно надо пытаться это делать. А самое главное сейчас – не дать России возможности воевать на Украине и дальше развязывать там гражданскую войну. И тут Запад должен вести себя более решительно.

- Не считаете ли вы, что если бы больше людей прочитали ваши книги, тогда все было бы иначе?
- Знаете, во времена коммунизма многие люди попадали в тюрьму за распространение книг Солженицына. За это угрожала уголовная ответственность. И люди получали уголовный срок. Но нам казалось, что чем больше людей прочтут "Архипелаг ГУЛАГ" Солженицына, тем больше будет свободных людей. Но когда пришла свобода и была отменена цензура, вышли миллионными тиражами книга Солженицына, они лежали на книжных развалах, а люди бежали мимо них. Людей захватила сам жизнь – им стало интересно жить.
Пробовать разную вкусную еду, которой раньше не было, одевать какие-то другие одежды, покупать новые стиральные машины, кофемолки. Это было им интересней – не говоря о том, что для этого нужно было зарабатывать деньги. Люди работали на многих работах. В то же время заводы остановились. А книги оказались в стороне. Так что я думаю, что искусству надо быть скромнее.
Мы делаем свое дело, но надеяться на то, что книга может перевернуть мир, я бы не была в этом так уверена. Но с другой стороны, если бы таких книг не было, то наверняка человек был бы еще хуже.

- Когда вы смотрите на происходящее в Сирии, где Россия начала бомбежки, какие у вас соображения по этому поводу? Вы описывали что-то похожее в книге "Цинковые мальчики".
- Ссылаясь на свой небольшой опыт войны, поскольку я была тоже в Афганистане, видела людей Востока, наблюдала, как они живут, как они думают, я могу сказать, что это совершенно другой мир. Нам трудно в нем ориентироваться. Мы до конца так и не поймем, что там происходит. Мне кажется, это рискованное предприятие. Мы это видим по тому, как американцы были в Афганистане, не только русские. И англичане были в Афганистане. И как немного там все преуспели.
Потому что это мир, который живёт по каким-то своим законам, в другом времени. Я думаю, что здесь политика должна быть более искусная, более изощренная. И уж точно я совершенно всегда против того, что ХХI век так и остался временем силы, временем насилия. Что надо не убивать и не бомбить, а надо убивать идеи – спорить на уровне идей. Уже ХХІ век, а мы все равно варвары. Мы проблемы решаем варварским способом, то есть войной.

- Как можно бороться с идеей настолько нигилистской и варварской, как идеи "Исламского государства"?
- Дело в том, что сейчас уже упущено время. Сейчас это уже такая опухоль, которая разрослась, и тут уже не остается ничего другого, как воевать, поскольку они бросили вызов всему миру. Но воевать нужно вместе. А я не политик, но я вижу, что у Европы, Америки и России разные представления о путях борьбы, и трудно разобраться, что там на самом деле происходит.

- Вы считаете, что Запад должен в этом вопросе сотрудничать с Россией?
- Я не настолько владею темой, чтобы ответить на этот вопрос. Единственное, что ясно: нельзя допустить, чтобы события в Сирии развивались дальше. Но в то же время я сомневаюсь в такой фигуре, как Асад, и в том взгляде, как Россия смотрит на эту проблему. А у Америки и Европы – свой взгляд. Затрудняюсь ответить на этот вопрос.

- В ваших книгах много рассказов о жутких страданиях и в то же время – о человечности. Вы часто теряли веру в человечество и в торжество добра?
- Вы знаете, за вот уже 40 лет на этом пути у меня было очень много разных чувств. Не всегда мне казалось, что я способна дойти до конца этот путь. У меня были моменты, когда человек мне казался великолепным, прекрасным – особенно в первых книгах о советских женщинах, которые были на войне. Были моменты, когда человек мне казался зверем и страшным, а человеческая природа – тёмной, звероподобной такой.
Было очень много разных чувств, но я всегда себе говорила, что я не собираю коллекцию ужасов, это не моя цель. Моя цель – собрать коллекцию человеческого духа. Потому что нам всем – всегда, а особенно сегодня, – нужно мужество просто для того, чтобы жить. Такое мужество идеализма, я бы назвала его по-русски. Потому что человеку, чтобы сохранить его человеческие качества – божественные, ему нужно быть в каком-то смысле идеалистом. И поэтому цель моих книг – накопление духа, накопление человеческого мужества быть человеком, увеличивать в себе человека, сторожить в себе человека.
http://www.bbc.com/russian/society/2015/12/151224_alexievich_interview_newshour
http://charter97.org/ru/news/2015/12/24/184195/

Tags: , , , , , , , ,

67 comments or Leave a comment
Comments
Page 1 of 2
[1] [2]
telesyk From: telesyk Date: December 30th, 2015 07:53 pm (UTC) (Link)
почему Россия вновь предпочитает несвободу свободе


amigocowboy From: amigocowboy Date: January 1st, 2016 03:45 pm (UTC) (Link)
Откуда эта выдержка?
czeslaw_list From: czeslaw_list Date: December 30th, 2015 08:07 pm (UTC) (Link)
Вряд ли наступит время (истинной) правды в бытии человека (в искусстве, творчестве, и т.д.). "Товар" этот всегда был штучным.
derik_536 From: derik_536 Date: December 30th, 2015 09:20 pm (UTC) (Link)
Есть одна очень интересная теория и ИМХО она верна. Суть ее в том, что количество "Пушкиных", "Руссо", "Шекспиров" и "Кантов" огромно, но "активируются" они в период напряжения в обществах, когда сами напряжения есть, а вот проявлений их не особенно и видно "на-поверхности". Другими словами, общества имеют в своем составе множество особо чувствительных людей, которые через творчество и некоторые науки реализуют подспутно ощущаемые ими напряжения в обществе, что и порождает социальную культуру и науку тех или иных стран. Т.е. "великая русская (немецкая, французская, английская, американская) культура" есть всего лишь опережающий сигнал, что в обществе что-то не в порядке. Получается, что культура есть как чахоточный румянец у больного чахоткой и это не признак превосходства над "бездуховными (бескультурными)" обществами (народами), а наоборот, это признак, что общество больно и может "разродится" революцией или чем-то похожим. И действительно, все классические русские писатели родились в очень узком временном диапазоне, ровно как великие писатели-мыслители французы перед Французской революцией, как немецкие перед революциями в Германии. Советский культурный всплеск так же был не признаком величия советского общества, а предтеча развала Союза.
Ждем новых будораживателей общественного сознания? Или завидуем бескультурным папуасам и "гниющему" Западу, ведь это индикатор стабильности?))))
dasweisseband From: dasweisseband Date: December 30th, 2015 09:35 pm (UTC) (Link)
Спасибо за интервью. Алексиевич - потрясающий писатель и очень интересный мыслитель. Это просто гениально, что сегодня не нужно убивать людей, сегодня нужно убивать идеи. Я горжусь, что такой умнейший человек говорит по-русски!
n_ermak From: n_ermak Date: December 30th, 2015 11:51 pm (UTC) (Link)
Андрей Николаевич, у Вас есть ощущение собственного пути?

Спасибо.
sergobolive From: sergobolive Date: December 31st, 2015 04:27 am (UTC) (Link)
самое главное сейчас – не дать России возможности воевать на Украине и дальше развязывать там гражданскую войну.

-----------------------------------------------
Простите, Алексеевич разве не знает, что никакой гражданской войны в Украине нет, а есть агрессия одного государства (РФ) против другого государства (Украины).
Зачем она повторяет ложь про гражданскую войну?

From: kiyanin2015 Date: December 31st, 2015 07:17 am (UTC) (Link)
по-моему, она как раз точно сказала:
1.Путин воюет на Украине.
2.Путин развязывает там гражданскую войну. Он точно пытался и пытается это делать. Сколько людей с оккупированных территорий было мобилизовано воевать на Донбасс. Вербовка как происходила так и происходит на всей территории Украины с целью превратить войну именно в гражданскую.

Edited at 2015-12-31 07:18 am (UTC)
flanker20 From: flanker20 Date: December 31st, 2015 04:36 am (UTC) (Link)
Вот это удивило:

И конечно, стали играть роль какие-то прагматические мотивы – обезопасить себя от России. Не было сделано то, что в свое время надо было сделать: надо было не положить Россию на лопатки, а надо было ей помочь – во время и Горбачева, и во время Ельцина, который наделал много ошибок.

Путин с его "вставанием с колен" отдыхает.


Андрей Николаевич, с наступающим Новым Годом!
john_n_doe From: john_n_doe Date: December 31st, 2015 07:23 am (UTC) (Link)
+
From: ext_3193220 Date: December 31st, 2015 05:57 am (UTC) (Link)
С наступающим! И чтоб в новом году было много хорошего и светлого.

..."нельзя выйти из лагеря – того лагеря, в котором мы жили почти 100 лет, – и быть свободными сразу... Свобода – это состояние, навыки жизни, которых у нас абсолютно нет."
Абсолютно точно. Очень жаль, что Алексиевич при таком понимании ситуации все-равно говорит о помощи Запада. Никакая помощь тут не поможет. Свободе нужно учится самим, иначе она не будет цениться: народ так и останется инфантильным и будет постоянно искать Спасителя, который решит проблемы (и на которого в случае чего, можно будет скинуть всю ответственность). Если не устроит очередной царь-батюшка - придет благословенный Запад и все решит. Запад не оправдал надежд - опять ищем царя-батюшку. Заколдованный круг.



From: viktoriuke Date: December 31st, 2015 03:33 pm (UTC) (Link)

Прибалтике хватило 20 лет чтобы стать свободными

а почему литовцам хватило простого выхода из состава СССР, чтобы стать свободными, а Русским с большой буквы этого не хватило? Они почувствовали распад СССР, как положение на лопатки, как высшую несправедливость? Исчез порядок и смысл жизни?

Edited at 2015-12-31 04:01 pm (UTC)
sulamif65 From: sulamif65 Date: December 31st, 2015 07:16 am (UTC) (Link)

быть человеком, увеличивать в себе человека, сторожить

быть человеком, увеличивать в себе человека, сторожить в себе человека

Никто не оставил коментария на ЭТИ НАИВАЖНЕЙШИЕ МЫСЛИ И ПОЭТОМУ ПРИДЁТСЯ ОБРАТИТЬ ВАШЕ ВНИМАНИЕ НА САМ ЭТОТ ФАКТ – И Г Н О Р А:
в современную ЭПОХУ МОРАЛЬНОГО ДЕБИЛИЗМА, ОЧЕНЬ ВАЖНО ПОНЯТЬ как: «быть человеком, увеличивать в себе человека, сторожить в себе человека»...
В такое ! «ДИКАРСКОЕ время» как 100 летняя ЧЕКИСТСКАЯ ВОЙНА всей территории бывшей России – война «БЕСОВ-РАЗНОЧИНЦЕВ» за ВЛАСТЬ ЛЮБЫМИ СРЕДСТВАМИ. В этой СТОЛЕТНЕЙ ВОЙНЕ с октября 1917, победил собирательный образ «Родион Раскольникова воспитавший в себе Беса Верховенского и вооружённого, не топориком, против старухи-проценщицы, а убивающий пассажиров современной ракетой БУК, а после НАГЛЫМ ОБРАЗОМ обвиняющим в этом соседа...++++».
Все эти БЕСЫ достоевского властвуют-бандитствуют-барыжат, сбросив маски «коммунистов-интернационалистов». Они успешно манипулируют-мимикрируют и обманывают воспроизведённое ими стадо «совков-человеков-крыс» пользуясь своим ЗЛОвещим Интелектуальным Преимуществом над Опущенным в НИЩЕТЕ «ЗЭКОМ-СОВКОМ-ВАТНИКОМ».
Мы живём в эпоху, когда каждый постулат в этом лозунге Светланы Алексеевич: ! «быть человеком, увеличивать в себе человека, сторожить в себе человека» произошли совершенно ощутимые, обратные вырождающие процессы. Современная ОСОБЬ всеми средствами и методами ИСТРЕБЛЯЕТ в себе человека и именно по такому принципу!:
быть человеком – в современную эпоху стало НЕВЫГОДНО, ГЛУПО И ОПАСНО - ЧИТАЙ КНИГУ К.Собчак – «ЛОХИ», Смотри фильмы «БАБУСЯ», «Цирк сгорел и клоуны разбежались», «Город Зеро», «Страна ОЗ», «Груз 200», ++++
увеличивать в себе человека – В яростном рёве дикарей в погоне за «златом» - Смерти подобно - стремиться к идеалу МАГНИТСКОГО, МАРКЕЛОВА, ПОЛИТКОВСКОЙ – ГДЕ ПАМЯТНИКИ ЭТИМ ГЕРОЯМ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ДУХА ?
КАДЫРОВ НЫНЧЕ И АКАДЕМИК И ГЕРОЙ РОССИИ. И ПЛЕШИВЫЙ ВЕРТУХАЙ КЛАДЁТ РУКУ И ПРИСЯГАЕТ НА ОСНОВНОМ ЗАКОНЕ – КОНСТИТУЦИИ по четвёртому-пятому разу. ВОЛАНД ИЗ «МАСТЕР И МАРГАРИТА» НЕРВНО КУРИТ В СТОРОНКЕ. РЕАЛЬНОСТЬ МРАКОБЕСИЯ И МЕРЗОСТНОЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ ВОТ УЖЕ 25 ЛЕТ ПЕРЕПЛЮНУЛА ЛЮБУЮ ЛИТЕРАТУРНУЮ ФАНТАЗИЮ ЛЮБЫХ ПИСАТЕЛЕЙ... КТО ИЗ ПИСАТЕЛЕЙ ОСМЕЛИЛСЯ БЫ ОПУБЛИКОВАТЬ СЮЖЕТ, КАК ТРАКТОРОМ, ДАВЯТ ТРЁХ ГУСЕЙ !
сторожить в себе человека – ДОСТОИНСТВО, ЗАБЕТОНИРОВАННОЕ В НИЩЕНСКОЕ существование - СТОРОЖИТЬ никому не под силам.
КРЕМЛЁВСКИЕ ВЕРТУХАИ ЗНАЮТ ПО СВОИМ ТЮРЕМНЫМ ЛАБОРАТОРИЯМ, КАК ИЗ ЧЕЛОВЕКОВ разводить КРЫС. РАЗНОПОРОДИСТЫЕ КРЫСЫ ПО ВСЕМ ЭКРАНАМ И ПЛАНШЕТАМ: достаточно вдуматься в рекламы посвящённые ПРАВИЛЬНОМУ ПИТАНИЮ молоденьких-самок-ГРЫЗУНОВ и СООТНЕСТИ С ОХВАЧЕННОЙ ВОЙНОЙ ТОЛПОЙ ГОЛОДНЫХ НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ. НАШЕ ВРЕМЯ ЯРКО ХАРАКТЕРИЗУЕТ ФЛАЖКОВОЕ УБИЙСТВО МАТЕРИ 19 ЛЕТНИМ СЫНОМ МИЛЛИАРДЕРА. ОН ЗАДУШИЛ ЕЁ ПРОВОДОМ ДЛЯ ПОДЗАРЯДКИ СВОЕГО IPHONА. ВИДНО ПАРНЮ НЕ ДАЛИ ЕГО ТЕЛЕФОНА.
ЛИЦЕМЕРИЕ В ЦЕРКВЯХ, ЛИЦЕМЕРИЕ В ООНАХ, ЛИЦЕМЕРИЕ В ЛИТЕРАТУРЕ ВОТ ЧЕМ ЗАНЯТ «ЧЕЛОВЕКО-КРЫС». Вы только Вдумайтесь !!! Мы уже 2 года живём (!) не 2 дня !!!:
ПОД ШАНТАЖЁМ КРЕМЛЁВСКОЙ КРЫСЫ – НАГЛО ЗАЯВЛЯЮЩЕЙ О ЯДЕРНОМ ПЕПЛЕ ЗЕМЛИ!!! И... ГДЕ ЖЕ ВЫ – СТРАЖИ ЧЕЛОВЕКА??? КУДА ПОПРЯТАЛИСЬ??? ХОМО-КРЫСА – вот - что из себя являет сегодня ВСЁ мировое телезрительное сообщество. Сторожить в себе человека – НЕКОМУ за неимением Человека. Человек – уже давнооооо у м е р.... переродившись в «бизнес-крысу». И Если бы НОБЕЛЬ Попытался бы Увековечить Своё Имя НЕ ДЕНЬГАМИ – НЕ 3 000 000 ДОЛЛАРОВ (!!!) Н И К Т О = НИКТО ! ДАЖЕ НЕ ПОДОШЁЛ БЫ К СВЕТЛАНЕ АЛЕКСЕЕВИЧ. ЕЁ СУЩЕСТВОВАНИЯ И СЕЙЧАС НЕТ – ЕСТЬ ТОЛЬКО -
А Ж И О Т А Ж ПОЧЕМУ ЕЙ (!) З А Ч Т О ? ТАКИЕ ДЕНЖИЩА !!! КРЫСА НЕИСТРЕБИМА!

derik_536 From: derik_536 Date: December 31st, 2015 01:29 pm (UTC) (Link)

Re: быть человеком, увеличивать в себе человека, сторожи

А при чем тут "100 летняя чекистская война"? Вы путаете и принимаете следствие за причину. Большевизм, "чекизм", сталинизм, путинизм всего лишь выражение российской православной (никоновского разлива, не путать со староверчеством и ему подобными течениями) системы ценности населения. Только в России марксизм смог закрепиться ДОБРОВОЛЬНО (без внешнего силового навязывания) и продержаться 70-лет. Причина в самом народе, в каждом и не важно верящий он или нет. Это беда не одной России - невосприимчивость или малая восприимчивость к ценностям буржуазного общества, без которого нормальная капиталистическая экономика не получается.
john_n_doe From: john_n_doe Date: December 31st, 2015 07:22 am (UTC) (Link)

"искусству надо быть скромнее."

Творческие люди- они такие творческие, что могут позволять себе неверно называть и интерпретировать факты. Тем более нобелевские лауреаты.
linija_curzona From: linija_curzona Date: December 31st, 2015 08:00 am (UTC) (Link)

всяк хочет примазаться к лауреату

С.Алексиевич, допустим, могла слегка заблуждаться по поводу коммунизма. Но она утверждает, что ожидала пришествия демократии из России. Это характеризует её как совершенно неадекватного мыслителя.
Но не российского, заметьте, а белорусского.
Eugene Naumovich From: Eugene Naumovich Date: December 31st, 2015 11:45 am (UTC) (Link)

Re: ожидала пришествия демократии из России.

Как чел. отчасти наблюдавший минскую "политическую" "элиту" до и в процессе перестройки, не шибко этим удивлён. Помните ли вы Малофеева, Евсей Ефремыча Соколова, Слюнькова, Дементея? Да и Кебич был красава... Позняк в Верховном Совете мог сколько угодно глаголом жечь, но за него там было +/-10%. Естественно, что многие уповали на то, что команде Ельцина со всей этой номенклатурной публикой просто не о чем говорить.
Михайло Довгий From: Михайло Довгий Date: December 31st, 2015 08:32 am (UTC) (Link)
"...правильное направление сейчас – помогать созданию гражданского общества. Хотя эту опасность, развитие гражданского общества, в России уже почувствовали, и принято много законодательных актов, в которых ограничивают финансовую помощь этим организациям. Но все равно надо пытаться это делать. А самое главное сейчас – не дать России возможности воевать на Украине и дальше развязывать там гражданскую войну. И тут Запад должен вести себя более решительно."

Насколько я информирован, в развитие гражданского общества Украины только "госдепом", то есть различными фондами США, было вложено с 1991 года около $5млрд (за тот же период на аналогичные цели в РФ было затрачено около $18млрд). Конечно, бОльшая часть этих средств ушла впустую на различных грантоедов, имевших доступ к кормушке. Но какая-то часть все же возымела действие.

Один пример: на компьютеризацию Пенсионного фонда Украины было безвозмездно выделено $60млн, из них 20млн на закупку компьютеров и программ и 40млн на оплату консультативной помощи американцами украинским чиновникам. То есть, ни цента не досталось украинским грантоедам (если не считать оплату труда переводчиков), и это правильно.

По моему мнению, Запад не может и не должен вести себя по отношению к РФ и Украине "более решительно", как того требуют хозяин данного блога и Светлана Алексиевич. Потому что более решительные действия (как в Ираке, Ливии, Афганистане, Сирии) означают "игру по правилам Кремля", в которой хозяева РФ имеют какое-никакое преимущество. Запад лишает Кремль преимуществ, ограничиваясь санкциями (отдельно за Крым, отдельно за Донбасс и отдельно по списку Магнитского).

Аналогично, правительству Украины также не имеет смысла "играть по правилам Кремля", отказываясь от Минска-2, а следовательно, и от поддержки Запада.
natalya_007 From: natalya_007 Date: December 31st, 2015 09:24 am (UTC) (Link)

Она создаёт для тех, кто имеет смелость задумываться ...

"Моя цель – собрать коллекцию человеческого духа. Потому что нам всем – всегда, а особенно сегодня, – нужно мужество просто для того, чтобы жить."
(Deleted comment)
sergobolive From: sergobolive Date: December 31st, 2015 11:50 am (UTC) (Link)
А можете пояснить, что именно вызывает у Вас недоумение?
(Deleted comment)
From: (Anonymous) Date: December 31st, 2015 02:00 pm (UTC) (Link)

Забанены з Беларуси:)

Андрей Николаевич, при всем уважении к вам мне не совсем ясно зачем вы акцентируете внимание на Алексиевич.
Вопросы которые ей задал журналист (относительно Сирии), а вернее ее ответы на них - полностью подтверждают то недоверие которое высказал
Зенон Станиславович Поздняк относительно присуждения ей нобелевской премии как БЕЛОРУСКОЙ писательнице.
Увы - вынужден признать правоту Поздняка. Алексиевич НЕ осуждает вмешательства во внутренние дела Сирии (интервенцию).При этом она комуфлирует свое согласие с политикой кремля тем что надо вмешиватся "както по другому" но не спозиции силы , так как просто по опыту Афганистана "сил может не хватить" для победы над "местным менталитетом". Увы - это обыкновенный образчик имперского интелигента :(
67 comments or Leave a comment
Page 1 of 2
[1] [2]