Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

А.Кириленко. Мистер Путин, Запад и россияне

Раньше считалось, что российские граждане не смогут повлиять на коррумпированную власть и добиться ее ухода ни общественными, ни журналистскими расследованиями. В фильм Who Is Mister Putin режиссера Валерия Балаяна, ставший хитом интернета, вошло много ярких интервью о Владимире Путине, взятых мной в разные годы. После них политологи писали, что "западным спецслужбам и так все известно", ну, а российским гражданам, дескать, все равно. Поэтому, дескать, "ничего не изменится", тем более что "ничего нельзя проверить". Я говорю о давнишних откликах только потому, что откликов на новый фильм вообще мало. Михаил Веллер отозвался на фильм рекомендацией "не смотреть". Может, она была воспринята как "посмотреть обязательно": откуда миллион триста тысяч просмотров за несколько дней?

Если "мы все это знали", как говорит Веллер (как и любое журналистское расследование, фильм содержит как старые, так и новые свидетельства, чтобы это было понятно всем; вообще-то это принцип журналистики), то все равно возникает следующий вопрос: а почему ничего не делали, если "все знали"?

Разберемся, поможет ли нам "Запад" и что именно знал Запад.

За время съемок доподлинно выяснилось, что Запад нам не поможет. Если говорить о СМИ (а я была причастна и к работе над зарубежными фильмами "Путь Путина" и "Скрытое состояние Путина"), то у них нет не только цензуры, но и желания глубоко разбираться в наших проблемах. Они боятся исков. Например, на "Скрытое состояние Путина" (Франция, 2013) собирался подать в суд Геннадий Тимченко. Тут, правда, случились санкции, и адвокаты Тимченко тихо испарились.

Последнее проявление интереса западных коллег к теме "состояния Путина", то есть его, мягко говоря, непрозрачности, я наблюдала прошлой осенью, когда один телеканал собирался направить Пескову для комментария следующие утверждения по поводу одного персонажа, фигурирующего и в "Хуизмистерпутине": "Господин Ф. утверждает, что в 1997 году поток денежных средств фирмы "Совекс" стали "захватывать и контролировать" члены организованной преступной группировки, которые манипулировали фирмой "Совекс" для отмывания прибыли от преступной деятельности в России и во избежание обязательств по налогам. Господин Ф. полагает, что в тот период Вы с коллегами в мэрии сохраняли свою 4-процентную долю в фирме "Совекс" и тем самым Вы фактически являлись неофициальным акционером в преступной операции по отмыванию денег". Фильм все не выходит – может, ждут ответа от Пескова. А у меня есть ответ Пескова по французскому фильму 2013 года – насчет аффилированности с Ротенбергами: "Владимир Путин никогда не учреждал и не соучреждал юридических лиц". Что может быть прекраснее этого ответа? То есть кооператива "Озеро" нет. Как и лицензий из доклада Салье нет. Как и документов по XX тресту ("Делу Путина" в Торревьехе) уже нет, на что надеется его управляющий Андрушевич, попивая водичку в кадре.

Мне кажется, я поняла, почему до сих пор мир занимал страусиную позицию, – ведь "все знали" давно и ничего не делали. Когда я заканчивала девятый класс школы, меня попросили помочь на экзамене третьегоднице Оксане ну, чтобы она наконец эти девять классов закончила, "заодно" решить ее вариант "на троечку". Так вот, Оксана, с которой меня посадили за одну парту, имела условный срок за групповое изнасилование другой девочки палкой. Это мне она сама сообщила, показав статью в газете, причем иллюстрация была выбрана жуткая человек с головой свиньи. "Это я", гордо говорит. Причем она была довольно обаятельной и улыбчивой. Ну и что мне было делать? Я сглотнула и не нашла слов для ответа. Кажется, психологи считают, что человек еще со времен питекантропов сохранил рефлекс "отключаться", замирать, чтобы проходящий мимо хищник его не заметил. Проще всего отмахнуться, забыть и, главное, никому не рассказывать, а то не поверят – настолько это выглядит кощунственно, например, в глазах собственных избирателей, если речь идет о западных политиках и о том, что им внезапно становится известно о Путине. Может, он сам одумается. Может, рассосется.

Возможно, примерно такое же ощущение оторопи испытал господин Обама в 2010 году. Дело в том, что тогда испанский следственный прокурор Хосе Гринда, один из героев фильма, на специальной встрече с высшими представителями американских спецслужб пытался не больше не меньше "изменить представление администрации Обамы о Путине". Расследуя с 2006 года дело тамбовской мафии, прокурор к тому времени, как я подозреваю, понял, с чем он столкнулся: мафиозные авторитеты, отмывающие деньги преступных сообществ, находились на прямой связи с руководителями силовых структур России Бастрыкиным, Соболевским, Ауловым (последний еще и на зарплате у Гены Петрова Крокодила, и телефон ему тоже оплачивала "братва"). Был свидетель, который говорил, что все эти группировки берут начало из Питера и не будет Путина не будет засилья группировок. Его не стало вскоре после того, как он дал показания. Официально "несчастный случай". Сбит цементовозом. Ну, бывают в неожиданных местах снегоуборщики, а бывают цементовозы.

"Мы считали, что руководителем группировки является Малышев (отстреливавший людей), но теперь я считаю Малышева благородным доном", пошутил Гринда с серьезным лицом. В Петербурге в 90-е дело против Петрова и Малышева развалили (по странному совпадению, через считанные дни после того, как по нему был арестован друг Путина Киселев), Петров был полностью оправдан, а именно он был мозгом организации.

А уже будучи в Испании (Петров и Малышев сбежали, как выяснилось, вовсе не от злых следователей, а от Кумарина), Петров и его коллеги в разговорах радовались, что "царь" дал санкцию на посадку Кумарина. Фактически "придворным" бандитом становится Петров, конкурировавший с Кумариным, и теперь у последнего "может случиться сердечный приступ в тюрьме", рассуждают между собой бандиты.

Какова реакция на все эти подробности в России? Работая над материалом об этом деле в The New Times, я позвонила в ФСКН с просьбой прокомментировать, почему в уголовном деле упоминается 87 расшифровок разговоров Аулова с Петровым. Сотрудник пресс-службы ответил мне хамоватым тоном (у меня все записывается): "А моя бабушка тоже там упоминается. Он обвиняемый? Нет? Ну и все". То есть до тех пор пока, например, Аулов не стал обвиняемым (а он, в отличие от Петрова, в Испании не жил), а факт коррупции имел место в России, никого в России это не волнует. То же самое с Бастрыкиным, "находившимся на телефонной связи с Петровым", резюмирует Гринда в интервью по материалам расследования. Петров и "назначил" Бастрыкина на этот пост, если верить прослушкам. Это к вопросу о том, стоит ли жаловаться Бастрыкину на Чайку, или Чайке на Бастрыкина, или Бастрыкину по поводу Кущевки и Цеповяза. Мне кажется, это все равно что "крутить дули горобцам" (воробьям), как выражалась моя бабушка о бесполезных занятиях.

Единственным последствием для упрямого испанского следователя, попытавшегося "достучаться до Обамы", стало награждение Гринды орденом из рук прокурора Юрия Чайки. Информация об этом была удалена с сайта прокуратуры Испании, а сам орден из кабинета Гринды. Пытался Гринда достучаться и до немецких правоохранительных органов, так как данные прослушки позволяли начать преследование и в Германии. Бесполезно.

Российские силовые структуры попытались помешать расследованию в Испании. По некой Страсбургской конвенции 1972 года Россия вправе требовать дело на "лучшее расследование" в отношении своих граждан. И пока Хосе Гринды не было в Испании(!), дело в отношении "знакомых" Петрова Махмудова и Дерипаски, выделенное в отдельное производство (отмывание денег преступных сообществ через трейдинговые структуры при поставках металла), было передано судьей Ферндандо Андреу "на следствие в Россию". С тех пор прошло уже несколько лет. Следствие в РФ идет семимильными шагами, как вы уже догадываетесь. И только эколог Константин Рубахин (тот самый, что пробрался к Путину на Селигер методами великого комбинатора и задал ему вопрос об УГМК Махмудова и загрязнении Хопра) регулярно просит Transparency International слать запросы в российскую Генпрокуратуру ну как там дело Махмудова? Дело есть. Сроки продлеваются. Наверное, так будет вплоть до истечения срока давности.

В общем, за время работы над фильмом более или менее выяснилось, как и что известно западным спецслужбам, а через них и политикам и следственным органам. Действительно, многое. Но что толку?

В 1999 году немецкая разведка BND, занимаясь рутинной для себя деятельностью – отслеживанием отмывания денег от наркотрафика в Лихтенштейне, выпустила отчет об аффилированности "финансового консультанта", работавшего на колумбийский наркокартель, с "новой русской клиентурой" и заодно с фирмой SPAG. Журналист Владимир Иванидзе (заметьте, даже не спецслужба) выяснил, что консультантом в этой фирме был Владимир Путин. Начался переполох. Лихтенштейн пригласил независимого прокурора Курта Шпитцера. Так вот спецслужба, поняв, что она по недомыслию натворила – никто ведь не ожидал, что там замешан Путин, – отказывалась передать отчет австрийскому прокурору, и тот, бедняга, обратился к немецкому журналисту Юргену Роту, который первым его получил. Юрген называет эту историю кафкианской. Дальнейшее расследование в Германии показало, что Путин был не просто советником, а стоял у истоков SPAG: он вместе со своими друзьями с одной стороны, господин Кумарин – с другой.

Если Барак Обама, надеюсь, был шокирован информацией о своем российском коллеге, то теперешний сотрудник "Газпрома" Герхард Шредер – вряд ли. Иначе бы он не вмешивался в процесс расследования, о чем рассказывает Юрген Рот (сопровождавший прокуроров в ходе некоторых следственных действий). Немецкому следствию удалось допросить по делу SPAG аж самого Кумарина, а он сказал, что и не знает ничего, что он просто бизнесмен, а там и срок давности подоспел, и все вздохнули с облегчением, похоронив дела. Кроме людей, ограбленных Кумариным непосредственно, вроде Фрейдзона, или морально. Лично меня шокирует построенное мафиозное государство, где бывшие поджигатели ларьков работают у нас вице-губернаторами, а депутаты Госдумы относятся к различным группировкам. Не рассосется.

Конечно, надо стучаться во все двери. Предприниматель Михаил Живило уже давно пострадал от измайловской ОПГ, к видным представителям которой после объявления западных санкций перешли активы Тимченко (есть мнение, что он был только номинальным владельцем). И Живило, что-то мне подсказывает, рад, что ему удалось хотя бы заблокировать въезд Дерипаски в США и IPO "Русала" в Лондоне с помощью рассылки жалоб по всем направлениям. Смысл был в том, чтобы показать, что происходящее известно не только ФБР, которое знает, да молчит.

Бандитов в Европе сейчас поприжали или просто избавились от них: Трабер, Петров, Кузьмин находятся в Петербурге, а не Швейцарии и Испании, сбежав из-под ареста. Отправили и вздохнули с облегчением: это ваши, получите, распишитесь.

Что касается западных санкций, то, проходя мимо квартиры Тимченко недалеко от Триумфальной арки или виллы Шамалова в Биаррице, я все думаю: а как же санкции? Для того-то "бабки", которые, как помнит бывший депутат Ленсовета Николай Андрущенко (см. в фильме), Путин собирался делать с самого начала своего внедрения во власть, и вкладываются в различные виллы. Их то ли невозможно арестовать, то ли не собираются.

Только самовывоз себя за шкирку из той ситуации, в которой мы оказались, только повышение усилий гражданского общества позволят изменить ситуацию. Позитивный момент: расследованиями, несмотря на советы Веллера, как занимается, так интересуется все больше народу, чем год, два, пять лет назад. Расследования действительно стали позитивной "идеей 2015 года".
http://graniru.info/blogs/free/entries/247538.html
http://grani.ru/blogs/free/entries/247538.html

Tags: Путин, криминал, люди, мафия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 50 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →