Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Category:

"Наивный дипломат" Брайза на "Эхе Москвы"


О признании Абхазии и Южной Осетии:
Россия уже признала независимость Абхазии и Южной Осетии. Президент Обама сказал уже, что мы никогда не признаем – никогда... Как я сказал, мы никогда не признаем, никогда-никогда так, как с Прибалтикой – никогда.

О начале войны:
У нас есть другие такие, можно сказать, теории, как началась эта война. У меня есть очень такие твердые мышления... Мы сказали, я сам говорил много раз, что я считаю, что Грузия совершила ошибку, когда она нападала на Цхинвали. Но война не началась тогда с этого нападения. Война началась за несколько дней, даже недель до этого.

О российских танках на территории Грузии с 2004 г.:
Я считаю, что, ну, честно говоря, были и провокации. И эти провокации шли не только в августе прошлого года, не только в апреле, но даже 4 года тому назад, когда началось движение – танки и так далее, и оборудование в Южную Осетию через Рокский туннель в село Дзвели [на самом деле М.Брайза сказал: "в село Джава". - А.И.]. И тогда русские друзья говорили о том, что «нет, ничего там нету». Ну, мы знаем, что это оборудование там было и были использованы во время вот этого нападения. Так что, значит, провокации были. 

О прохождении танковой колонны через Рокский тоннель 7 августа:
Я знаю, что они были убеждены, грузины в том, что танковая колонна вошла в Грузию, я имею в виду через Рокский туннель в Южную Осетию. Они верили в это, они боялись этого, они так честно об этом говорили тогда... Значит, это была моя задача, зная о том, что эти танки, ну, приезжают, или я так думал. Вопрос такой: «Когда точно и во сколько приехали эти танки?» Ну, я не знаю. Может быть, мы никогда не узнаем точно. Мы знаем, что до 7-го были танки дополнительные, но русские коллеги даже заявили о том, что это была ротация. Ну, хорошо, может быть. Значит да, были дополнительные танки. И по правилам Россия или Грузия – они должны заявить за месяц до этого, что такая ротация состоится. И этого не произошло. Этого не произошло во время очень высокого уровня напряженности, и это очень опасно, если это происходит, то мы знаем, что дополнительные танки были. Что я не знаю и что я не могу прокомментировать, информацию, я имею в виду – это во сколько 7-го августа вот эти танки приехали? Это я не прокомментирую. Но мы знаем, что дополнительные были. А мы знаем, что президент Саакашвили серьезно волновался об этом.

О невыполнении Россией своих обязательств и размещении войск на территории Грузии:
И я бы хотел бы добавить, что сейчас Россия не выполняет свои обязанности по соглашениям 12 августа, 8 сентября, и резолюцию ООН 1866. Потому что у России есть обязанность вывести свои войска на позиции и до уровня, которые были там до войны. И Россия дополнила количество войск. Раньше было 4,5 тысячи войск, сейчас есть больше 10 тысяч. Россия идет в другом направлении, не совпадает с обязанностями... И если страна имеет такие обязанности, но чтобы доверие было, чтобы это сотрудничество процветало, о котором вы задали вопрос, надо соблюдать вот эти обязанности. И все ожидают это от России, и мы надеемся, что так будет. 

О поставках США вооружений в Грузию:
Мы никогда не продавали Грузии такие, можно сказать, оффенсивные вооружения. Другие страны это сделали – мы никогда не делали этого. Что касается противотанковых или самолетных, ПВО – они только дефенсивные, они только для защиты. И мы об этом думаем. Но пока нет. Сейчас мы не готовы это сделать. Сейчас мы помогаем Грузии восстановить способ мышления, стратегический способ мышления как военную доктрину. Мы должны им помочь по-другому думать. И думать о том, что, во-первых, надо защищать свою территорию. Я имею в виду, ну, вы понимаете, территорию. Я не имею в виду Абхазию и Южную Осетию, я имею в виду, ну, оставшуюся территорию. И приготовиться к тому, чтобы сделать свой вклад в международных операциях в других странах, в том числе в рамках НАТО в будущем. Но мы осторожно подходим к этому. Ну, и я бы хотел добавить, что у нас, конечно, есть такое право. Мы считаем, что если мы помогаем грузинской армии быть профессиональной, это хорошо и для России, и для Грузии.

О российских «сферах интересов»:
Мы не готовы заплатить такую цену, как, например, чтобы не обращать внимания на Грузию как президент, как вице-президент, как Хиллари Клинтон, все сказали и говорили много раз «Мы не признаем сферу как так называемую сферу интересов» - не существует, с нашей точки зрения. Есть сферы сотрудничества. В этих сферах надо уважать независимость стран. Именно [на самом деле М.Брайза сказал: "И мы не". -А.И.] считаем Абхазию или Южную Осетию странами. Грузия является независимым государством – надо уважать это. Ну, в этом направлении из России... Нормально, это их выбор. Если они не хотят, если грузин хочет с нами – хорошо, если нет – это их выбор, это независимое государство.

Но как президент Обама говорит, и я уже заметил, что это не значит, что мы признаем сферу интересов никакой страны, в том числе у нас не существует. И как госсекретарь Клинтон сказала, это не значит, что мы не будем сопротивляться (НЕРАЗБОРЧИВО), можно сказать подход, если мы это наблюдаем у России, когда она злоупотребляет, можно сказать, и относится к соседям или если Россия хочет доминировать на этих маршрутах для энергии. Ну, мы будем сопротивляться такой политике в этих областях.

О трубопроводах:
М.БРАЙЗА: Газпром хотел купить этот газопровод, потому что у Газпрома есть месторождения газа там в Иране, и, по-моему, Газпром хотел соединить это месторождение через Армению, через Грузию с Россией, чтобы сделать так называемый картель по газу. Мы не за это – мы за свободные рынки, да? И картели – они противоречат вот этом, и из-за этого мы против этого.

Чего мы хотим? Чтобы была конкуренция, чтобы не было монополий. Значит, чтобы иметь конкуренцию, ну, должен быть другой путь, да? Дополнительный путь должен существовать. И над этим мы работаем сейчас. Раньше когда я первый раз занимался этими вопросами, энергетикой в Евразии и мы считали, что мы поддерживаем 5 трубопроводов. Первый – это Баку-Новороссийск, через Россию.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы поддерживаете?
М.БРАЙЗА: Поддерживали, серьезно поддерживали. Потом – КТК, через Россию в Новороссийск еще раз. А потом мы думали «Хорошо. Россия играет свою роль, нормально, партнер». А потом мы хотели построить дополнительный, чтобы конкуренция была – это, значит, Баку-Тбилиси-Джейхан и Баку-Субса. Мы думали, что Лукойл будет играть роль, потому что Лукойл производит нефть вот там. Мы думали, что Лукойл включился бы в этот проект. Но, по-моему, Лукойл должен был принимать политическое решение не участвовать. Нам было жаль, но это было политическое решение, по-моему...

Но мы не хотим, чтобы эта огромная компания, которая уже построила северный коридор и контролировала южный коридор, потому что тогда нет конкуренции и рынок не действует нормально тогда...
Мы знаем, что Набукко или на 40%, или 50% дешевле для того, чтобы производить новые месторождения газа и перекачивать этот газ в Европу, чем через Южный поток. Вы поняли? Извините, я так ужасно по-русски это выразил. И это значит, что с точки зрения экономики Набукко намного сильнее чем Южный поток. Без сомнения. Это значит, если мы говорим об экономии, тогда Набукко победит. Если мы говорим о политике, может быть, Южный поток победит, потому что правительство России так сильно поддерживает этот проект и сейчас никто не говорит о Южном потоке. Потому что и с точки зрения экономии это не рентабельный проект сейчас...
Набукко – это не политический проект, это экономический. Но будут деньги от банков тогда, когда есть газ и есть проект. Проект будет, когда будет соглашение по транспорту между Азербайджаном и Турцией. И это будет, скоро, может быть, в июне. Тогда вы увидите, что очень быстро этот газ появится, и деньги тоже. Потому что это, мы, как бы финансируем такие проекты – если газ есть, деньги будут. Но может быть, в конце концов, что это турецко-греческо-итальянский газопровод, может быть, впервые идет до конца. Это возможно, и потом можно соединить и этот трубопровод с Набукко или с Болгарией, с Венгрией и так далее через маленькие такие трубопроводы.

О сотрудничестве с Россией:
Но кроме того, везде мы должны и сотрудничать очень глубоко с Россией. И, может быть, это наивно – я не знаю – но я считаю, что если появится настоящая конкуренция, ну, тогда будут изменения в России тоже, и в Газпроме. Потому что если конкуренция есть, Газпром должен изменить способ бизнеса, можно сказать. И это очень хорошо будет и для России. Например. Один пример. Если бы Газпром дал право на всех производителей газа – не только в Центральной Азии, но и в России – независимо таким производителям использовать эти трубопроводы по справедливой цене, которая отражает рыночные цены, - это было бы очень хорошо для всех, для русских жителей, я имею в виду, население, для Газпрома. Потому что он стал бы даже сильнее компанией, и для всех союзников в Европе. Ну, это то, чего мы очень хотим. Может быть, это наивно, но шаг за шагом в этом направлении мы идем.
Весь текст:
http://echo.msk.ru/programs/beseda/591198-echo/ 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 42 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →