?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile ИЭА Previous Previous Next Next
Тимоти Снайдер. Этнические чистки Западной Украины (1939–1945 гг.) – 2 - Андрей Илларионов
aillarionov
aillarionov
Тимоти Снайдер. Этнические чистки Западной Украины (1939–1945 гг.) – 2
Продолжение. Начало см.: Т.Снайдер. Этнические чистки – 1

          В случае с украинцами дела обстояли более радикально. Не было государства, чтобы основать регулярную армию, и на этой площадке были представлены только крайне правые . Быстрая и резкая перемена в политическом руководстве украинского гражданского общества сыграла решающую роль в определении направления, в котором события развивались после 1943 г. Как мы видели, в межвоенной Польше ОУН была гораздо менее значимой организацией, чем демократическое УНДО. После того как в ходе войны УНДО и другие украинские политические организации самораспустились, ОУН стала единственной украинской политической организацией на Западной Украине. Весной 1941 г. ОУН раскололась на две части: ОУН-бандеровцы и ОУН-мельниковцы. В мельниковскую группировку ОУН ушли представители старшего поколения и более образованные бойцы. Степан Бандера возглавил группировку представителей молодого поколения, жаждавших нанести решающий удар. В результате  столкновений между ОУН-мельниковцами и ОУН-бандеровцами в 1940 и 1941 гг. ОУН-бандеровцы стали ведущей национальной организацией. После того как ОУН(б) разгромили в братоубийственной войне ОУН(м), немцы обезглавили бандеровское крыло ОУН. Бандера был арестован немцами после того, как его ветвь ОУН провозгласила независимость Украины; возможно, четыре пятых руководства ОУН(б) были убиты немцами в 1941–1942 гг. К 1943 г. самым сильным представителем украинских политических чаяний стало экстремистское крыло террористической организации, построенное по принципу вооруженной заговорщической группировки, которым руководили преимущественно молодые и неопытные люди[1].Именно эта изувеченная ОУН(б), возглавляемая Николаем Лебедем, а затем Романом Стецько, очистила Волынь от польского населения в 1943 г. Однако даже на Волыни в 1943 г. бандеровская ОУН поначалу была не единственным выразителем украинской политической жизни. Существовали две другие украинские партизанские армии: изначальная УПА Тараса Бульбы-Боровца и ОУН-мельниковцы. Бульба-Боровец, самый опытный партизанский командир, отказался от  массовых этнических чисток как решения польской проблемы[2]. ОУН(м), как нам известно, находилась в состоянии войны с ОУН(б). И сторонники Бульбы-Боровца, и мельниковцы были уничтожены в начале 1943 г. бандеровцами, а их бойцы были включены в состав организованной бандеровцами УПА. По ходу дела партизанами, лояльными ОУН(б), были убиты десятки тысяч соотечественников-украинцев якобы за их связи с Боровцом или мельниковцами. Хотя никто еще не занимался этим вопросом, есть вероятность того, что в 1943 г. УПА убила столько же украинцев, сколько и поляков[3]. В 1943 г. бандеровцы, благодаря своей готовности предавать и устраивать засады на своих украинских соперников, успешной мобилизации бывших полицаев и привлекательности их радикальных целей для молодежи, стали господствующей силой на Волыни.
          Лишь одна группировка украинских партизан намеревалась очистить Волынь от поляков. Это была группировка, выросшая во время мировой войны и обязанная своим успехом особенностям условий военного поражения Польши, геноцида и удара, нанесенного по гражданскому обществу. Когда в апреле 1943 г. лидер ОУН(б) Николай Лебедь предложил «очистить всю революционную территорию от польского населения», провести акцию, которая полностью переписывала польско-украинские отношения, ему было тридцать три года[4]. Незрелая тактика Лебедя в национальном вопросе, претворенная в жизнь молодыми людьми, чей жизненный опыт был сформирован геноцидом, определила курс событий на Волыни и подготовила условия для  польско-украинской войны. Хотя война была выгодна разным группировкам и сторонникам разных идей, следует отметить, что роковое решение 1943 г. было принято только руководителями ОУН-бандеровцев, и никем иным. Они исходили из очень конкретной стратегии, разработанной определенными людьми в очень конкретный момент.

Украинская национальная тактика: ОУН-мельниковцы
Мы рассмотрели обстоятельства и истории конкретных персонажей; давайте же теперь ознакомимся со спецификой исторического момента. Тактика этнической чистки, взятая на вооружение ОУН-бандеровцами, была частью стратегии, рассчитанной на достижение задачи национального освобождения после разгрома немцев под Сталинградом. Для того чтобы понять этнические чистки как тактику, нужно сравнить этнические чистки с тактикой, которую в это время приняли ОУН-мельниковцы, возобновившие сотрудничество с немцами. Отступавшие немцы теперь были согласны дать вооружить большое количество украинцев, и ОУН-мельниковцы приняли это предложение.
      Побуждаемые мельниковцами, около 80 тысяч украинцев, не желавшие отправляться на работу в рейх, записались добровольцами в новую дивизию СС «Галичина». Лишь около 11 600 добровольцев прошли курс боевой подготовки, и немцы скоро столкнулись с проблемой нехватки младшего и среднего командного состава. Даже митрополит Шептицкий, укрывавший евреев, считал, что сформирование дивизии СС «Галичина» было желательным, потому что она могла бы стать ядром будущей украинской армии. Несмотря на то, что всю свою взрослую жизнь Шептицкий был христианским священником, он осознавал важность военного аспекта государственности. Будучи братом генерала, который помог создать Польскую армию, разгромившую в 1920 г. Западно-украинскую республику, Шептицкий на тяжелом опыте осознавал, что без армии украинское государство невозможно. Поддержка, оказанная Шептицким созданию дивизии СС, показывает, что при определении своей стратегии Украина столкнулась со столь серьезными трудностями, что даже люди, известные терпимостью своих взглядов, были готовы оправдывать крайние меры[5]. Дивизия СС «Галичина» начала свой боевой путь зимой и весной 1944 г. с уничтожения нескольких польских селений. Самым известным эпизодом стало сожжение Гуты Пеняцкой в феврале 1944 г. и убийство приблизительно пяти сотен ее жителей[6]. Дивизия «Галичина» не была использована ни в одной крупной операции по уничтожению евреев, однако в этом преступлении она оказалась незапятнанной только потому, что «окончательное решение» еврейского вопроса  уже произошло.
      В течение 1942 г. подавляющее большинство евреев Галиции и Волыни были ликвидированы: большинство волынских и некоторые галицийские евреи были убиты либо поодиночке рядом со своим домом, либо в местах массовых расстрелов, расположенных в ближайших лесах и полях, а некоторые галицийские евреи – в лагерях смерти Белжец, Освенцим, Треблинка, Собибор и Майданек. Так закончилась еврейская история в Галиции. Не только большие города, такие как Львов, но и мелкие городки типа Бродов (когда-то это было крупнейшее еврейское поселение в Галиции) были «очищены» от евреев.
      Именно под Бродами в июле 1944 г. Красная армия разгромила дивизию СС «Галичина». Позднее дивизия была восстановлена за счет новых добровольцев и направлена в Словакию, а затем в Югославию на подавление антигерманских восстаний; так украинские националисты, надеявшиеся на создание собственного государства, покинули свою страну по иноземному приказу для подавления аналогичных чаяний других народов. Многие солдаты дивизии дезертировали, бежав зачастую в ряды ОУН(б) и ее УПА. Когда немцы отступили, мельниковцы, избравшие для себя стратегию коллаборационизма,  утратили всякое доверие и  растворились в толпе. Сам Андрей Мельник принялся искать нового покровителя, но был арестован гестапо. Дивизия «Галичина» привлекла немалое внимание, поскольку СС была самым жутким инструментом гитлеровской власти и основным организатором геноцида евреев. С точки зрения некоторых украинских националистов, «Галичина» выглядит  институциональным воплощением украинских целей. В сегодняшней независимой Украине на музейных выставках во Львове, посвященных национальному строительству, можно увидеть мундиры солдат дивизии СС «Галичина». Тысячам солдат воссозданной дивизии удалось сдаться англичанам и американцам в Германии. Тем, кто попал в Италию, удалось избежать  репатриации в Советский Союз благодаря обращениям  польского генерала Владислава Андерса и папы римского Пия XII; эти обращения  стали возможными лишь потому, что подлежавшие репатриации были польскими гражданами[7]. Получив от западных союзников статус комбатантов, ветераны дивизии «Галичина» выехали в Англию и Канаду, где в течение десятилетий пытались оправдать  свои действия. Однако, оставив в стороне споры о коллаборационизме и национальном строительстве, нужно сказать, что «Галичина» сыграла важную роль в деле этнических чисток поляков.

Украинская национальная тактика: ОУН-бандеровцы
Очистка территории от поляков была делом рук бандеровцев, которые извлекли из немецкого поражения иной урок, нежели ОУН(м). В то время, когда мельниковцы увидели возможность для более продуктивного сотрудничества с немцами, бандеровцы осознали срочную необходимость в независимых действиях. Для ОУН(б) критически важным моментом, возможно, стала возросшая с февраля 1943 г. активность советских партизан на Волыни[8]. В феврале 1943 г. бандеровцы, стремясь заманить к себе всех, желавших сражаться с немцами, а также заполучить на свою сторону украинских полицаев, которые явно намеревались дезертировать после Сталинграда, приняли решение начать самостоятельные партизанские акции. В марте 1943 г. была создана УПА, задачей которой была борьба с немцами, защита украинцев от Советской власти и очистка Украины от поляков[9]. Когда украинские полицаи покинули свои посты весной 1943 г., ОУН(б) направила командиров на север от Галиции, на Волынь. Успех галичан в деле формирования армии, набранной из волынян, был первым признаком того, что украинский национализм пустил корни на территории, которая называется сегодня Западной Украиной. В течение четырех лет волны политических перипетий обрушивались на Волынь одна за другой. Польские действия против местной православной церкви завершились лишь с советской оккупацией 1939 г. Советская власть мобилизовала украинцев на политическую борьбу, заставив их создавать колхозы. В 1941 г. немцы выбили советских пропагандистов и комиссаров, но сохранили в руках украинцев аппарат принуждения. Как стало очевидно из предыдущих глав, коммунисты и фашисты обучили молодых полицаев, которые весной 1943 г. стали ядром УПА на Волыни. Три стремительно сменившие друг друга волны – польская, советская и немецко-фашистская – привели к политизации волынских украинцев. Поэтому ОУН(б), которая до того была более заметна в Галиции, чем на Волыни, начала свои основные военные операции на Волыни. Хотя непосредственно созданию УПА способствовали проблемы местного характера , ее цели носили глобальный и стратегический характер. Бандеровцы выступали как против немецко-фашистской, так и против советской оккупации Украины, и пришли к роковому решению о невозможности существования польского меньшинства в украинском государстве. Судя по всему, руководство ОУН(б) полагало, что Вторая мировая война, как и Первая мировая, полностью обескровит Германию и Россию, и что окончательным врагом Украины станет возрожденная Польша[10]. ОУН была основана ветеранами западноукраинско-польской войны; ОУН(б) набрала в свои ряды молодых людей, которые в 30-е годы прошли через польский концентрационный лагерь Береза-Картузская. Оба поколения понимали, что как только у Польши появится возможность, она направит свои войска в Галицию и Волынь. По их мнению, украинцам следовало создать армию и нанести удар во время войны, до того, как возрожденная Польша сможет вновь, как после 1918 г., направить войска и поселенцев из центральной Польши[11]. Возможно, волынских украинцев убедили в том же.. Волынского крестьянина можно было легко убедить видеть в каждом поляке исполненного твердой решимости колонизатора, а в присвоенной польской собственности – свою самую большую награду.
          Польское правительство в изгнании и его подпольная Армия Крайова также считали такого рода исход весьма вероятным и планировали проведение военной операции, которую ожидали украинцы[12]. Они вели военные действия с целью восстановления Польской республики в границах 1939 г., целью, которая рассматривалась польскими солдатами как нечто само собой разумеющееся и в поддержке в деле достижения  которой их заверили западные союзники. Польское правительство не считало, что немецкая или советская агрессия могут рассматриваться как оправдание для изменения восточных границ Польши, и полагало, что любой компромисс будет выглядеть как уступка Москве[13]. Независимая Украина была приемлема, но лишь в пределах советской территории. С польской точки зрения, после того, как Германия и Советский Союз обескровят друг друга, на востоке откроется поле для операций польских сил с целью восстановления довоенного статуса, единственного варианта должного положения вещей. Еще в 1941 г. польские руководители объяснили Лондону, что будущее восстание против немцев предполагает и войну против украинцев в Галиции, а также, возможно, и на Волыни, которая, если возможно, будет проведена в формате быстрой «вооруженной оккупации[14]». Планы Армии Крайовой по подготовке антигерманского вооруженного восстания, как они были сформулированы в 1942 г., предусматривали такую войну[15]. К 1943 г. украинское сотрудничество с фашистской Германией дискредитировало украинских партизан, и поляки не могли более видеть  в них  союзников. Руководство Армии Крайовой стремилось восстановить  довоенные границы Польши и не могло предложить украинцам какое-либо решение, которое могло заинтересовать их[16]. В 1943 г. Армия Крайова начала создавать свои базы в Галиции (но не на Волыни, где поляков было мало).
          Как польская Армия Крайова, так и украинская УПА планировали нанесение быстрых ударов с целью территориальных приобретений в Галиции и на Волыни. Если бы случилась новая польско-украинская война, как в 1918–1919 гг., вопрос о том, кто начал первым, стал бы неактуальным. Но предварительные удары против поляков, задуманные бандеровцами в начале 1943 г., не были военными операциями, а являлись этническими чистками. Как мы убедились, еще до войны ОУН приняла тоталитарный вариант интегрального национализма, согласно которому украинское государство должно было быть этнически однородным, а польские «оккупанты» могли быть разгромлены лишь благодаря полному удалению поляков с украинских земель. В отличие от ОУН(м), в принципе приверженной тем же самым идеям, ОУН(б) считала проведение такой операции возможным и желательным в 1943 г. С точки зрения бандеровцев, еврейское население уже было уничтожено немцами; немцы и русские приходят и уходят, но поляков следовало удалить с «украинских земель» силой. Польские партизаны желали восстановления старого порядка; украинские партизаны опережали их на шаг: они готовили новый порядок.

Бойня
        Весной 1943 г. УПА отбили у немцев сельские районы Волыни и установили контроль над ними[17], начав кампанию убийств и изгнания польского населения. На Волыни поляки были слишком слабы, чтобы думать о нанесении удара первыми. В 1939 г. поляки, в лучшем случае, составляли 16% населения Волыни (около 400 тысяч человек). К 1943 г. их численность была сведена, вероятно, к 8% (200 тысяч человек[18]). Они были разбросаны по сельской местности, местная польская элита была сведена на нет депортациями, помимо немцев не было никакой власти, которая могла бы защитить поляков, так как польских партизанских отрядов в этой местности не существовало. Решение ОУН(б) использовать УПА против этих поляков не может рассматриваться как что-либо иное, нежели этническая чистка мирного населения[19]. В течение 1943 г. подразделения УПА и специальные силы безопасности ОУН(б) убивали поляков как поодиночке, так и группами в польских поселениях и деревнях, а также поляков, которые жили в украинских деревнях[20]. Для нападений на более крупные польские населенные пункты партизаны УПА мобилизовали местное население.
          Согласно многочисленным сообщениям, украинские партизаны и их союзники сжигали дома, предварительно загоняя внутрь тех, кто пытался бежать, а тех, кого удавалось поймать на улице, убивали серпами и вилами. Церкви, набитые прихожанами, сжигались дотла. Чтобы запугать оставшихся в живых поляков и вынудить их к бегству, партизаны выставляли обезглавленные, распятые, расчлененные или выпотрошенные тела[21]. В смешанных поселениях силы безопасности УПА предупреждали украинцев, что им следует бежать, а на следующий день убивали всех тех, кто остался[22]. Порой подразделения УПА выдавали себя за советских партизан и организовывали сбор жителей поселения, после чего убивали всех собравшихся[23]. Политика этнических чисток снискала популярность среди бойцов УПА и нашла поддержку среди некоторых украинских крестьян Волыни[24]. УПА предлагала украинцам, проживавшим в деревнях и городках со смешанным населением, материальное вознаграждение за участие в убийстве своих соседей. Однако многие украинцы, рискуя собственной жизнью (и жертвуя ею), предупреждали или укрывали поляков[25].
          Большинство нападений партизан УПА, сил безопасности ОУН(б) и украинских крестьян на волынских поляков имели место в марте-апреле, июле-августе и в конце декабря 1943 г. К июлю 1943 г. УПА интегрировала в свои ряды другие партизанские отряды, существовавшие на Волыни, численность которых составляла около 20 тысяч человек, и оказалась в состоянии проводить одновременно операции на обширных территориях[26]. Первое издание газеты УПА, вышедшее в свет в июле, обещало «позорную смерть» всем полякам, оставшимся на Украине[27]. УПА была в состоянии осуществить свои угрозы. В течение приблизительно двенадцати часов, с вечера 11 июля 1943 г. до утра 12 июля, УПА совершила нападения на 176 населенных пунктов. Кстати, эти нападения пришлись на день, когда православный мир отмечал праздник святых апостолов Петра и Павла; предыдущая акция стала известна как «Кровавая страстная пятница для поляков», другая же пришлась на Рождество. Поскольку католики римского обряда отмечают Рождество раньше, чем православные, Рождество обычно отделяло поляков от украинцев. В этот день поляки собирались в легко воспламеняющихся деревянных костелах, которые сжигались дотла. В тех, кто пытался бежать, стреляли. В общей сложности, УПА убила в 1943 г. на Волыни от сорока до шестидесяти тысяч мирных поляков[28]. Эти акции 1943 г. были также завершающим этапом Холокоста волынских евреев. Некоторые из того весьма малого количества волынских евреев, которым удалось спастись зимой 1942 г., выжили благодаря польским крестьянам, которые прятали их в сельской местности. Когда УПА уничтожала польские поселения в 1943 г., заодно с поляками погибли те немногие евреи, которым удалось спастись раньше[29].

Конец польской деревни,  29 августа 1943 г.
Одно из поселений, уничтоженных на Волыни, видимо, стало символом  сотни других. Хотя события в одной деревне не могут отразить масштабы убийства, но они могут дать более полное представление о методах и этапах лучше, нежели любое обобщение. До 1943 г. в деревне Глубочица (Głęboczyca) Владимирского района Волыни было приблизительно семь десятков польских дворов. Она была основана в XIX в., до того, как Польша стала независимым государством, как польская деревня на территории Российской империи. Как и соседние украинские деревни, она не была ни слишком зажиточной, ни слишком бедной. Она зависела от торговли с соседними селениями, и ее крестьяне участвовали в украинских кооперативах. Между 1939 и 1941 гг. Глубочица сопротивлялась коллективизации, за что была наказана местными советскими властями. С лета 1941 г. деревня оказалась под немецким правлением. Как и во времена советской оккупации, украинцы продолжали удерживать власть в своих руках, теперь уже в качестве немецких полицаев и сотрудников администрации. Украинцы составляли списки тех, кто подлежал отправке в Германию на принудительные работы, отбирая, где это было возможно, поляков. Таким образом, около половины польских семей Глубочицы потеряли своих самых трудоспособных мужчин. Кроме того поляки должны были отдавать  немецким властям большую часть произведенных ими  продуктов питания. Летом 1942 г. немецкая и украинская полиция выявила и убила большинство местных евреев. Евреи выводились как в индивидуальном порядке, так и небольшими группами, и были убиты на расстоянии, с которого расстрелы были слышны (если не видны) христианскому населению. Весной 1943 г. местные украинские полицаи ушли с немецкой службы в леса к УПА. Эти новые украинские партизаны атаковали немецкие гарнизоны, забирая себе трофейное оружие. Теперь УПА контролировала всю область. Для местных поляков особой разницы между правлением УПА и немецкой оккупацией не было, поскольку контроль оставался в руках тех же людей, вооруженных тем же оружием. Поначалу, манера поддержания контроля со стороны УПА мало чем отличалась от прежней, разве что была более тщательной. УПА обеспечила меры к тому, чтобы поляки были безоружными, составили списки членов семей и провели обыск домов, чтобы убедиться, что никто из поляков не убежал. Были отобраны польские семьи, которым было вменено в обязанности заниматься снабжением солдат УПА; зачастую поляки, доставлявшие все необходимое на базы УПА, были убиты. Молодых поляков, особенно когда речь шла об образованных и талантливых людях, убивали по одному: они были, по-видимому, замучены до смерти. До поляков Глубочицы начали доходить слухи об уничтожении других селений, а ночью они могли видеть вдали огонь горящих сел. Общее настроение односельчан можно сформулировать следующим образом: эти слухи слишком ужасны, чтобы быть правдой, но даже если бы это и было правдой, то в нашем селе ничего подобного произойти не сможет[30]. В августе 1943 г. они надеялись, что им удастся собрать урожай до того, как придется бежать. Помимо обычной человеческой склонности не верить в невероятное и естественного стремления  крестьян собрать урожай, были еще три причины для того, чтобы выдавать желаемое за действительное. Во-первых, расстояния были велики, а средства связи примитивны, поэтому люди принимали решения на основании своего личного опыта. Во-вторых, те немногие, кому удалось спастись от массовой бойни, бежали не в Глубочицу, а в крупные населенные пункты. В-третьих, местные украинцы заверили их, что «хорошие поляки», такие как их собеседники, не будут (используя язык времени и места событий) «забиты».Перед рассветом 29 августа 1943 г. партизаны УПА и украинцы из близлежащих деревень окружили Глубочицу и начали убивать всех ее жителей. Крестьяне, которые уже вышли на работу в поля, были окружены и забиты серпами. Их жены заметили это, но были либо застрелены, либо забиты.  Шум мог бы предостеречь остальных, но не многим удалось бежать. По крайней мере 185 поляков были убиты. Некоторые были обезглавлены, другие повешены, у третьих была содрана кожа с мышц, у кого-то сердца были вырваны из груди, а кто-то был сожжен. Многие были порублены на куски серпами и косами.  Кто-то из жителей был перед смертью подвергнут всем видам пыток. Деревня была уничтожена, и сегодня от нее не осталось и следа[31].

[1]Этот раскол был подхлестнут убийством НКВД лидера ОУН Коновальца в 1938 г. Согласно исполнителю покушения Павлу Судоплатову, Сталин намеревался внести раскол в ОУН.
[2]Сравни Микола Лебедь «Українська повстанська армiя», Дрогобич, 1987 р., с. 53; Тарас Бульба «Армія без держави», Львів, Поклик сумління, 1993 р., с. 272; Петро Балей «Фронда Степана Бандери в ОУН 1940 року», Київ, Текна A/T, 1996 р., с. 141
[3]В отчете службы безопасности УПА содержится разбивка на категории людей, убитых ею в небольшом волынском военном округе в течение месяца.  В нем говорится о 110 жертвах, из которых по меньшей мере 68 были украинцами. Літопис УПА, т. 2 (новая серия), с. 312.
[4]Предложение Лебедя цитируется по Балей «Фронда Степана Бандери в ОУН 1940 року», с. 141. См. также «ОУН-УПА в роки війни», с. 289
[5]О рекрутировании см… О Шептицком см.
[6]Ільюшин «ОУН-УПА і українське питання», с. 124-126
[8]«Постанови ІІІ Конференції Організації Українських Націоналістів Самостійників Державників, 17-21 лютого 1943 р.» «ОУН в світлі постанов Великих Зборів», стр 81-83, 88.  Польские наблюдатели также заметили эту перемену.
[9]М. Омелюсiк «УПА на Волинi в 1943 роцi», Літопис УПА, т. 1, с.23-26; Ростислав Волошин «На шляхах збройноїборотьби», Ibid., том 2, с. 19-24; Микола Лебедь «Українськаповстанськаармiя», Дрогобич, 1987 р., с. 53;  Олексадр Вовк, «Предисловие», Літопис УПА, т. 2 (новая серия), с. xxxixxI.  См. также Тарас Бульба «Армія без держави», Львів, Поклик сумління, 1993 р., с. 272;
[10]С самого начала командование УПА на Волыни классифицировало немцев, большевиков и поляков как «врагов Украины». Володимир Макар «Пiвниiчно-захiдни українськи землi»,Літопис УПА, т. 5, с. 15
[11]О политических целях: «Час не жде», репринт органа УПА «Самостiйнiсть» 22-29 января 1944 г.; «Політична декларація УПА», сентябрь 1943 г., «За що бореться українська повстанська армія?», август 1943 г.; все три документа в », Літопис УПА, т.1, соответственно с. 105-110, 121-126, 126-130; а также «У военному крутiжнi», Ibid., том 2., с. 77-81.  О стратегическом оправдании чистки поляков см….Украинская позиция о том, что «немцы могут уйти, но поляки останутся», была известна командованию Армии крайовой.
[13]О польских левых сила в Галиции см
[14]В варианте этого доклада в … на с. 142. отсутствуют важные строки
[18]Польская перепись населения 1931 г. зафиксировала в Волынском воеводстве 396.200 человек, основным языком которых был польский, и 356.300 лиц римско-католического вероисповедания.  В годы войны их численность сократилась в результате депортаций 1939-1941 гг., отправкой на принудительные работы в Германию в 1941-1943 гг, советских и немецких расстрелов, боевых потерь и болезней.
[19]Существует мнение эти этнические чистки были ответной реакцией на польские действия, связанные с немецкими попытками колонизировать бывшее Люблинское воеводство, которое в тот период входило в состав Генерал-губернаторства. Чистка Волыни была скоординированной акцией в массовых масштабах, в результате которой были убиты десятки тысяч поляков, тогда как Хелмские убийства в бывшем Люблинском воеводстве исчислялись сотнями убийств.
[20]Член службы безопасности УПА(СБ) на советском допросе рассказал об общих правилах: «Убивать на месте всех поляков, чехов и евреев». Протокол допроса И.И. Яворского, 14 апреля, 1944 г., ГАРФ, фонд Р-9478, опись 1, дело 398.
[21]Польские воспоминания см….Об убийствах в июле 1943 г. см…Польские сообщения…Немецкие сообщения…Советские сообщения «Репрессивно-карательная система» с. 383; «ОУН-УПА в роки вiїни», с. 31, 55.
[22]Протокол допроса В.Е. Ступка, 30 сентября 1944 г., ГАРФ, фонд Р-9478, опись 1, дело 398.
[24]Літопис УПА, т. 2 (новая серия)
[25]Примеры спасения украинцами поляков, как на Волыни, так и в Галиции…
[26]Для оценки мощи сил УПА см.
[27]«За що бореться УПА» «До зброї», I, I (Июль 1943), в Літопис УПА, т. 1 (новая серия), с. 7-8.
[28]Эта оценка взята из подсчетов …Исследователь, желающий узнать имена убитых мирных поляков на Волыни и в восточной Галиции, мог бы начать с…., а также с архивных и печатных источников, упомянутых выше и ниже.
[30]Сравните реакцию польских евреев на ликвидацию гетто в других городах.
[31]Отношения свидетелей также собраны в

Tags: , , , , , , , ,

8 comments or Leave a comment
Comments
From: (Anonymous) Date: February 16th, 2016 04:52 pm (UTC) (Link)
Снайдер, кстати говоря, так же, как и автор этого журнала, предсказал вторжение в Крым за несколько месяцев.
reformua From: reformua Date: February 16th, 2016 10:33 pm (UTC) (Link)
Вы намекаете что стоит ждать подобного в современной Украине?
From: kiyanin2015 Date: February 17th, 2016 07:15 am (UTC) (Link)

Хотелось бы узнать

были ли какие-нибудь рецензии на этот текст?
aillarionov From: aillarionov Date: February 17th, 2016 08:08 am (UTC) (Link)

Все доступно по предоставленным ссылкам

· Winner 2004 American Association for Ukrainian Studies Book Award
· Winner 2003 George Louis Beer Prize of the American Historical Association
· Winner 2003 Eastern Review Prize
http://history.yale.edu/timothy-snyder/reconstruction-nations-poland-ukraine-lithuana-belarus-1569-1999
From: kiyanin2015 Date: February 17th, 2016 08:54 am (UTC) (Link)

Re: Все доступно по предоставленным ссылкам

Спасибо, смотрел.
Bohdan Dobrovlani From: Bohdan Dobrovlani Date: February 18th, 2016 10:17 am (UTC) (Link)
Интересно конечно, но вот 99% Евреев было уничтожено, или "...были окружены и убиты серпами...", как то по меньшей мере странно выглядит.
Серпами я так понимаю, Снайдер намекает на то, что в геноциде польского населения массово принимали участие украинские крестьяне. Хотя даже на те времена 60% людей боялись зарезать курицу, а тут серпами целые настеленные пункты. В общем интересно, но довольно сомнительно реальной объективности.
vasil1980 From: vasil1980 Date: February 18th, 2016 01:34 pm (UTC) (Link)

перестаньте

Евреев в Украине никогда не боялись зарезать. Учитывая, что большевики были из их среды. Каганович, например, который УРСР голодом морил. Так что ненавидели больше, чем поляков: поляк был пан, а еврей - надсмотрщиком. Пан далеко, а еврей - рядом и через него проходили все наказания и на нем была вся ненависть на пана
Могу вам несколько нелестных выражений о евреях сказать, которые бытовали в селе моих родителей.
vasil1980 From: vasil1980 Date: February 18th, 2016 01:30 pm (UTC) (Link)

Спасибо, Андрей Николаевич

Я - украинец и никогда такого ужаса не читал в украинской прессе, а тем более истории. Мы такое не проходим в школе. Цензура присутствует.
Вспомнилась книга Гогуна "Сталинские коммандос", где описываются документально все подпольные движения. Автор не отделяет воюющие стороны. Все были беспощадны к местному население: и советские партизаны, и УПА , и немцы.
Сельское население самое консервативное. Даже мои родители помнят ненависть к польскому пану. А Польша в 17 веке была до Киева. И как поляки исчезли с Правобережной Украины - тайна русских и украинцев.
8 comments or Leave a comment