?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile ИЭА Previous Previous Next Next
Андрей Илларионов
aillarionov
aillarionov
Тимоти Снайдер. Этнические чистки Западной Украины (1939–1945 гг.) – 3
92 comments or Leave a comment
Comments
sergobolive From: sergobolive Date: February 19th, 2016 05:46 am (UTC) (Link)
И о каком смене режима Вы говорите?

"Если революция не приводит к смене элит, это не революция"
-Каха Бендукидзе.
http://echo.msk.ru/blog/aillar/1436998-echo/

А теперь смотрим на досоветские и постсоветские элиты:

"Революция в России начала ХХ в. покончила с прежней элитой гораздо более радикально, чем, скажем французская конца XVIII в. или любая другая в Европе. Гораздо более высокий процент ее был физически уничтожен, несравненно более широкий масштаб имела эмиграция представителей этих слоев{16}. Наконец, в отличие от французской революции, где время репрессий и дискриминации по отношению к старой элите продлилось не более десяти лет, в России новый режим продолжал последовательно осуществлять эту политику более трех десятилетий и к моменту окончательного становления в 30-х годах нового образованного слоя лица, хоть как-то связанные с прежним, составляли в его среде лишь 20–25%. Поэтому советский политический истеблишмент не мог быть сколько-нибудь связан по происхождению даже с самыми широкими кругами дореволюционного образованного слоя. О какой-либо связи его с досоветским говорить просто не приходится: в его составе не было ни одного лица, занимавшее положение соответствующего уровня до 1917 г.

Но если советская государственно-политическая верхушка никак не была связана с досоветской, то «постсоветская» была ее прямым продолжением (отчего это слово и приходится брать в кавычки). В связи с событиями 1991–1993 гг., которые обычно трактуются как революционные по своему характеру и значению, часто говорят и о появлении новой элиты общества (что выглядит в этом случае вполне логично). Революционный характер перемен предполагает обычно и новых действующих лиц — не только в персональном плане, но и как массовое явление — в масштабах замены целого социального слоя. И наоборот — по тому, имело ли место это явление, можно судить, насколько на самом деле радикальны и значительны были перемены, действительно ли имела место революция.
Однако при взгляде на состав правящей верхушки даже к моменту высшего пика «демократического правления» — в отношении состава правительства), обнаруживается, что среди двух сотен человек, управлявших страной на момент «расцвета демократии» (верхушка президентского аппарата, члены Президентского Совета, правительства, «губернаторы» и главы заксобраний «субъектов федерации») три четверти (75%) были представителями старой коммунистической номенклатуры, а коммунистами были 9 из 10 (90%). Впоследствии «номенклатурность» высшей власти еще усилилась (вплоть до того, что до десятка областей возглавляли не просто представители номенклатуры, а даже именно первые секретари тех же самых обкомов КПСС).

Если же посмотреть на состав руководства «силовых структур», дипломатического корпуса, прокуратуры и других государственных органов, то тут никаких изменений вообще не произошло: никаких новых людей, не принадлежавших к кадрам этих структур и раньше, там за единичными исключениями не появилось.

Неизменным остался состав научной и культурной элит{17}.
Как было показано выше, социальные характеристики даже более широкого круга «постсоветской» верхушки принципиально не отличаются от последнего поколения советской.

Изменения, которые имели место — чисто «эволюционные» и являются выражением и продолжением той тенденции, которая прослеживается с послевоенного времени: примерно такой советская верхушка и была бы, не случись «августовской революции» 1991 г.

Дело, собственно, в том и состоит, что в 1917 г. революция была, а в 1991 ее не было. Поэтому никакого качественно нового «постсоветского» истеблишмента (ни государственной, ни военной, ни научной, ни культурной его части) и не возникло.
http://swolkov.org/sov/05.htm

Тем более странны Ваши рассуждения на фоне того, как в этом журнале уже неоднократно обсуждалось, о спланированной ликвидации СССР.

http://aillarionov.livejournal.com/738651.html

Edited at 2016-02-19 05:52 am (UTC)
cheese4mouse From: cheese4mouse Date: February 20th, 2016 06:50 am (UTC) (Link)
Мне кажется, что вы смешиваете в кучу разные понятия: смена элит не имеет отношения к смене режима, к смене людей , вернее человека, на вершине власти. Как-то в моём представлении эта шайка негодяев никак не может называться элитой. "Хунта" по смыслу гораздо больше подходит.
Эта власть каяться не будет вне зависимости от того, есть преемственность или нет, вне зависимости от того оккупанты они или доморощенные негодяи. И аппелировать к нынешней российской власти бессмысленно.

Если же вы имеете в виду отсутствие преемственности "элит", то здесь ведь и спорить не о чем. Возможна ли в принципе преемственность между русскими аристократами и пролетариатом-крестьянством? Я думаю, что нет, не возможна. Но не об этом ведь речь, потому что графы-маркизы и не могли стать основой для социальной общности "советский народ", родившейся в результате социалистической революции. Как можно строить аналогии с европейскими буржуазными революциями? Эти события различны по сути.
Советское общество, родившееся из дремучей крепостной людской смеси, привыкшей к унижению и насилию сильного над слабым (без понятия о частной собственности, правах и свободах), заменило иконы на портреты вождей, молитвы на партсобрания, и на самом деле народные массы остались собой. Вперёд и с песней! И принципы государственного управления этими массами не изменились. Акцентирую: не принципы управления государством, а принципы управления обществом, общественным мнением, взаимоотношения власть-народ остались традиционно российские, крепостные, уродливые. И изменить это может сам народ, но не власть.
Вопрос ведь состоит в том, как, каким образом российский народ может это сделать?
92 comments or Leave a comment