Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Category:

Обман украинцев – 2. Зачем?

Публикация стенограммы заседания СНБО от 28 февраля 2014 г., на первый взгляд, кажется, лишь укрепила аргументы тех, кто последние два года уверял и продолжает даже сейчас уверять украинский народ в правильности принятого на этом заседании рокового решения отказаться от сопротивления агрессору и отдать ему Крым. В качестве одного из главных аргументов многими участниками этого заседания называлось – в случае начала сопротивления – якобы неизбежное вторжение российских войск в материковую Украину с целью, в частности, захвата Киева. Теперь у сторонников этой точки зрения появились аутентичные цитаты от непосредственно самих участников исторического заседания.

ТЕНЮХ И.И.
Под прикрытием учений вооруженных сил Российской Федерации происходит концентрация российских войск вдоль всей украинско-российской границы. Их цель — не просто демонстрация сил, а реальная подготовка к вторжению на нашу территорию: переход и выполнение боевых задач. На киевском, харьковском и донецком направлениях уже сконцентрировано 38 тысяч человек...
А что делать с тысячами километров границы и подготовкой России к вторжению? Если зайдут с утра со стороны Черниговской области, то до вечера уже в Киеве будут!...
На границе происходит накопление российских войск. Нам нужно растягивать существующие ресурсы вдоль границы, занимать оборону, параллельно проводить масштабные учения...

ЯЦЕНЮК А.П.
Россия сразу введет войска на материковую Украину. По информации министра обороны, у нас нет сил Киев защитить.

ГВОЗДЬ В.И.
Это будет повод для введения войск в континентальную Украину. А у нас уже не будет даже кем Киев защищать.

ТИМОШЕНКО Ю.В.
Я также разговаривала с нашими иностранными партнерами, и они также подтверждают – российские войска на границах, и просят не делать никаких движений. Мы должны их послушать, потому что без них мы абсолютно бессильны.

НАЛИВАЙЧЕНКО В.А.
Информация, поступающая по нашим каналам, полностью подтверждает готовность России к введению войск, концентрирующихся вдоль нашей границы. И американцы, и немцы — все в один голос просят нас не начинать каких-либо активных действий, потому что, по данным их разведок, Путин использует это для начала широкомасштабного сухопутного вторжения.

ТУРЧИНОВ А.В.
Россия готовит решение о введении войск на материковую территорию Украины. Об этом говорили наши военные. Это я также понял по тем угрозам, которые услышал во время телефонного разговора с Нарышкиным.

http://gordonua.com/publications/stenogramma-sekretnogo-zasedaniya-snbo-vo-vremya-anneksii-kryma-v-2014-godu-polnyy-tekst-na-russkom-yazyke-121122.html

За прошедшие два года, кажется, никто в Украине так и не задался сколько-нибудь серьезно вопросом о том, а была ли столь часто называвшаяся угроза вторжения российских войск и, например, захвата Киева, реальной? Была ли названная И.Тенюхом цифра сконцентрированных на украинской границе российских войск в 38 тыс.чел. достаточной для проведения указанной операции?

Попробуем ответить на эти вопросы.

Размер вооруженных сил, достаточных для успешной оккупации территории, а также для захвата (разрушения, выведения из строя) важнейших военных, политических, административных, транспортных, инфраструктурных, промышленных и т.д. объектов на территории, подлежащей оккупации, зависит от многих факторов – площади оккупируемой территории, ее рельефа, наличия на ней водных объектов, их размера и конфигурации, плотности и конфигурации транспортной сети, расположения и размеров узлов транспорта и связи, других инфраструктурных и промышленных объектов, численности, расположения, боеготовности вооруженных сил и иных силовых частей противника. Одним из важнейших факторов является численность населения, проживающего на территории, подлежащей планируемой оккупации.

В таблице 1 ниже приведены количественные данные, характеризующие размеры вооруженных сил, перед которыми ставились задачи по оккупации той или иной территории в ходе некоторых военных кампаний последнего столетия. Во всех случаях кампании готовились и проводились штабами вооруженных сил, принадлежавшими одной и той же военной школе, – РККА, Советской армии, Российской армии. Пэтому они несут на себе отпечатки сопоставимых подходов к расчетам необходимой численности оккупационных войск. В таблицу намеренно не было включено большинство военных кампаний, проводившихся на главных театрах Первой и Второй мировой войн, боевые действия во время которых имели более высокую интенсивность, и потому не вполне сопоставимы для целей данных расчетов. Несколько военных кампаний времен Второй мировой войны относительно высокой интенсивности (оккупация Восточной Польши 1939 г., оккупация стран Балтии 1940 г.) приведены в основном для наглядности сопоставлений.

Таблица 1. Численность оккупационных войск по 16 военным кампаниям 1920-2016 гг.

Источник: ИЭА.

Как видно по данным таблицы 1, фактический оккупационный коэффициент (ОК, то есть отношение величины оккупационных войск к населению территории, подлежащей оккупации) в среднем для 16 военных кампаний последнего столетия, проводившихся штабами красной/советской/российской армии, составляет почти 80 (военнослужащих на 1000 человек населения территории, подлежащих оккупации).

Если не учитывать военные кампании, отличавшиеся высокой интенсивностью боевых действий (оккупацию стран Балтии 1944 г., Советско-финскую войну 1939-40 гг., оккупацию Восточной Польши 1939 г.), то оккупационный коэффициент (ОК) для оставшихся 12 военных кампаний снижается до примерно 45 (военнослужащих на 1000 человек населения территории, подлежащих оккупации).

Средний ОК для 8 военных кампаний сниженной интенсивности оказывается равным 29 (военнослужащих на 1000 человек населения территории, подлежащих оккупации).

Наконец, средний ОК для четырех военных кампаний низкой интенсивности, т.е. применение регулярных вооруженных сил против непрофессиональных повстанцев или же использование регулярных ВС при отсутствии какого-либо организованного сопротивления и/или при наличии относительного лояльного/индифферентного населения (подавление Тамбовского восстания 1920-21 гг., оккупация Афганистана 1979 г., оккупация Крыма и Восточного Донбасса в 2014 г.) оказывается равным примерно 17 (военнослужащих на 1000 человек населения территории, подлежащих оккупации).

Численность сконцентрированных на российско-украинской границе российских войск, по сообщению И.Тенюха, составила лишь 38 тыс. чел., или от 1,4 до 2,0 солдата на 1000 чел., находившихся на територии, подлежавшей оккупации (8 украинских областей т.н. «Новороссии», 10 областей Левобережной Украины с Киевом, или же их комбинации). Следовательно, такая численность войск была меньше необходимой для оккупации указанных территорий в 8-12 раз даже в том случае, если бы на всей территории Юга и Востока Украины вплоть до Днепра и Киева население Украины встречало бы российские оккупационные войска так же благоприятно/индифферентно, как это было в Крыму и в Восточном Донбассе в 2014 г. Если же учесть, что степень лояльности украинского населения российским оккупационным войскам по мере продвижения на Запад быстро падает, а степень организованного сопротивления вооруженных сил и других силовых структур Украины (какими бы слабыми они ни были) быстро возрастает, то численность потребных для оккупации этих территорий российских войск должна была бы быть в 14-20-30 раз больше, чем их на самом деле находилось на границе.

Расчет величины необходимых для оккупации территорий Южной и Восточной Украины российских войск (исходя из фактического ОК, определенного по данным реальных военных кампаний прошедшего столетия), в зависимости от ожидаемой/прогнозируемой/планируемой интенсивности боевых действий можно увидеть в таблице 2.

Таблица 2. Расчет потребности в численности оккупационных войск в зависимости от величины ОК
Военные кампании Население территории, подлежащей оккупации, млн.чел. Различные ОК
(в зависимости от интенсивности боевых действий)
79,4 44,9 28,6 16,7
Оккупация т.н. «Новороссии» (8 областей) 19,017 1511 853 544 317
Оккупация Левобережной Украины (10 областей и Киева) 23,703 1883 1063 679 395
Оккупация одновременно и т.н. «Новороссии» и Левобережной Украины (12 областей и Киева) 27,255 2165 1223 780 454
Источник: ИЭА.

Таким образом, даже в том случае, если бы вся Левобережная Украина, весь ее Юг и Восток встречали бы российские оккупационные войска точно так же, как это произошло в Крыму, а СНБО отдал бы ВСУ, МВД, СБУ, всем другим украинским силовым частям и подразделениям точно такой же приказ, какой он де-факто отдал украинским частям в Крыму: «Ни один танк не должен выехать из казармы, ни один солдат не должен поднять оружие!», и такой приказ был бы исполнен в точности так же, как он был выполнен в Крыму, то и в этом случае российская группировка вторжения, предназначенная для оккупации украинской территории, должна была бы быть размером от 317 до 454 тыс. солдат, т.е. в 8-12 раз больше той, какая тогда фактически находилась на государственной границе.

Если же украинские части не получили бы такого приказа, а получили бы другой приказ на сопротивление агрессору, и если, независимо от того, какими бы слабыми и дезорганизованными они ни были, они все же стали бы оказывать хотя бы минимальное сопротивление ему, то численность необходимых российских оккупационных войск должна была бы составлять величину в 22-32 раза большую, чем то, что было на самом деле на границе 28 февраля, – от 540 тыс. до 1,2 млн. солдат и офицеров.

Военной группировки таких размеров, способной на вторжение в Украину, у Путина не было.
Ни 28 февраля 2014 г.
Ни сейчас.
Ни на российско-украинской границе, ни в целом во всей России.

Таким образом, реальной угрозы вторжения российских войск в материковую Украину и осуществления стратегической операции по оккупации Юга и Востока Украины, в том числе по захвату Киева, в феврале-марте 2014 г. не было.

Эти цифры – не тайная-тайная, секретная-секретная военная тайна.
Это элементарный расчет, основанный на открытых данных.
Это то, чему учат курсантов в рамках базовых курсов военных училищ и академий.
Это то, что знает каждый офицер, получивший минимальную военную подготовку.
Это то, что безусловно знали И.Тенюх и другие военные и силовики, готовившие материалы к заседанию СНБО 28 февраля 2014 г. и присутствовавшие на нем.

Они точно знали, что российские войска численностью в 38 тыс.чел. (если эта цифра еще и не преувеличена) если и были способны на оккупацию, то, максимум, одной сравнительно небольшой украинской области (например, Луганской), и то – только при наличии относительно лояльного агрессору населения и при отсутствии организованного силового сопротивления вторжению.

Никаких стратегических операций и тем более таких, как оккупация Левобережной Украины, Юга и Востока Украины, взятие Харькова, Днепропетровска, Запорожья и тем более Киева, такими силами осуществить невозможно. Причем независимо от наличия или отсутствия на этих территориях каких бы то ни было вооруженных сил Украины, независимо от уровня их боеготовности и профессионализма (см. исторические примеры в табл. 1)

Поэтому заявления членов СНБО – военнослужащих – на его заседании 28 февраля об угрозе/ готовности/способности/неминуемости вторжения российских войск в случае начала силового сопротивления агрессору являлись намеренным введением в заблуждение и своих гражданских коллег по СНБО и всего украинского народа.

Вопрос читателям: зачем?
Зачем это было сделано?
Tags: Крым, Путинская война против Украины, Украина, агрессия, война, дезинформация, кадры, спецоперации
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 172 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →