?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile ИЭА Previous Previous Next Next
Выдержки из выступления Дж.Сороса в Лондоне 24 июня 2016 г. - Андрей Илларионов
aillarionov
aillarionov
Выдержки из выступления Дж.Сороса в Лондоне 24 июня 2016 г.
29 comments or Leave a comment
Comments
From: (Anonymous) Date: July 11th, 2016 11:03 am (UTC) (Link)
Глеб Павловский:
из тех диссидентов, которых называют «покаянцами», то есть людей, которые были арестованы КГБ, но не были осуждены, так как покорно и публично признали, что все, что они писали и говорили, было им продиктовано из ЦРУ и являлось, как они "теперь поняли", чудовищной клеветой на дивный и демократический лагерь мирового социализма.
В ту пору был заместителем главного редактора тонюсенького и мало кому известного, кроме диссидентов, журнальчика «Век ХХ и мир».
Так вот, с его помощью особо доверчивым диссидентам объясняли, что ничего своего создавать и издавать не надо — они могут печататься вполне легально.

*Ко времени возвращения Андрея Дмитриевича и Елены Георгиевны из ссылки и освобождения первых политзаключенных из тюрем, т.е. к началу 87 года, правозащитное движение было КГБ практически полностью уничтожено, а демократическое движение еще не появилось.

После недолгого раздумья, Сахаровым, и первоначального доверия к Горбачеву и даже наивного представления о том, что КГБ наименее коррумпированная в Советском Союзе организация, Андрей Дмитриевич естественным образом оказался центром демократического движения в России.
Кроме тысяч выступлений, заявлений, писем — в эти последние оставшиеся ему два с небольшим года, главным в его жизни были основные глобальные перемены, которые резко его выделяли из числа всех его современников и уж тем более из тех, кто пришел после него.

Стремясь утвердить в России демократию, Сахаров сразу же выдвигает, провозглашает свой первый лозунг:
«Вся власть Советам!».
На самом деле это продуманный и в деталях проработанный проект не просто отказа от партийного руководства и исключения 6 статьи Конституции СССР, а создание в стране стройной системы подлинного народовластия.
Он сам разрабатывает проект совершенно новой Конституции для демократической России, где уже нет места ни власти КПСС, ни власти КГБ, ни национальному неравенству.
Видя, что времени остается все меньше, а противник гораздо сильнее, чем ему казалось, Сахаров уже не идет ни на какие диалоги с ними (так же как и многие другие диссиденты), во-вторых, что он совсем не беспомощен, а реальный, очень деятельный и стратегически мыслящий лидер, способный стать опорой и центром притяжения не только для российской интеллигенции, но и всех советских народов, а потому представляющий гигантскую опасность для планов КГБ.
Впрочем, там всех нас реалистически оценивали: кто полезен — надо рекламировать и продвигать, кто безвреден — тоже можно использовать, тех кто очень опасен -надо уничтожать.
-- Сахаров был опаснее всех.

* Об Джордже Соросе.
Из менее заметной, Джордж Сорос в своих менявших название фондах всегда поддерживал ежедневник «Гласность», чему немало помогала работавшая там Виктория Маликова. Когда началась вторая чеченская война, которую «Гласность» предсказывала и безуспешно пыталась предотвратить, Джордж Сорос поручил Нью-Йорскому директору фонда разыскать Сергея Григорьянца и дать возможность создать информационный бюллетень «Гласность»-Кавказ, при этом сказав, что никто другой реального представления о том, что там твориться не сможет дать. К этому времени и Збигнев Бжезинский собрал группу американцев протестующих против новой кровавой бойни, устроенной сперва для Путина, а потом и самим Путиным. Но все это было или слишком поздно, или совершенно недостаточно.

Из воспоминаний Сергея Григорьянца:
"Ежедневник «Гласность» раздавался бесплатно. Очень серьезно помог нам Джордж Сорос. Приехав в Москву Он предложил мне стать председателем создаваемого им в Москве фонда и даже хотел назвать его — фонд «Гласность».
Я согласился, но когда мы шли с ним по набережной возле гостиницы «Украина» перед нами вдруг присел какой-то молодой человек с фотоаппаратом, сфотографировал нас и потом Соросу один из заместителей председателя Совета Министров СССР показал эту фотографию и сказал, что если у его фонда будут такие председатели в Москве, то у него и в Венгрии (где он уже несколько лет работал) фонда не будет. Шел 1987 год, советская власть все еще казалась нерушимой и это была серьезная для него — венгра угроза. Но до отъезда он передал нам самый новый компьютер Toshiba и какую-то сумму денег."

Владимир Шаталов
29 comments or Leave a comment