Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

Памяти Венгерской революции 1956 года


https://www.youtube.com/watch?v=D8Y2V5LH_xg

Расстрелянная революция
...На свободных выборах в ноябре 1945 года коммунисты потерпели сокрушительное поражение, даже в коалиции с социал-демократами они сумели набрать всего 34% голосов, тогда как ПСМХ – 57%. Главой правительства стал лидер ПСМХ Ференц Надь. Однако министром внутренних дел стал Имре Надь, плюс к этому в его руках оказалась тайная полиция ОВА. Таким образом, в руках лидера коммунистов Ракоши оказалась власть над силовыми структурами, и он постепенно стал прибирать к рукам остальные рычаги власти. В начале 1946 года Имре Надя на посту МВД сменил Ласло Райк, который произвел чистку государственного аппарата, введя в него 50 тысяч членов компартии.

Тем временем близилась дата подписания мирного договора между Венгрией и СССР, после чего основная масса советских войск должна была покинуть территорию Венгрии. Ференц Надь всячески стремился не допустить конфликта с коммунистами, пока советские войска находились в пределах Венгрии. В то же время в Кремле очень хорошо понимали, что с выводом войск влиять на обстановку в Венгрии станет необычайно сложно. 10 февраля 1947 года договор был подписан, и Ференц Надь, успокоившись, улетел с рабочим визитом в Швейцарию. Однако только он покинул страну, как офицеры МГБ СССР арестовали второго лидера ПСМХ Белу Ковача и отправили его в Сибирь, вскоре за ним последовали его недавние избиратели. Ференц Надь хорошо понял, какой оборот принимают дела, и отказался возвращаться на родину, сложив с себя полномочия премьер-министра. Теперь, после уничтожения ПСМХ как реальной политической силы, коммунисты стали основной партией, объединившись в июне 1948 года с социал-демократами в Венгерскую партию трудящихся.

Как обычно, сразу после прихода коммунистов к власти в стране начался террор, причем пострадали и некоторые из членов коммунистической партии, например, Ласло Райк и Янош Кадар. Уровень жизни большинства населения между тем неуклонно падал, а антисоветские настроения росли с каждым днем, тем более что венгры вообще не пылали большой любовью к русским, еще со времен карательных походов Николая I. В 1953 году, после смерти Сталина и прихода к власти Маленкова, премьер-министром Венгрии стал Имре Надь. Он сразу же выдвинул программу либеральных преобразований под названием «Новый курс». В связи с этим он стал очень популярен в Венгрии, однако с ослаблением позиций Маленкова в Кремле ослабевали и позиции Надя. В конце концов, в апреле 1955 года он был смещен Ракоши с поста премьер-министра и даже исключен из партии. Однако это вызвало крайне негативную реакцию среди населения, тем более что новый премьер Андреас Хегедуш начал политику насильственной коллективизации. Интеллигенция начал открыто критиковать курс ВПТ, в стране начали открываться политические клубы имени Шандора Петефи (героя венгерской революции 1848-49 гг.). На фоне всего этого Ракоши был вынужден выступить перед ЦК ВПТ и объявить о полной реабилитации жертв политических репрессий и об узурпации спецслужбами власти. Так Венгрия начинала 1956 год, ставший для нее роковым.        

Вышеописанные события не могли вызвать положительной реакции у советской стороны, поэтому советский посол в Венгрии (будущий глава КГБ и генеральный секретарь ЦК КПСС) Ю. Андропов расценил их как «серьезную уступку правым и демагогическим элементам» (1). Для того чтобы тщательно проанализировать обстановку в июне 1956 года, в Будапешт отправился М. Суслов. В анализе ситуации он явно не преуспел, проявив полную близорукость. Из его отчета следовало, что «настроения рабочих, крестьян здоровые…, в низовых производственных организациях каких-либо разговоров о кризисе в руководстве партии, о недоверии к руководству партии нет» (2). Прибывший в столицу Венгрии месяцем позже А. Микоян пришел к совершенно противоположным выводам, увидев полный развал экономики и глубочайший кризис в самой партии. Непосредственно по его инициативе 13 июля на Пленуме ЦК Ракоши был отстранен от всех занимаемых должностей, что в сложившихся условиях было, скорее всего, единственным верным решением, однако замена его на Эрне Гере, еще большего сталиниста, чем Ракоши, вряд ли была логичным шагом.

6 октября состоялось торжественное перезахоронение жертв репрессий 1949 года. Эти похороны превратились в 300-тысячную демонстрацию, основным требованием которой стала немедленная отставка Гере. Необходимо сказать, что подобные массовые выступления происходили еще в одной стране социалистического лагеря – Польше. И уже тогда советское руководство рассматривало варианты «вооруженного вмешательства в польские события» (3). Но лидера Польской компартии Гомулку поддержали войска и силовые структуры, поэтому советского вмешательства тогда не потребовалось.

Однако оно потребовалось в Венгрии, где студенты в знак солидарности со своими польскими единомышленниками организовали 22 октября массовую демонстрацию, которая продолжалась в течение 11 часов. На следующий день демонстрации продолжились, митингующие прошли по центральным улицам Будапешта, а после наступления темноты отправились к дворцу парламента. К тому моменту число демонстрантов достигло уже 200 тысяч человек, а лозунги их становились все более агрессивными: «Смерть Гере! Имре Надя – в правительство! Ракоши – В Дунай! Диктатура пролетариата – вот неуклонный путь нашего народа» (4). На последний лозунг необходимо обратить особое внимание, так как он еще раз подчеркивает то, что события в Венгрии вовсе не носили антикоммунистический характер, что также доказывает и кандидатура Имре Надя, бывшего министра внутренних дел и одного из первых людей в ВПТ.

Сам Имре Надь вышел к демонстрантам и попросил их разойтись, но в 20:00 часов по радио выступил Э. Гере, который назвал действия демонстрантов «националистическими и контрреволюционными» (5). Это был непродуманный шаг, так как разъяренная толпа направилась к Дому Радио, где потребовала прекратить передачу и объявить по радио требования восставших. В этот момент сотрудники АНХ (венгерский аналог КГБ) открыли по демонстрантам огонь. Это стало последней каплей – восставшие захватили радиоцентр, склады стрелкового оружия, вокзалы типографии, военные казармы. Прибывшие в столицу воинские части венгерской армии перешли на сторону восставших.

Правда, к тому моменту Гере уже успел связаться по телефону с Москвой и попросить о вводе советских войск в Будапешт. На территории Венгрии в то время находился советский Особый корпус (2-я и 17-я гвардейские механизированные дивизии и 195-я и 172-я авиационные), основной задачей которого было прикрытие границы с Австрией. Однако в 1956 году для него был разработан план «Компас» «по поддержанию и восстановлению общественного порядка в Будапеште» (6). Вечером же 23 октября состоялось экстренное заседание президиума ЦК КПСС, на котором Хрущев высказался за ввод советских войск (против был лишь Микоян). В личном телефонном разговоре с Гере Хрущев особенно настаивал на «официальном письменном обращении к правительству СССР» (7), дабы оправдаться в глазах мировой общественности. Такое обращение за подписью премьер-министра Венгрии Хегедуша было составлено, но гораздо позже (приблизительно 25-26 октября), когда тот уже был отстранен от занимаемой должности. Его преемником стал Имре Надь, который не имел ничего против ввода советских войск.

В 11 часов ночи маршал Советского Союза В. Соколовский отдал приказ командиру Особого корпуса о вступлении в силу плана «Компас», в который были включены изменения ввиду отсутствия содействия со стороны ВНА (Венгерской народной армии) и венгерской полиции. Через час началось выдвижение сил к Будапешту, также в состояние повышенной боевой готовности были приведены некоторые дивизии на территории Румынии и Прикарпатского военного округа (ПрикВО). По плану «Компас», поддержание порядка в Будапеште возлагалось на подразделения 2-ой гвардейской дивизии, которая подошла к Будапешту в 5 часов утра 24 октября. 37-ой танковый и 40-ой механизированные полки этой дивизии сумели очистить центр города от повстанцев и взять под охрану наиболее важные пункты (вокзалы, банки, аэродром, государственные учреждения). Но сил одной дивизии (около 10 тысяч человек) было явно недостаточно для наведения порядка в миллионном городе, хотя 24 октября в город вошли четыре дивизии ВНА, не примкнувшие к восставшим.

25 октября Суслов и Микоян, прибывшие в Будапешт накануне, встретились с Имре Надем, в донесении об этой встрече они отмечали рост идей о национальном суверенитете и выводе советских войск с территории Венгрии. При этом Имре Надю было объявлено, что советские войска покинут Будапешт, как только там будет наведен порядок. В то время как Имре Надь вел переговоры с советскими руководителями, бои в центре города вспыхнули с новой силой. Это было связано с инцидентом возле здания парламента, когда в результате провокации был сожжен советский танк и погиб один военнослужащий, после чего советские войска, охранявшие здание парламента, открыли огонь по мирным демонстрантам. В результате этой варварской акции погибло, по различным данным, от 100 до 800 человек. После чего подразделения 33-й дивизии стали очищать центр города от повстанцев. Микоян и Суслов в своем отчете уверяли ЦК КПСС, что «все очаги повстанцев подавлены» (8), но бои продолжались: против советских танков использовали гранатометы, зенитные орудия, бутылки с зажигательной смесью. Однако силы были неравны, и 26 октября Микоян отрапортовал в Кремль, что «военное сопротивление ликвидировано» (9)

К тому моменту переговоры между советскими представителями и новым венгерским правительством подошли к концу. По обоюдному согласию новым генеральным секретарем ЦК ВПТ стал просоветски настроенный Янош Кадар, а Имре Надь остался на посту премьер-министра с возможностью формирования многопартийного кабинета. Именно Надь предложил обеим сторонам прекратить огонь, хотя советское командование планировало на 28 число последний удар по опорным пунктам повстанцев в центре Будапешта. 29 октября стрельба в столице прекратилась, а советские войска стали покидать город, сосредотачиваясь в 15-20 километрах от него. Одновременно в Генеральном штабе маршал Жуков начал разработку операции «Вихрь» по окончательному уничтожению венгерской революции.

В самой же Венгрии царила эйфория от казавшейся победы, была упразднена АНХ, введена многопартийная система, отменена цензура. СССР подписал «Декларацию правительства СССР об основах развития и дальнейшего укрепления дружбы и сотрудничества между Советским Союзом и другими социалистическими странами», в которой торжественно обещал соблюдать принципы невмешательства во внутренние дела других государств.

Однако 1 ноября венгерское правительство объявило о выходе из Варшавского договора и нейтралитете страны, а также потребовало немедленного вывода всех советских войск со своей территории. При этом необходимо заметить, что Имре Надь объявил об этом лишь после того, как советский посол Андропов отказался от вывода советских войск, что само по себе являлось грубым нарушением условий Варшавского договора. Немедленно началась подготовка 8-й и 38-й армий ПрикВО. В данной ситуации советское правительство решило сделать ставку на Кадара – и не прогадало. Несмотря на громогласные заявления Кадара («Я венгр, и если понадобится, то я голыми руками буду биться с вашими танками») (10), он согласился прибыть 2 ноября в Москву на переговоры. Там он очень быстро согласился возглавить Венгрию после «вооруженного подавления контрреволюции» (11). Почувствовав неладное, повстанцы стали в спешном порядке стягивать силы к Будапешту. Всего им удалось собрать около 50 тысяч солдат; 10 тысяч насчитывали подразделения «Национальной гвардии», повстанцы имели около 100 танков.

Поздно вечером 3 ноября на переговорах с советской стороной офицерами КГБ был арестован новый министр обороны Венгрии Пал Малетер. А в 6 часов утра 4 ноября командование советских войск разослало в эфир кодовый сигнал «Гром», означавший начало операции «ВИХРЬ». По этому сигналу три дивизии Особого корпуса направились к Будапешту и к 7 часам утра вошли в город. В 6 часов 20 минут по радио выступил Имре Надь с обращением к венгерскому народу: «Сегодня рано утром советские войска атаковали нашу столицу. Наша армия ведет бои, правительство остается на своем посту» (12). Уже к 8 часам утра советскими войсками были захвачены практически все ключевые пункты: мосты через Дунай, здания парламента, ЦК, основных министерств, вокзалы, аэропорт, военные склады. Однако сопротивление оккупантам продолжалось, и тогда венгерское радио выступило с обращением: «Венгерское правительство просит офицеров и солдат Советской армии не стрелять. Избегайте кровопролития! Русские наши друзья и останутся ими» (13).

К 5 ноября последним опорным пунктом повстанцев оставался кинотеатр «Корвин», но после артиллерийского обстрела из 170 орудий сопротивление и там было сломлено. Жуков докладывал вечером 5 ноября: «Сопротивление мятежников в основном сломлено… Войска продолжают очищать город…» (14). Имре Надь, несмотря на свои заявления, счел необходимым скрыться в посольстве Югославии. 5 и 6 ноября 30-тысячный Особый корпус продолжал уничтожение отдельных групп мятежников в Будапеште. 7 ноября в столицу под прикрытием советских танков прибыл Янош Кадар и вновь сформированное правительство, которое еще 4 ноября обратилось к командованию советских войск в Венгрии, чтобы то «помогло нашему народу разбить черные силы реакции и контрреволюции, …восстановить порядок и спокойствие в нашей стране» (15).

Сразу же после подавления восстания начались массовые аресты: всего спецслужбам Венгрии и их советским коллегам удалось арестовать около 5000 венгров (846 из них были отправлены в советские тюрьмы), из них «значительное количество членов ВПТ, военнослужащих и студенческой молодежи» (16). Помимо этого КГБ арестовал около 200 военнослужащих СА, не пожелавших стрелять в ни в чем не повинных людей. 22 ноября Югославия выдала Имре Надя, который был арестован, вывезен в Москву и там казнен вместе с Палом Малетером.

Потери советских вооруженных сил составили 720 человек убитыми и 1500 раненными, не считая крупных потерь боевой техники. Венгерская сторона потеряла во много раз больше, по данным немецкого журнала «Штерн» – 2700 убитых и 19000 раненных. Помимо этого около 200 000 венгров покинули пределы своей родины...
Сами же по себе события 1956 года были открытым актом агрессии, силового вмешательства в дела суверенного государства, хотя и прикрытого просьбами наспех сформированного просоветского правительства о военной помощи. По всем международным нормам, действия СССР квалифицируются именно как оккупация, и никаких оправданий действиям советского руководства быть не может. И надо отдать должное тем немногим людям, как Имре Надь, которые сделали все, чтобы сохранить как можно больше человеческих жизней и избежать ненужного кровопролития...
http://polit.ru/article/2006/10/24/1956/

Венгерское восстание 1956г.
...Из всех лидеров, которые в 1956 г. еще оставались у власти в Восточной Европе, Ракоши был больше других причастен к экспорту сталинизма. Возвратившись в Будапешт из Москвы после ХХ съезда КПСС, Ракоши заявил своим друзьям: «Через несколько месяцев Хрущев будет объявлен предателем и все войдет в норму».

Внутриполитическая борьба в Венгрии продолжала обостряться. Ракоши не оставалось ничего другого, как обещать расследование процессов Райка и других казненных им лидеров компартии. На всех уровнях власти даже в органах госбезопасности, наиболее ненавидимого народом учреждения в Венгрии, от Ракоши требовали отставки. Его почти открыто называли «убийцей». В середине июля 1956 г. в Будапешт, чтобы добиться отставки Ракоши, прилетел Микоян. Ракоши был вынужден подчиниться и уехать в СССР, где он в конце концов и окончил свои дни, проклятый и забытый своим народом и презираемый советскими руководителями. Уход Ракоши не вызвал действительных изменений ни в политике правительства, ни в его составе.

В Венгрии последовали аресты бывших руководителей госбезопасности, ответственных за процессы и казни. Перезахоронение 6 октября 1956 г. жертв режима – Ласло Райка и других – вылилось в мощную манифестацию, в которой участвовало 300 тысяч жителей венгерской столицы.

В этих условиях советское руководство решило вновь призвать Имре Надя к власти. В Будапешт был послан новый посол СССР Ю. Андропов (будущий член Политбюро ЦК КПСС и председатель Комитета госбезопасности).

Ненависть народа была обращена против тех, кто был известен своим мучительством: сотрудников госбезопасности. Они олицетворяли все самое отвратительное в режиме Ракоши; их ловили и убивали. События в Венгрии приняли характер подлинной народной революции и именно это обстоятельство и напугало советских руководителей. СССР должен был учитывать в тот момент, что происходит антисоветское и антисоциалистическое восстание. Было очевидно, что это далеко идущий политический замысел, а не просто желание разрушить существующий режим.

В орбиту событий втянулась не только интеллигенция, но и промышленные рабочие. Участие в движении значительной части молодежи наложило определенный отпечаток на его характер. Политическое руководство оказалось в хвосте движения, а не возглавило его, как то произошло в Польше.

Коренным вопросом было пребывание советских войск на территории восточноевропейских стран, то есть фактическая оккупация их.

Новое советское правительство предпочитало избегать кровопролития, но было готово и на него, если бы речь пошла об отпадении сателлитов от СССР даже в форме объявления нейтралитета и неучастия в блоках.

22 октября в Будапеште начались демонстрации с требованием образования нового руководства во главе с Имре Надем. 23 октября Имре Надь стал премьером и обратился с призывом сложить оружие. Однако в Будапеште стояли советские танки и это вызвало возбуждение народа.

Возникла грандиозная демонстрация, участниками которой были студенты, школьники старших классов, молодые рабочие. Демонстранты направились к статуе героя революции 1848 г. генерала Белла. У здания парламента собралось до 200 тысяч. Демонстранты низвергли статую Сталина. Сформировались вооруженные отряды, назвавшие себя «Борцами за свободу». Они насчитывали до 20 тысяч человек. Среди них были бывшие политические заключенные, освобожденные народом из тюрем. «Борцы за свободу» заняли разные районы столицы, учредили главное командование во главе с Палом Малетером и переименовали себя в Национальную гвардию.

На предприятиях венгерской столицы образовались ячейки новой власти - рабочие советы. Они выставляли свои социальные и политические требования и среди этих требований было одно, которое вызывало ярость советского руководства: вывести советские войска из Будапешта, убрать их с венгерской территории.

Вторым обстоятельством, напугавшим советское правительство, было восстановление в Венгрии социал-демократической партии, а затем и образование многопартийного правительства.

Хотя Надь и был сделан премьером, но новое, сталинское руководство во главе с Гере пыталось изолировать его и тем самым еще больше ухудшило обстановку.

24 октября в Будапешт прибыли Микоян и Суслов. Они рекомендовали немедленно заменить Гере на посту первого секретаря Яношом Кадаром. Между тем 25 октября у здания парламента произошло вооруженное столкновение с советскими войсками. Восставший народ требовал ухода советских войск и образования нового правительства национального единства, в котором были бы представлены различные партии.

26 октября, после назначения Кадара первым секретарем ЦК и отставки Гере, Микоян и Суслов возвратились в Москву. На аэродром они следовали в танке.

28 октября, когда бои в Будапеште еще продолжались, венгерское правительство издало приказ о прекращении огня и возвращении вооруженных отрядов в свои кварталы в ожидании инструкций. Имре Надь в обращении по радио объявил, что венгерское правительство пришло к соглашению с советским о немедленном выводе советских войск из Будапешта и включении вооруженных отрядов венгерских рабочих и молодежи в состав регулярной венгерской армии. Это было расценено как прекращение советской оккупации. Рабочие бросали работу вплоть до прекращения боев в Будапеште и вывода советских войск. Делегация рабочего совета промышленного района Миклош представила Имре Надю требования вывода советских войск из Венгрии до конца года.

Доклад Микояна и Суслова о положении в Венгрии, сделанный ими немедленно после возвращения из Будапешта 26 октября Президиуму ЦК КПСС, отражал, ка это видно из передовой статьи газеты «Правда» от 28 октября, якобы готовность согласиться с программой демократизации при условии, что эта программа сохраняет господство коммунистической партии и удерживает Венгрию в системе Варшавского пакта. Статья была лишь маскировкой. Той же цели служил и приказ советским войскам покинуть Будапешт. Советское правительство стремилось выиграть время для подготовки расправы, которая должна была последовать не только от имени остальных участников пакта, но и Югославии, Китая.

Таким образом ответственность распределялась бы между всеми.

Советские войска были выведены из Будапешта, но сосредоточены в района Будапештского аэродрома.

30 октября, когда Микоян и Суслов были в Будапеште, Президиум ЦК КПСС принял, как свидетельствует Хрущев, единодушную резолюцию о вооруженном подавлении венгерской революции, которая гласила, что было бы непростительным для СССР оставаться нейтральным и «не оказать помощи рабочему классу Венгрии в его борьбе против контрреволюции».

По просьбе Президиума ЦК КПСС в Москву для совета прибыла китайская делегация во главе с Лю Шаоци. Лю Шаоци заявил, что советские войска должны уйти из Венгрии и дать рабочему классу «Венгрии м»самому подавить контрреволюцию Так как это полностью противоречило решению о вмешательстве, Хрущев, сообщив 31 октября Президиуму об ответе китайцев, настаивал на немедленном использовании войск. Маршал Конев, вызванный на заседание президиума, заявил, что его войскам потребуется 3 дня, чтобы подавить «контрреволюцию» (на самом деле - революцию, и получил приказ привести войска в боевую готовность. Приказ был отдан за спиной Лю Шаоци, который в тот же день возвращался в Пекин в полной уверенности, что советской интервенции не будет. Решено было сообщить Лю Шаоци об интервенции в момент проводов на Внуковском аэродроме. Чтобы произвести большее впечатление на Лю Шаоци, Президиум ЦК КПСС появился во Внуково в полном составе. Снова начались разговоры о «благе венгерского народа». В конце концов Лю Шаоци сдался Так была обеспечена поддержка Китая.

Затем Хрущев, Маленков и Молотов - уполномоченные Президиума ЦК - отправились последовательно в Варшаву и Бухарест, где довольно легко получили согласие на интервенцию. Последним этапом их поездки была Югославия. Они прибыли к Тито, ожидая от него серьезных возражений. С его стороны никаких возражений не поступило; как сообщает Хрущев, «мы были приятно удивлены... Тито сказал, что мы абсолютно правы, и мы должны двинуть наших солдат в бой как можно скорее. Мы были готовы к сопротивлению, но вместо этого получили его чистосердечную поддержку. Я бы сказал даже, что Тито пошел даже дальше и убеждал нас как можно скорее решить эту проблему», – заключает Хрущев свой рассказ.

Так была решена судьба венгерской революции.

1 ноября началось массовое вторжение советских войск в Венгрию. На протест Имре Надя советский посол Андропов ответил, что советские дивизии, вступившие в Венгрию, прибыли лишь для замены ужу находившихся там войск.

3000 советских танков пересекли границу со стороны Закарпатской Украины и Румынии. Вновь вызванный к Надю советский посол был предупрежден, что Венгрия в знак протеста против нарушения Варшавского договора (вступление войск требовало согласия соответствующего правительства) выйдет из пакта. Венгерское правительство объявило вечером того же дня о выходе из варшавского пакта, объявлении нейтралитета и обращении в Объединенные нации в знак протеста против советского вторжения.

Но все это уже мало беспокоило советское правительство. Англо-франко-израильское вторжение (23 октября - 22 декабря) в Египет отвлекло внимание мировой общественности от событий в Венгрии. Американское правительство осудило действия Англии, Франции и Израиля. Тем самым раскол в стане западных союзников был налицо. Не было никаких признаков того, что западные державы придут на помощь Венгрии. Таким образом конфликт из-за Суэцкого канала в 1956 г. и последовавшая за тем война Англии, Франции и Израиля против Египта отвлекли западные державы от событий в Венгрии. Международная обстановка складывалась исключительно благоприятно для интервенции Советского Союза.

Что же происходило на улицах Будапешта? Советские войска столкнулись с ожесточенным сопротивлением подразделений венгерской армии, а также гражданского населения. Улицы Будапешта стали свидетелями страшной драмы, во время которой простые люди атаковали танки с помощью бутылок с зажигательной смесью. Ключевые пункты, в том числе здание министерства обороны и парламента, были взяты в течение нескольких часов. Венгерское радио замолчало, не окончив обращение с призывом к международной помощи, но драматические сведения об уличных боях поступили от венгерского репортера, который попеременно обращался то к телетайпу, то к винтовке, из которой он стрелял из окна своего офиса.

Президиум ЦК КПСС начал готовить новое венгерское правительство; Первый секретарь Венгерской компартии Янош Кадар согласился на роль премьера будущего правительства.

3 ноября новое правительство было сформировано, но о том, что оно было сформировано на территории СССР стало известно только спустя два года. Официально новое правительство было объявлено на рассвете 4 ноября, когда советские войска ворвались в венгерскую столицу., где накануне было образовано коалиционное правительство во главе с Имре Надем; в правительство также вошел беспартийный генерал Пал Малетер.

К исходу дня 3 ноября венгерская военная делегация во главе с министром обороны Палом Малетером явилась для продолжения переговоров о выводе советских войск в штаб-квартиру, где была арестована председателем КГБ генералом Серовым. Только когда Надь не смог соединиться со своей военной делегацией, он понял, что советское руководство обмануло его.

4 ноября в 5 часов утра советская артиллерия обрушила огонь на венгерскую столицу, спустя пол часа Надь уведомил об этом венгерский народ. Три дня советские танки громили венгерскую столицу; вооруженное сопротивление в провинции продолжалось до 14 ноября. Приблизительно 25 тысяч венгров и 7 тысяч советских солдат было убито.

После подавления восстания-революции советская военная администрация вместе с органами госбезопасности учинила расправу над венгерскими гражданами: начались массовые аресты и депортации в Советский Союз.

Имре Надь и его сотрудники нашли убежище в югославском посольстве. После двухнедельных переговоров Кадар дал письменную гарантию, что Надь и его сотрудники не будут преследоваться за их деятельность, что они могут покинуть югославское посольство и вернуться с семьями домой. Однако автобус, в котором ехал Надь был перехвачен советскими офицерами, которые арестовали Надя и увезли его в Румынию. Позднее Надь, не пожелавший принести покаяние, был судим закрытым судом и расстрелян. Сообщение об этом было опубликовано 16 июня 1958 года. Та же участь постигла генерала Пала Малетера. Таким образом, подавление венгерского восстания было не первым примером жестокого разгрома политической оппозиции в Восточной Европе - аналогичные акции в меньших масштабах проводились в Польше всего несколькими днями ранее. Но это был наиболее чудовищный пример, в связи в связи с чем навсегда поблек образ Хрущева-либерала, который, казалось, он обещал оставить в истории. Эти события, возможно, были первой вехой на пути, приведшему спустя поколение к разрушению коммунистической системы в Европе, поскольку они вызвали “кризис сознания” среди истинных сторонников марксизма-ленинизма. Многие ветераны партии в Западной Европе и США лишились иллюзий, потому что уже нельзя было больше закрывать глаза на решимость советских руководителей сохранить власть в странах-сателлитах, полностью игнорируя устремления их народов.
http://www.coldwar.ru/conflicts/hungary/hungary2.php

Подборка фотографий:
http://humus.livejournal.com/2718774.html

Опрос Левада-центра в сентябре 2016 г.:
В КОНЦЕ ОКТЯБРЯ 1956 ГОДА, СОВЕТСКИЕ ВОЙСКА ШТУРМОВАЛИ БУДАПЕШТ И ПОДАВИЛИ ВОССТАНИЕ В ВЕНГРИИ. КАК ВЫ СЧИТАЕТЕ, ПРАВИЛЬНО ЛИ ПОСТУПИЛО ПРАВИТЕЛЬСТВО СССР, ПОЙДЯ НА ЭТОТ ШАГ? (один ответ; в %% к числу тех респондентов, кто что-то либо знает/слышал о венгерских событиях)
Определенно «да» и скорее «да»                                                                         50
Определенно «нет» и скорее «нет»                                                                      23
Затруднились ответить                                                                                              27
http://www.levada.ru/2016/10/20/vengerskoe-vosstanie-1956-goda/?mc_cid=6bfc0882dc&mc_eid=33e81e9590
Tags: Венгрия, СССР, агрессия, гражданское движение, история, сопротивление, тоталитаризм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 52 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →