Андрей Илларионов (aillarionov) wrote,
Андрей Илларионов
aillarionov

Categories:

Видеозапись и стенограмма т.н. «первого допроса Дадаева»

18 апреля «Новая газета» и «Коммерсант», а затем 19 апреля радиостанция «Эхо Москвы» обнародовали видеозапись т.н. «первого допроса З.Дадаева», обвиняемого непосредственно в убийстве Бориса Немцова. В сопроводительном тексте редакция ЭМ заметила: «Этой записи больше двух лет, но она опубликована впервые. Как ее получили издания, не уточняется».

Работа Следственного комитета РФ со СМИ
Каким образом указанные СМИ получили эту видеозапись, ответить нетрудно: ее можно было получить только из одного места – из того самого, где и проводился указанный допрос, то есть из Следственного комитета РФ. Очевидно, что и получить эту запись можно было лишь на определенных условиях. Какие, собственно, и были продемонстрированы в виде фактически стандартных заголовков, под которыми эта видеозапись была опубликована в СМИ и указывающих, согласно незабываемым традициям А.Я.Вышинского, на «царицу доказательств» – так сказать, собственное признание преступника:

«Метров пять когда осталось, произвел выстрел» – «Коммерсант».
«Я его начал догонять, метров 5 осталось, произвел 6 выстрелов…» или «В Немцова выстрелов не производил»? – «Новая газета».
«Метров пять когда осталось, произвел выстрел» – «Эхо Москвы».

Почему эта видеозапись была обнародована, и почему она была обнародована именно сейчас, понять также нетрудно. На заседании Московского военного окружного суда 20 апреля адвокат Марк Каверзин обратился к судье с вопросом, кто предоставил «Коммерсанту» и «Новой газете» видеозапись допроса. Поскольку адвокаты ее журналистам не передавали, то он предположил, «что данные действия кем-то были сделаны специально, чтобы дать возможность присяжным заранее посмотреть видео и дать ему оценку до принятия решения судом о признании доказательства допустимым или недопустимым».

Представляется, что не менее важным было другое. Обнародование указанной видеозаписи Следственным комитетом РФ через популярные СМИ преследовало вполне очевидную цель – попытаться убедить сомневающуюся часть российской общественности в том, что Дадаев говорил правду именно во время его так называемого «первого допроса», – что именно он является непосредственным убийцей Бориса Немцова.

Следует также заметить, что фрагмент видеозаписи допроса был обнародован «Лайфом» 26 июля 2016 г., а значительная часть текстовой стенограммы этого же допроса была опубликована журналом «Нью Таймс» еще 22 февраля 2016 г. Судя по опубликованному «Нью Таймсом» тексту, т.н. «первый допрос Дадаева» был проведен в ночь с 7 на 8 марта 2015 г.

В этом месте, пожалуй, стоит заметить, что прошлогодняя передача материалов (слив) из Следственного комитета РФ также проходила по очевидной команде, и их последующая публикация в СМИ была также осуществлена под практически идентичными заголовками:

«Как они убивали Немцова» – «Нью Таймс», 22 февраля 2016 г.
«Как убивали Бориса Немцова. Исследование «Новой газеты» – «Новая газета», 24 февраля 2016 г.

Термин «первый допрос Дадаева» используется в кавычках в этом и в следующем постингах неслучайно, поскольку, как выяснилось, Дадаев был задержан ФСБ во второй половине дня 5 марта 2015 г., и в течение последующих двух с лишним суток – до первых часов ночи 8 марта, когда состоялся его т.н. «первый допрос», видеозапись которого Следственный комитет РФ предоставил СМИ, – он, Дадаев, по его собственным заявлениям и заявлениям его адвоката, подвергался беспрестанным пыткам, включая лишение сна и пищи, которые перемежались допросами и угрозами, явно предшествовавшими тому самому т.н. «первому допросу», разрозненные отрывки из которого общественности столь любезно предоставил Следком.

Версии видеозаписей допроса
Следует обратить внимание на то, что «Коммерсант» и «Эхо Москвы» обнародовали наиболее короткую видеоверсию допроса (11 мин. 53 сек.), в то время как «Новая газета» – более полную версию (22 мин. 38 сек.). При этом, как предусмотрительно сообщил нам еще более года назад журнал «Нью Таймс», весь этот допрос длился, как минимум, два часа – с 00:20 до 2:20 ночи 8 марта 2015 г.

Таким образом, даже в самом полном варианте обнародованной видеоверсии т.н. «первого допроса Дадаева» присутствует лишь примерно одна шестая часть от всего отснятого тогда материала, и отсутствует материал, который записывался в течение еще примерно полутора часов. Сколько содержательной информации, показанной и прозвучавшей в течение этого времени, Следственный комитет РФ не решился сообщить общественности, пока неизвестно.

Но что известно точно – так это то, что «признательные показания Дадаева пришлось переснимать «три-четыре раза»... В очередной раз Заур Дадаев отметил, что давал показания, которые ему диктовал следователь Игорь Краснов, но его слова не всегда удавалось запомнить с первого раза, поэтому приходилось записывать признание повторно». «— Запись три-четыре раза переснималась, — говорит сам Дадаев. Он поясняет, что переснимали из-за моментов, которые он не мог запомнить. Дадаев снова говорит, что давал те показания, которые ему диктовал Краснов».


https://www.youtube.com/watch?v=fXBAlVcsTH8

Стенограмма допроса Дадаева, реконструированная по опубликованным в СМИ фрагментам
Ниже следует компиляция фрагментов т.н. «первого допроса Дадаева», опубликованных «Нью Таймсом» и «Коммерсантом».

Из протокола допроса Заура Дадаева
15.08.1982 г.р.
8 марта 2015 года,
00:20 мин — 02:20 мин
Помещение СК РФ в Техническом переулке, Москва
Следователь:
генерал СК РФ Игорь Краснов

Следователь Краснов: Вы подозреваетесь в совершении 27 февраля 2015 года в городе Москве в составе организованной группы совместно с другими лицами, в том числе неустановленными, убийства Немцова Бориса Ефимовича из огнестрельного оружия, то есть в совершении преступлений, предусмотренных пунктами «ж», «з» части 2 статьи 105 УК РФ и части 3 статьи 222 УК РФ. Вам понятно, в чем вы подозреваетесь?
Заур Дадаев: Понятно.
Вопрос: Что вы можете, Заур Шарипович, показать по существу возникшего против вас подозрения?
Ответ: Могу всё рассказать, как было, как есть. Ночь убийства или как это всё было? В 2015 году 7 января во Франции была опубликована газета с карикатурой Мухаммеда пророка.
На этом… сначала седьмого января, как после этого всё случилось, после этого, как Немцов всё это поддержал, возникла эта проблема. Начиналось всё это с этого. Потом мы начали за ним следить, как что и куда он пере… куда он ходит, чем занимается, где он, как работает, не работает, кто он есть такой. Всё это мы выяснили по интернету. Борис Немцов занесли… всё было занесено в интернете, короче. Всё, что нам было интересно, было в интернете.
Приехал я в Москву где-то числа, наверно, десятого-одиннадцатого января /…/
Встретились с пацанами, друзьями, знакомыми. Присутствовали мои знакомые и знакомые моих знакомых. Разговор пошел об этом: во Франции что было, «Шарли Эбдо», публикация насчет пророка… И тут что возникло, на данный момент вопрос, который возник: что, как можно сделать?
С этого времени, как я приехал в Москву, как мы встретились, числа 12-го мы встретились в «Европейском». Встретились, поговорили и с тех пор начали следить. Следили, когда он уходит на работу, когда он приезжает, куда и что, когда, всё так… Это всё продолжалось до двадцать седьмого февраля. Этим занимался непосредственно я. Со мной, мне помогали в этом Шаванов Бесик и Губашев Анзор.
/… / Когда мы ещё встречались, когда я приезжал, встречались… Мы в нашей компании насчёт этого, насчёт «Шарли Эбдо» и всего этого с Борисом Немцовым ранее с нами обсуждался… В обсуждении с нами был еще один человек, фамилии я его не знаю, знаю, как его просто называют среди толпы, с ним прежде знаком не был, — Русик. С этим Русиком разговаривали. Он, вот так и так, если… Предложение как бы звучало от него. Не лично ко мне: «Да, ты это сделай, тебе это надо сделать», ну, типа, что Борис Немцов поддерживает «Шарли Эбдо» и хочет на территории Российской Федерации поддержать и опубликовать, и распространять карикатуры, и газеты, и журналы, и все такое на Посланника Мухаммеда. Ну, потом подумали, подумали, короче решили, посоветовался, я посоветовался с Бесланом, Анзором, посоветовались наедине. Я согласился. Я не соглашался на деньги, такового заказное, как говорится, заказного убийства не было. Кто-то заказал, я… Такого ничего не было. Деньги звучали как: «Бисмилля».
Вопрос: На каком вы сейчас языке сказали?
Ответ: На мусульманском, на арабском. «Бисмилля» — ради Аллаха.
И мне сказано: «Ради Аллаха тебе, если получится, если как ты говоришь, если всё так будет, тебе «дэил щедра» ради Аллаха.
Вопрос: Это как переводится?
Ответ: «Деил щедра» — это уже на чеченском. «Дэил» — это Аллах, «щедра» — ради Аллаха. (Так в разных написаниях в протоколе допроса. — NT) Тебе ради Аллаха вот такие деньги будут.
Вопрос: Какие такие деньги?
Ответ: Пять миллионов рублей /…/ Я ему сказал (говорит неразборчиво), если ты мне эти деньги не дашь, то, что ты говоришь… если посчитаешь нужным, дай. Если не дашь, на тебя никакой обиды… Ты говоришь (говорит неразборчиво), что ты ради Аллаха мне эти деньги даёшь, дашь… «Ты так озвучиваешь? Да, я так озвучиваю». Если ты мне эти деньги, после того как, если я даже это сделаю… если ты мне про эти деньги ничего не скажешь, я тебе ещё раз говорю, что я про эти деньги никогда в жизни не вспомню, потому что я это делаю ради Всевышнего, а деньги, которые идут слева и справа, они никому не мешают. Принцип был такой. В деньгах никакого такого заказного убийства, чтобы взять с этого деньги, уйти домой и прикрыться Пророком, нету (говорит неразборчиво), не было.
Вопрос: А другим, остальным двум, обещали какие-то денежные средства?
Ответ: Разговор вот так состоял, мы все трое вместе были.
Вопрос: Сумма какая вообще?
Ответ: Вот, пятнадцать миллионов в общем, на нас на троих было по пять миллионов.
Вопрос: Когда в последний раз виделись с Русиком?
Ответ: Так… последний раз он меня в аэропорт привёз.
Вопрос: Это какого числа было?
Ответ: Двадцать первого, когда я домой…
Вопрос: Это он в аэропорт вас привёз?
Ответ: Да.
ВОПРОС: СУММА КАКАЯ ВООБЩЕ?
ОТВЕТ: ВОТ, ПЯТНАДЦАТЬ МИЛЛИОНОВ В ОБЩЕМ, НА НАС НА ТРОИХ БЫЛО ПО ПЯТЬ МИЛЛИОНОВ [выделено прописными буквами редакцией «Нью Таймс». – А.И.]
Вопрос: Обсуждали убийство с ним?
Ответ: Ничего я с ним не обсуждал.
Вопрос: На какой машине Русик перемещается?
Ответ: На Эмэлке перемещался. Он в тот день был и прежде два раза на этой же машине был. Мерседес.
Вопрос: А какой номер, помните, регистрационный государственный?
Ответ: Вот эти три буквы… три цифры помню, которые посередине — 007, а вот все остальные… регион тоже московский. Не помню, сто девяносто седьмой или семьдесят… ну, такой Московский регион.
...
Вопрос: Вы откуда взяли орудие убийства? Ну, кто вам дал?
Ответ: Русик. Мне никто не дал. Вот когда машину пригнали… Когда машину пригнали, с этой же машиной же был и пистолет. Пистолет я сразу взял.
Вопрос: А кто машину пригнал?
Ответ: Анзор пригнал машину.
Вопрос: А откуда он её взял?
Ответ: Я у него не спрашивал: «Откуда ты пригнал, у кого ты купил?» Меньше знаешь, как говорится, лучше спишь.
/…/ Его (Немцова. — NT) видели всего мы три раза до этих вот… до двадцать седьмого февраля… На расстоянии мы его видели. Был народ, много было народу. Было вечером, не поздно вечером, народу было много. Ничего мы не сделали, оставили, ушли. Просто не успели, можно сказать, ну, народу много было. Вот, так продолжалось всё это до двадцать седьмого февраля, следили. По очередности следили. Бывало, его вообще дома не было. По интернету смотришь, где-то что-то, где-то какие-то это самое митинги, где-то он в Ярославской области депутатом, и он больше времени проводил у себя там, где он работает, где он является чиновником у себя.
...
27 февраля, в тот вечер, мы приехали — каждый приехал по отдельности. Анзор приехал на машине, я — на такси, на попутке. Не доезжая до места его жительства, места его роботы, вышел с машины и пешком прошелся. До этих пор мы не подходили друг к другу, не общались ни с кем. Мы находились на этом месте, где он живет, где он работает. В этом месте смотрели. Потом осталось время. «Давай пойдем?» — «Давай еще полчаса посмотрим, постоим, поговорим». Ну, полчаса — разошлись, как обычно, кто куда. По телефону сказали, еще полчаса постоим и разойдемся. И стояли-стояли. Позвонил Беслан, сказал, что он передвигается, вышел: «Я его вижу, он идет в направлении какого-то кабака». Но он тоже не знал названия кабака. Он мне сказал: «Нормально, не беспокойся, я буду за ним следить». Тот зашел в кабак, он проследил. Когда он уже вышел, пошел, он мне сообщил, куда он пошел и с кем пошел. Он в кабак пришел сам, там же встретил девушку, из кабака они уже с девушкой вышли.
...
Я его, короче, увидел, уже когда было метров двадцать, тридцать расстояние было между нами. Я его начал догонять быстрым шагом, пока он опять в толпу куда-нибудь не ушёл. Я его начал догонять, догонять… Уже в упор… Ну, не в упор, метров пять когда осталось. Да, до пяти осталось. Как раз, чисто по случайности, проезжала мимо мусороуборочная машина. Вот, я как раз, как она уже сравнялась, можно сказать, когда она уже с нами сравнялась, тогда произвёл выстрелы. Шесть выстрелов в общем /…/
Вопрос: Где оно (убийство. — NT), кстати, было совершено?
Ответ: На большом, напротив Кремля, на большом мосту /…/
Вопрос: А что там рядом было?
Ответ: Напротив был Кремль. Был большой мост и река. И всё /…/
Вопрос: А почему вы решили совершить преступление вот именно на том мосту в Москве, о котором вы сейчас говорили?
Ответ: Чисто случайно. Он вышел из кабака. Когда он выходил, никто не имел в виду, что он пойдет в ту сторону, не знали, что он пойдет обязательно именно в ту сторону. Вдоль этой набережной напротив Кремля. Но так как пошёл, всё было сделано, потому что не было людей, народа не было. Хотели избежать этого. Кто виноват, он виноват. Но люди, народ, хотели этого всего хотели каким-то образом избежать/…/
Ничего не говорил, никаких слов, ни «обернись», ни ради кого-то, ни ради чего-то. Я этим не хвастался. Ни перед ним, ни перед кем. Просто Всевышний знает, отчего, для кого и как я это сделал. Поэтому сразу же сделал три выстрела.
...
Вопрос: На каком расстоянии вы производили выстрелы?
Ответ: Я сам левша, в момент убийства левой рукой, но оружие вынималось правой рукой. Затем взял в левую руку и из левой руки, на расстоянии где-то 5 метров, сделал три выстрела. Когда сделал три выстрела, он уже упал. Когда он падал, он за собой потянул и эту девушку. Девушка, так как непричастна и ни имеет никакого к этому дела, девушку не стал я трогать. Потому, что я этого и боялся. Хотел избежать лишних последствий, лишнего преступления, связанного с Борисом Немцовым. Когда он падал, он потянул девушку за собой, я уже перебегал, машина сравнялась. Сделал три выстрела на расстоянии пяти метров, машина проехала, я отскакиваю.
Вопрос: Какая машина?
Ответ: Вот эта мусороуборочная. Машина проехала, я проскакивал, вижу, тот поднимается. Не подходил, как был, так и сделал еще три выстрела.
Вопрос: А дальше куда вы пистолет дели?
Ответ: Пистолет засунул вот так (показывает, как убирал пистолет за пояс). Телефон был у меня на звонке. Я когда за ним шёл, то позвонил… ждите, ждите машину. Анзору звонил. Жди, жди, жди… Мусороуборочная машина, выстрел, отскочил, еще три выстрела. В тот момент, когда первые выстрелы сделал… давай, давай машину. Всё, выключил телефон. Три выстрела, отскочил, еще три выстрела, машина подъехала, сел в машину, за большой мост, метров 150–200, выскочил и… к себе домой.
Вопрос: Скажите, а можете ли вы объяснить, где, когда и при каких обстоятельствах приобрели пистолет, из которого совершили убийство?
Ответ: Не могу сказать. Машину и пистолет нам этот, как его… Сами за этим, за машинами ездили, за пистолетами ходили. Привезли, машину дали нам, Анзору дали машину…
Вопрос: Кто?
Ответ: Ну, этот Русик. И пистолет в этой же машине привез… и всё.
Вопрос: А патроны, боеприпасы?
Ответ: Восемь патронов было, по-моему, тоже подсобрали.
Вопрос: Вы проверяли вообще работоспособность?
Ответ: Вообще не стреляли. Я спросил: «Работоспособно, не подведет?». Сказал, что работоспособно.
Вопрос: Вы в оружии разбираетесь?
Ответ: Ну как, так служил. Разбираюсь.
Вопрос: А почему именно в качестве орудия убийства был избран пистолет?
Ответ: Не киллер я, поэтому, наверно. Не заказной я, чтобы кого-то убивать. Поэтому…
Вопрос: Скажите, а вы спутницу, которая была в момент совершения преступления в отношении Бориса Немцова, может, знаете, Дурицкая Анна, Вы её когда-либо раньше видели?
Ответ: Раньше никогда не видел и никаких личных отношений с ней никогда не было. В тот день она была непосредственным свидетелем на месте преступления.
Вопрос: Она вас видела?
Ответ: Конечно, видела она меня. Она когда падала, даже когда я на неё не смотрел, она на меня смотрела же.
Вопрос: Вы видели её взгляд?
Ответ: Я нет. Вообще не видел. Тот (Немцов. — NT), когда падал, за собой её потянул, и та (Дурицкая. — NT), короче, как реветь начала, я оттуда соскочил сразу же. А её оставил из-за того, что она никакого отношения к этому не имеет.
Вопрос: Оставили, в смысле? В живых вы имеете в виду?
Ответ: Да, в живых.
Вопрос: Скажите, а когда последние три выстрела производили, в каком положении Борис Немцов находился?
Ответ: Он на правом боку лежал.
Вопрос: А первые три выстрела куда ему попали, вы видели?
Ответ: В спину. В области туловища, точно не могу сказать.
Вопрос: А остальные три выстрела?
Ответ: Одна пуля, по-моему, даже попала, а те две, по-моему, не попали. Он просто хотел привстать, наверно, из-за того, что здоровый сам мужчина был. Если здоровым не был бы, такие вещи не говорил, не делал.
...
Скрылся на автомашине. Машины марку не помню, цвет стальной, седан. Не наша — не российского производства машина. Проехали через Большой мост, метров сто проехал, вышел с машины, перескочил дорогу, прошелся пешком, остановил машину попутную. С ним проехал еще 2–3 километра, остановил таксиста уже междугороднего. Взял таксиста, на этом же таксисте проехал некоторое время. Вылез, опять взял другое такси, на третьем такси приехал к себе домой, на квартиру. Матвеевский район, дом 3, корпус 4, улица Веерная.
Через некоторое время, где-то через час, приехал Беслан с Анзором. Я у него спросил: «Ну как? Что?» Телефона у нас не было, после того, как я все сделал, после того, как я позвонил ему в момент совершения преступления. Подъезжай (на чеченском). Подъезжает. Вот и все. Телефон я сразу же выкинул. Приехал к себе домой. Телефона у нас после этого не было. Где вы? Что вы? У меня спрашиваете. Я их ждал дома, они приехали, где-то в течение 40 минут. Что? Как? Машину скинули. Где скинули? Объяснили так, чисто по-нашему: на Кутузовский, когда до арки доезжаешь, как доезжаешь, в сторону направо ушли. Туда вглубь ушли и скинули там машину. Адрес? Помнишь — не помнишь? Подозрения? Хвост был? Ничего не было. Машину скинули, на такси приехали. Тоже пару раз поменяли машину. «Да–да! Ничего такого». Хорошо. Позвонил…
Когда мы еще встречались, когда я приезжал. Встречались нашей компанией насчет «Шарли Эбдо» и всего этого с Борисом Немцовым. С нами в обсуждении был еще один человек. Фамилию я не знаю. Знаю, как его просто называют среди толпы. С ним я знаком не был. Русик. С этим Русиком разговаривали. Ну вот так и так, предложение как бы звучало от него. Не лично ко мне: да, ты это сделай, тебе это надо сделать, но типа, что Борис Немцов поддерживает «Шарли Эбдо» и хочет на территории РФ поддержать и опубликовать, и распространять газеты, карикатуры и все такое.
Потом подумали, подумали, решили. Я посоветовался с Бесланом, с Анзором, посоветовались наедине. Я согласился. Я не соглашался… Деньги, заказного убийства не было. Кто-то заказал — такого не было. Насчет денег как звучало: (на арабском языке): «Ради Аллаха». То, что ты сделаешь, если ты говоришь: «Да, я хочу это сделать ради Аллаха по поводу того, что оскорбляет пророка Мухаммеда». Я это так взял. И мне сказано, ради Аллаха, если все получится, как ты говоришь, если все так будет. Тебе (на чеченском языке). Ради Аллаха. Тебе ради Аллаха вот такие деньги будут. Пять миллионов рублей. Эти деньги я не получал, этих денег я не просил, и в этих деньгах я не нуждаюсь, так как эти деньги грязные. Я считаю эти деньги грязными. Я это преступление сделал из-за посланника Мухаммеда: защищал честь его, не хотел, чтобы его оскорбляли. И не хотел, чтобы на территории РФ была какая-то рознь, непонятка из-за какого-то человека.
После того как минут через 40 приехали Анзор с Бесиком, все втроем сидели, никто об этом ничего не говорил. Сделано — сделано. Сделано ради Всевышнего — нечем гордиться. Как бы что ни было, всем известно, что человека убили. Этим мы не гордились, что мы убили человека. Мы горды были тем, что за посланника вступились, была возможность. И все.
На второй день в 14:30 Анзор с Бесланом улетели, 28-го, в Грозный. 1 марта я улетел в Грозный, тоже в 14:30.
Вопрос: Давление на вас оказывалось? Психологическое, физическое в ходе задержания?
Ответ: (Отрицательно качает головой)
Вопрос: А цель какая?
Ответ: Чтобы доказать нельзя на пророка Мухаммеда, не столько на пророка Мухаммеда, а ни на каких… Я и прежде сказал, несмотря из какой ты веры, будь ты христианин, иудей, буддист… Каждый человек свою веру уважает. И каждому человеку не понравится оскорбление своего пророка. Так же? И поэтому мне не понравилось. Не мне только, а почти всем мусульманам. Просто, может, я один такой, решился. Я и еще некоторые — трое нас было.
Вопрос: Еще кто-либо принимал участие в совершении этого преступления?
Ответ (отрицательно качая головой): Больше я никому…
Вопрос: А деньги? Еще раз давайте про деньги. Вы понимаете, что вас подозревают в совершении преступления этого — убийство по найму. Понимаете?
Ответ: Не понимаю!
Вопрос: Вы деньги получили? Обещали вам деньги?
Ответ: Не обещали. Обещают деньги… Если вот за убийство тебе обещают, я же должен их требовать? Должен же я требовать? За обещание, за свою работу я должен потребовать деньги. Я так не договаривался. Я за деньги эту работу не собирался делать.
Я еще раз говорю, он сказал: «Если это все будет сделано, ради Аллаха тебе будет такая сумма дана». 5 миллионов рублей. Я ему сказал (на арабском языке): «Если ты мне эти деньги не дашь… Если посчитаешь нужным, дай, если не дашь, я на тебя никакой обиды…» «Ты говоришь, что ты (на чеченском языке) ради Аллаха мне эти деньги даешь, дашь. Ты так озвучиваешь?» — «Да, я так озвучиваю».— «Если ты мне эти деньги после того, как я это даже сделаю, если ты мне про эти деньги ничего не скажешь, я тебе, еще раз говорю, что я никогда про эти деньги никогда в жизни не вспомню. Потому что я это делаю ради Всевышнего». А деньги, которые идут слева-справа, они никому не мешают. Принцип был такой. В деньгах никакого такого… Заказного убийства, чтобы взять с этого деньги, уйти домой и прикрыться пророком — нет, не было.
Вопрос: А другим? Остальным двум обещали какие-то денежные средства?
Ответ: Разговор так состоял. Мы все трое вместе были.
Вопрос: Ну сумма какая?
Ответ: 15 миллионов в общем. На нас на троих было по 5 миллионов.
Следователь Краснов: Время по часам следователя — 2:15, сегодня 8 марта 2015 года. Сейчас была прослушана и просмотрена участниками следственного действия видеозапись. Скажите, Заур Шарипович, правильно ли видеозапись отражает ход и содержание следственного действия? Имеются ли у вас замечания, исправления, уточнения? Все ли верно записано?
Заур Дадаев: Да-да, все верно записано.
http://newtimes.ru/stati/temyi/4dc1e09797e558dabcf161fcfdba6e3e-kak-onu-ybuvalu-nemcova.html
http://www.kommersant.ru/doc/3275230
http://www.kommersant.ru/doc/3276751
Tags: дезинформация, журналистика, информвойна, криминал, психология, спецоперации, спецслужбы, убийство Немцова, форензическая стилистика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments